16+
Суббота, 27 мая 2017
  • BRENT $ 52.23 / ₽ 2951
  • RTS1073.04
27 января 2017, 05:03 Общество

Спор о хиджабах — Кадыров vs Васильева. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Кремль не принял ничью сторону. Поддержка министра стала бы нарушением неформального договора с главой Чечни. Однако до чего может дойти чеченская «специфика»? На помощь приходит восточная мудрость об осле и падишахе

Георгий Бовт
Георгий Бовт Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Глава Чечни Рамзан Кадыров вступил в публичный спор с министром образования Ольгой Васильевой. Та, комментируя ситуацию в татарском селе Белозерье в Мордовии, поддержала запрет ношения хиджабов в школах. Кадыров, в свою очередь, назвал заявление Васильевой ее «частным мнением, которое она навязывает миллионам граждан». Лидер Чечни отметил, что его три дочери носят в школе платки и никогда их не снимут. Кадыров при этом сослался на 28-ю статью Конституции, гарантирующую свободу совести и вероисповедания, и напомнил, что платок является «важной частью одежды мусульманина».

Ольга Васильева, поддерживая запрет мордовских властей носить школьницам и учителям Белозерья хиджабы, апеллировала к некоему решению Конституционного суда. Она сказала: «Конституционный суд принял решение, что хиджабу как подчеркивающему национальную принадлежность не должно быть места в школе. Поэтому я считаю, что этот вопрос был решен Конституционным судом». Васильева, однако, ошиблась. Дело куда сложнее. КС не рассматривал ни мордовский случай, ни ранее аналогичный случай в Ставрополье, где родители школьниц в 2012 году пожаловались на запрет ношения хиджабов. Причем во втором случае оперативно успел высказаться президент Путин, заметив, что, по его мнению, хиджабам в школе не место. Впрочем, позже он выразился уже более деликатно, заметив, что «это чувствительная тема». И хотя, мол, во многих европейских странах «накладываются такие ограничения», но у нас школам «предоставлено право выбора одежды».

Ставропольский и мордовский случаи рассматривал лишь Верховный суд России, в обоих случаях поддержав запрет. Если бы решение принял Конституционный суд, оно бы распространилось на всю страну. А так оно других регионов не касается. И они, в полном соответствии с «Законом об образовании» в редакции 2014 года могут исходить из своих региональных особенностей, оставляя формально все на волю администрации учебного заведения при решающей роли родительского комитета.

На государственном уровне в России, в отличии, скажем, от Франции не существует официального запрета на ношение хиджаба в учебных заведениях. В Ставрополье и в Мордовии его ввели на региональном уровне. Однако, к примеру, в Татарстане такого запрета нет, там стараются не акцентировать на столь остром вопросе. В Чечне, напротив, действуют рекомендации девушкам в учебных заведениях и других государственных учреждениях носить все же не хиджабы, а традиционные чеченские платки.

Министерство образования предпочло не вступать в полемику с Кадыровым. Да и в Кремле, как выразился пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, «не хотели бы становиться стороной этого вопроса». Жесткий подход к мусульманской атрибутике мордовские власти мотивируют борьбой с экстремизмом. И надо признать, у этой позиции есть свои аргументы. Белозерье уже давно находится на контроле у ФСБ, а в местных СМИ его называют «мордовским халифатом». По данным местной печати, на стороне исламистов в Сирии воюют не менее 20 выходцев только из этого села, а всего за последние годы за рубеж влиться в ряды джихадистов уехали около 80 человек.

Получается, формально корреляция между остротой вопроса о хиджабах в школах и ростом экстремистских проявлений, если брать частный мордовский случай, имеется. С другой стороны, нежелание федерального центра брать на себя ответственность по «окончательному решению вопроса о хиджабе» в общероссийском масштабе понятно. Внедрить на практике такой запрет в той же Чечне, в Дагестане и ряде других мусульманских республик Москве будет непросто, если вообще возможно. Известны случаи, когда местные исламисты казнили учителей, пытавшихся бороться с ношением хиджабов по настоянию силовиков. А если не можешь обеспечить соблюдение запрета, то лучше его не вводить.

Если тот же Кадыров, решая по-своему вопрос о платках, при этом гарантирует контролируемость ситуации в своей республике, а также способен минимизировать, действуя опять же своими специфическими методами, поток из нее джихадистов, как в другие регионы России, так и за рубеж, то в споре между ним и Васильевой федеральным властям в нынешней ситуации действительно, наверное, разумнее промолчать. В краткосрочном плане открытая поддержка Васильевой стала бы нарушением такого неформального контракта с Кадыровым. В долгосрочном плане, правда, встает вопрос, до чего дальше может дойти чеченская «специфика». Но тут на помощь приходит известная восточная мудрость об осле и падишахе. Или, как говорят нынче, это вопрос уже другого политического цикла. На каковую тему у нас не принято заморачиваться.

Рекомендуем:

Фотоистории

Актуальные темы: