16+
Воскресенье, 25 сентября 2016
  • BRENT $ 45.85 / ₽ 2935
  • RTS993.94
19 августа 2016, 06:07 Общество

Неудавшийся переворот. Члены ГКЧП во время путча и после

19 августа 1991 года было объявлено о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению. Он просуществовал три дня. Силы под руководством президента РСФСР Бориса Ельцина отказались подчиняться ГКЧП, назвав их действия антиконституционными. В результате Комитет был распущен, а его члены арестованы

Фото: Малышев Николай/ТАСС

Главной задачей путчистов было не допустить распада СССР и подписания нового союзного договора о создании конфедерации — Союза суверенных государств. Возглавить ГКЧП было поручено Геннадию Янаеву, что вполне логично, так как он занимал пост вице-президента. Об этом он объявил на пресс-конференции сам. Как заметили присутствующие, у Янаева дрожали руки:

«Дамы и господа, друзья, товарищи. Как вы уже знаете из сообщений средств массовой информации, в связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Михаилом Сергеевичем Горбачевым обязанностей президента СССР, на основании статьи 127-7 Конституции СССР, вице-президент СССР приступил к временному исполнению обязанностей президента».

Однако Геннадий Янаев был лидером ГКЧП, скорее, по должности, чем по духу. Наиболее активным был шеф КГБ Владимир Крючков. Но кроме организации самого ГКЧП, ничего кардинального он так и не предпринял.

Еще один член Комитета — министр обороны СССР Дмитрий Язов — утром 19 августа отдал приказ второй мотострелковой Таманской дивизии и четвертой танковой Кантемировской выдвинуться к Москве. Затем последовал приказ замминистра обороны Владислава Ачалова. Он предписывал командующему ВДВ Павлу Грачеву направить к Белому дому десантников Тульской дивизии ВДВ.

В результате непосредственно у Белого дома расположилась бронетехника батальона под командованием Александра Лебедя. Потом последовало другое указание — по телефону — команду Бориса Ельцина арестовать и отвезти в «Матросскую тишину». Если первый приказ Грачев выполнил, то над вторым задумался. Незадолго до этого Ельцин приезжал в Тульскую дивизию ВДВ, и там они подружились. После того, как по телефону позвонил сам Ельцин и спросил Грачева: «С кем вы?», генерал-майор принял с точки зрения военного крайне трудное решение — не выполнять приказ и не арестовывать президента РСФСР. Позже Язов отозвал и бронетехнику Таманской и Кантемировской дивизий. А сразу после провала путча и ареста раскаялся.

Дмитрий Язов министр обороны СССР «Вся беда в том, что я, действительно, не понимал, что произошло в стране, что народ другой. Не понял, что, если не целое сословие, то, во всяком случае, очень много появилось людей, которые уже не разделяют мои политические воззрения, имеют свою точку зрения на все. В этом была и ошибка».

Согласился со следователем, что отстранение от власти президента — это преступление, и глава КГБ Владимир Крючков.

Владимир Крючков глава КГБ «Мы не думали тогда, что все это является преступлением, нами, все-таки, двигали другие чувства и стремления. Какие бы ни были хорошие мысли, отстранение президента от власти однозначно является преступлением. Согласен с вами».

Интересно повел себя еще один член ГКЧП, премьер-министр СССР Валентин Павлов. Сразу после ареста он попросил постричь его наголо. Из-за чего получил прозвище «ежик». Павлов убеждал следователей, что его роль в Комитете сводилась к посещению вместе с Крючковым бани и ужину. Не более того.

Валентин Павлов премьер-министр СССР «Крючков предложил: «Ну, хорошо тогда пошли сейчас поужинаем, у меня баня есть, в баню сходим». Пошли, в общем, Язов отказался, и мы быстро разошлись».

Кстати, несмотря на то, что сам Павлов вошел в ГКЧП, большинство членов Совета Министров его не поддержали. Так, председатель Госкомтруда СССР Владимир Щербаков заявил: «Надо отдать себе отчет в том, что с ближайших часов мы не получим никакой иностранной помощи. Начнутся эмбарго одно за другим. Мне непонятна правовая основа действий и позиция самого ГКЧП».

О том, что Запад откажет в помощи, и нужны специальные меры по уборке урожая, говорил и председатель Госкомитета по закупкам продовольственных ресурсов Михаил Тимошишин. Но вот кто не сомневался в правильности действий ГКЧП, так это председатель Крестьянского союза СССР Василий Стародубцев. На вопрос известного журналиста-международника Александра Бовина, как он попал в ГКЧП, Стародубцев ответил с присущей коммунисту прямотой:

- У меня вопрос к господину Стародубцеву. Вы смогли бы сказать конкретно, кто вас избрал в этот комитет или пригласил в этот комитет? Как вы оказались в этой компании? Как это конкретно было?

- Если вас интересуют детали, пожалуйста. Вице-президент, создавая комитет, естественно пригласил меня как председателя Крестьянского союза нашей страны. Я, тоже, естественно, не мог отказаться в эту трудную минут для крестьянства от участия в работе комитета.

Впрочем, Стародубцеву не удалось спасти сельское хозяйство большой страны. Зато впоследствии он вернулся в родную Тульскую область и даже стал ее губернатором. Позже дважды избирался депутатом Госдумы.

В общем-то, в самом ГКЧП не было ни единого лидера, ни какой-то координации действий. Пожалуй, единственный, кто был настроен решительно, — это был главком сухопутных войск, замминистра обороны Валентин Варенников. Он и после путча считал, что надо было применять силу.

Валентин Варенников главком сухопутных войск, замминистра обороны СССР «То, что мне докладывали из Москвы, что происходит и какие меры предпринимались — да никаких не предпринималось. Нагнетается обстановка, возводятся баррикады, и я, конечно, в этих условиях решился на то, чтобы написать, чтобы ГКЧП приняло самые решительные меры пресечения вот этого, что происходит в районе Белого дома».

Кстати, Варенников — единственный из арестованных в августе 1991-го отказался от амнистии и затем был признан судом невиновным. Говорят, что во время путча его специально отправили в Киев, чтобы избежать кровопролития. Позже Варенников дважды избирался депутатом Госдумы. Вообще, после путча все его участники, так или иначе, приспособились к новой жизни. Не смог этого сделать только глава МВД Борис Пуго. Он застрелился, так как ни при каких обстоятельствах не собирался садиться в тюрьму.

В сентябре в эфире Business FM — серия интервью с ключевыми лицами осени 1991 года, когда распадался Союз, рушилась экономика, и был выбран курс шоковой терапии. В специальном проекте — «Последняя осень».

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории