16+
Воскресенье, 25 сентября 2016
  • BRENT $ 45.85 / ₽ 2935
  • RTS993.94
18 августа 2016, 07:09 Компании

Это не картель, а кооперация. Российские портные ответили ФАС

Федеральная антимонопольная служба разоблачила самый массовый сговор в истории страны. Речь идет о рынке форменной одежды для силовиков. Антимонопольщики подозревают, что был картель из десятков компаний. Сами компании говорят, что просто пытались выжить на этом рынке. Как к громкой истории относятся антимонопольщики и те, кого они подозревают в сговоре?

Фото: Егор Алеев/ТАСС

Краткое содержание предыдущей серии. ФАС 11 августа сообщила, что разоблачила крупнейший картельный сговор в России. Его участники — 90 компаний, которые занимаются пошивом формы для правоохранителей — МВД, ФСБ, ФТС. Якобы, придумали собственную систему. Договаривались о цене. Распределяли квоты на выигрыш торгов. Так прошли 18 аукционов на 3,5 миллиарда рублей. Пострадало государство, которое могло переплатить за униформу. 90 фирм — это и есть весь рынок мундиров. Сговор, если он был, — уникальный и, действительно, массовый. У этих компаний, как пишет «Коммерсант», иное мнение. Речь идет о небольших пошивочных мастерских. Одной фирме не по силам обеспечить формой, например, целое управление полиции. Поэтому победитель торгов делит заказ с коллегами. Рассказывает представитель швейной фабрики «Динамо» Михаил Денисюк.

Михаил Денисюк представитель швейной фабрики «Динамо» «Картелем была расценена обычная рыночная кооперация. Стоимость лотов аукционов — они очень большие. А участники рынка по производству форменной одежды — не столь большие, чтобы суметь переварить такие большие заказы. Но игнорировать их участники рынка тоже не могут, потому что рынок форменной одежды — он ограничен. Он закрыт в том смысле, что, если у кого-то производство было настроено под производство форменной одежды, то он не может производить на нем легкие платья».

«Версия о кооперации не выдерживает никакой критики», — так отреагировали антимонопольщики на позицию бизнеса. В ФАС утверждают, что у них есть переписка участников торгов, доказательства, что они договариваются о цене и о победителе. Продолжает начальник управления по борьбе с картелями ФАС России Андрей Тенишев.

Андрей Тенишев начальник управления по борьбе с картелями ФАС России «Это была бы, возможно, кооперация, если бы одна из компаний в честных торгах в условиях конкуренции выиграла бы право включить госконтракт на поставку, а потом бы нанимала себе на субподряд какие-то другие компании. Там же все происходило совсем не так. Компании договаривались между собой не конкурировать на торгах, поддерживать максимально высокую цену, а потом выигранные таким нечестным образом госконтракты уже делили между собой. Согласитесь, это две разных истории».

В этой истории, пожалуй, самым важным может быть участие все тех же силовиков. Именно заказчики формы, то есть, МВД, выяснили, что на рынке, возможно, есть картельный сговор. И передали материалы антимонопольщикам. Те, разоблачив сговор, попросили полицию возбудить уголовные дела. Одна из статей — организация преступного сообщества. Наказание до 20 лет тюрьмы. Комментарий гендиректора нижегородской «Швейной фабрики номер 19» Алексея Веникова.

Алексей Веников гендиректор нижегородской «Швейной фабрики номер 19» «Даже комментировать не буду. Это вообще за рамками… Даже не логики, а за рамками… Не знаю какое тут слово подобрать. В общем, за рамками это. Сотни предприятий работающих, на которых работают живые люди. 5-6 тысяч человек, они просто окажутся на улице, вот и все».

По словам портных, то, что происходит на рынке, может быть его переделом. Выигравшими, естественно, будут другие игроки, возможно, крупные. А пострадавшими — сотрудники небольших предприятий. Вернее, сотрудницы, потому что в основном в швейных мастерских трудятся женщины. Расположены предприятия часто в небольших населенных пунктах, другую работу найти будет сложно. Просто так получилось, что за последние годы этот рынок стал очень вкусным. «Ведомости» оценили его в минимум в 175 миллиардов рублей. Это больше половины от всего рынка одежды made in Russia. Все потому что в стране очень любят носить мундиры. И силовики, и госкомпании, и даже муниципальные чиновники. Должен же кто-то обшить. И обуть.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории