16+
Вторник, 12 декабря 2017
  • BRENT $ 63.55 / ₽ 3765
  • RTS1149.88
19 октября 2009, 09:51 МакроэкономикаВалюта

Холодный расчет: почему рубль не доллар

Лента новостей

Почему бывший глава Федеральной резервной системы Алан Гринспен никого не удивил и не испугал своим заявлением об отсутствии «резервных перспектив» у рубля — в комментарии Михаила Бергера

Михаил Бергер в студии радиостанции Business FM. Фото: Наталья Гребенюк/BFM.ru
Михаил Бергер в студии радиостанции Business FM. Фото: Наталья Гребенюк/BFM.ru

Почему бывший глава Федеральной резервной системы Алан Гринспен никого не удивил и не испугал своим заявлением об отсутствии «резервных перспектив» у рубля — в комментарии Михаила Бергера.

Не надо быть Аланом Гринспеном, чтобы догадаться, что рубль не имеет шансов стать резервной валютой. Но если уже бывший глава ФРС публично заявил об этом, появился лишний повод поговорить о рубле как о валюте.

Гринспен никого не удивил и не испугал заявлением об отсутствии «резервных перспектив» у рубля. У него есть свои несомненные успехи и достижения. Если сравнивать рубль десятилетней давности и сегодняшний, то его просто не узнать. Но этого мало. Даже если отдельные страны (Китай) готовы рассматривать вопрос о покупке отдельных российских товаров (энергоносителей) за рубли, немедленно встает встречный вопрос: а что Россия будет покупать у Китая на юани?

Допустим, удастся обо всем договориться. Есть политическая воля, есть рубли, есть юани и товары по обе стороны границы. Все равно трудно представить, как этот валютный бартер поможет рублю свалить доллар или хотя бы встать рядом с ним.

Был у нас короткий и, как казалось, обоснованный период легкой мании рублевого величия. Он относится к самому раннему этапу кризиса, когда наши руководители и финансовые функционеры говорили о России как об «острове стабильности» в пучине мирового финансового шторма.

Островные настроения закончились раньше, чем стабильность смыло волной девальвации рубля. Конечно, подешевела не только российская валюта. Доллар тоже теряет в весе, но это не стало поводом отказать ему в его роли главной (по крайней мере, пока) мировой валюты. Проблема рубля не в девальвации, случившейся в начале нынешнего года. Просто производя всего около трех процентов мирового ВВП – такова доля России – не стоит рассчитывать на всеобщий интерес к валюте, обслуживающей эту долю.

Кроме того, место мировой резервной валюты не вакантно. Кто бы что ни говорил про доллар и его скорую погибель, 86% мирового товарооборота в первом полугодии 2009 кризисного года обслуживалось именно долларовыми расчетами.
Да и можно ли убедить в силе рубля окружающих, если в его надежность не верят даже титульные держатели этой валюты.

Вспомните, что творилось в обменниках в начале года, когда рубль в одночасье потерял почти треть своего веса. От рублей спешили избавиться не только «физики», но и вполне солидные юридические лица, включая банки с государственным капиталом, получившие мощную рублевую подпитку от своего главного акционера – государства.

Было в нашей стране в советские времена подобие резервной валюты. Называлась она водкой. Она принималась к оплате не только сантехниками и грузчиками на таможенной территории СССР. Наш человек, вывозя за границу заветный разрешенный литр (две поллитровки), мог почти без труда и специальных банковских операций конвертировать эту валюту в любой нужный для него товар, включая собственно твердую валюту.

Конечно, верить в светлое будущее рубля можно и даже необходимо. Можно издавать распоряжения и постановления о превращении Москвы в мировой финансовый центр. Но пока все это скорее из области светлых чувств и мечт, которые не скоро станут серой, но понятной реальностью. То есть, в резервную мощь рубля в мировом масштабе можно верить, как, скажем, в коммунизм. И цель такую можно обозначить. Но строить на этом бизнес-планы пока не следует.

Послушать комментарий Михаила Бергера

Установите Flash Player он необходим для воспроизведения медиасодержимого.

Рекомендуем:

  • Фотоистории