16+
Суббота, 3 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
9 октября 2016, 20:24 ПолитикаКонфликты

Совбез ООН как зона конфликта. Комментарий Георгия Бовта

Противостояние России и Запада из-за Сирии предсказуемо перенеслось на площадку Совета безопасности ООН. Который становится в таких условиях не столько инструментом поиска выхода из кризиса, сколько местом для взаимных обвинений и препирательств

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

После провала российско-американского соглашения о перемирии в Сирии, счастья в миротворчестве решила попытать Франция. Париж воздерживался пока от слишком резких обвинений Москвы в том, что она участвует в «варварских бомбардировках» осажденного войсками Асада восточного Алеппо, становясь соучастницей убийства мирных жителей. С другой стороны, в проекте французской резолюции содержались положения, похожие на те, что в 2011 году были в ООНовской резолюции по Ливии. Тогда Россия с ней согласилась, что привело к введению «бесполетной зоны», вмешательству НАТО на стороне повстанцев-исламистов, а затем падению режима Каддафи, после чего в стране воцарился хаос. Франция предложила ввести бесполетную зону над Алеппо. В гуманитарных целях, конечно. Это дало бы возможность окопавшимся там боевикам, в том числе, из «Джебхат ан-Нусры», получив передышку, затем контратаковать теснившие их до сих пор войска Асада. Еще в резолюции был пункт о возможных мерах наказания тех, кто не будет соблюдать режим прекращения ударов. Потенциально это могло подставить режим Асада уже под официальные санкции ООН, если бы он, скажем, даже ответил огнем на огонь со стороны исламистов. Россия предсказуемо наложила вето. Вместе с ней голосовала лишь Венесуэла, Китай воздержался. На российского представителя Виталия Чуркина обрушился поток пафосных обвинений. Линия ясна: Москву рисуют теперь едва ли не главным злодеем в Сирии наряду с Асадом. Чуть ли не хуже всякого ИГИЛ.

Россия предложила свою резолюцию, понимая ее обреченность. Она была основана на плане спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры. Который предусматривал организацию коридоров для выхода из Алеппо боевиков, причем, с оружием. Оставшиеся на месте вооруженные группы должны были, по российской версии, отмежеваться от террористической группировки «Джебхат ан-Нусра». Ранее условие размежевания содержал российско-американский проект перемирия, оно выполнено не было. Сирийская так называемая «умеренная оппозиция» размежевываться с «ан-Нусрой» не собирается, продавить такое решение Вашингтон не может и не хочет, потому что не хочет ссориться со стоящей за «ан-Нусрой» Саудовской Аравией. Российскую резолюцию поддержали лишь четыре страны, зато среди них был Китай и важный региональный игрок — Египет.

Запад во главе с США и Россия в Сирии зашли в тупик. То, что могло стать основой некоего антитеррористического взаимодействия, стало поводом противостояния. Причем, грозящим уже военным столкновением самих «антитеррористов». На днях Минобороны России пригрозило сбивать все «неопознанные летающие объекты», если Америка задумает ударить с воздуха по правительственной сирийской армии. Запад в ответ нагнетает риторику относительно «гуманитарной катастрофы», которую якобы устроили в Алеппо войска Асада и поддерживающие их российские ВКС. Из уст госсекретаря США Джона Керри прозвучал термин «военные преступления» и угроза отдать виновных под Международный уголовный суд в Гааге. Будто разговоры про Гаагу — это то самое, что может подвигнуть Москву к поиску компромисса.

Картины страданий жителей Алеппо обошли все западные СМИ. На этом фоне поразительно куда более сдержанное отношение к тому, что, например, делает в это же время саудовская армия в Йемене, где она борется с шиитскими повстанцами-хуситами. На днях саудовские ВВС нанесли очередной удар по Сане, где за один день погибло больше людей, включая детей, чем за месяц операции армии Асада под Алеппо. Однако грозить Эр-Рияду Гаагой никто не спешит. Кстати, именно Саудовская Аравия наряду с Катаром стоят не только за такой террористической группировкой, как «Джебхат ан-Нусра», но и мало чем отличающимися от нее «Джейш аль-Ислам» и «Ахрар аш-Шам». Все эти исламисты в случае падения режима Асада и стали бы главными бенефициарами победы.

В условиях торжества двойных стандартов и тотального взаимного недоверия трудно искать пути к компромиссам. Впрочем, на первый план для Запада, кажется, вышла другая задача: не дать Асаду полностью овладеть Алеппо, что стало бы коренным переломом в войне. А заодно не дать Владимиру Путину выйти из Сирии главным «брокером», навязывающим свои условия. Ради достижения такой цели реанимирована даже старая идея, с которой уже долго выступает Париж, лишить права вето постоянных членов Совбеза ООН в вопросах, когда речь идет о «военных преступлениях». Но такое изменение устава ООН — дело долгое и непростое. Алеппо падет быстрее.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории