16+
Пятница, 20 апреля 2018
  • BRENT $ 73.72 / ₽ 4526
  • RTS1145.80
29 марта 2017, 07:22 Общество

Референдум по Исаакию: исход предрешен. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Избирком одобрил проведение голосования по поводу передачи собора РПЦ. Пойдет ли на этот шаг Законодательное собрание Санкт-Петербурга?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Избирательная комиссия Санкт-Петербурга зарегистрировала инициативную группу по проведению общегородского референдума по вопросу сохранения музейного статуса Исаакиевского собора. Это еще не значит, что референдум состоится: у Законодательного собрания города, где две трети мест принадлежат «Единой России», есть 20 дней для того, чтобы утвердить или отклонить это решение. На референдум предлагается вынести вопрос не только об Исаакиевском соборе, но и о Храме Спаса на Крови и Соборе имени апостолов Петра и Павла, а именно по поводу того, должны эти три храма быть «закреплены на праве оперативного управления за государственными музеями при обеспечении возможности проведения в них религиозных обрядов и церемоний». Быть ли референдуму — в комментарии Георгия Бовта.

Предлагаемая формулировка вопроса подразумевает закрепление существующего статуса Исаакиевского собора, где ведение службы совмещается с музейными функциями, а губернатор Георгий Полтавченко предлагал — якобы по просьбе патриарха Кирилла — передать собор церкви, хотя два года назад был против этого. Решение вызвало массовые протесты в городе, которые, видимо, стали для местных и, что еще важнее, федеральных властей неприятной неожиданностью. Попытки мэрии Петербурга заручиться поддержкой в виде разных коллективных писем лишь усугубили ситуацию своей старомодно-советской неуклюжестью.

После того как стало очевидно, что сопротивление решению, которое многие сочли самоуправством, не ослабевает, последовал вброс в СМИ полузагадочной информации о том, что вопрос о передаче Исаакия не был согласован Полтавченко с Кремлем. На «византийском языке» российской политики это означает, что Кремль не только дистанцируется от инициативы петербургского градоначальника, но и раздражен ей. После этого уже вокруг имени самого Полтавченко поползли слухи, что его могут «убрать».

Слухи не новы. Не сказать, что он, набожный и по-солдатски прямолинейный одновременно, крайне популярная в городе фигура. Он, скорее, не мешает тем процессам превращения Петербурга во все более популярное туристическое направление, которые начались еще при Матвиенко, нежели стоит во их главе наподобие мэра-модернизатора, каким для Москвы стал Собянин с его тотальным благоустройством улиц, почти перманентными городскими праздниками, платными парковками и велодорожками.

Главный вопрос в связи с референдумом по Исаакию — это даже не то, разрешат его или нет. Запрет голосования стал бы проявлением крайней политической негибкости. Глава фракции «Единой России» в Заксобрании уже заявил, что данный вопрос не может быть вынесен на региональный референдум, так как уже урегулирован федеральным законом. Возможно, в ситуацию вмешаются из центра, где полно выходцев из Петербурга, если сочтут, что негоже федеральному центру настраивать против себя общественность не последнего города в стране накануне президентской кампании 2018 года просто потому, что кто-то решил путем передачи собора, являющегося наследием ЮНЕСКО, замолить грехи. Кстати, тот же Полтавченко к 2018 году пока никак не может достроить «Зенит-Арену», и тут скандал для Кремля в чем-то будет посильнее.

Исход референдума, если бы его разрешили, судя по опросам, предрешен: большинство проголосует против передачи собора РПЦ. Но не менее важен вопрос о том, является ли эта история сугубо петербургской, будучи частью в том числе аппаратных интриг вокруг поста градоначальника, или же она общероссийская? У нас ведь не принято баловать народ референдумами ни по каким вопросам. Первый и последний раз в том же Петербурге он прошел в 1991 году по вопросу переименования Ленинграда. Это было еще при Собчаке, при котором многие, кто руководит сегодня страной, и начинали карьеру. В Москве пытались провести референдум по платным парковкам в 2015 году, но то ли одумались, то ли инициаторов одернули.

Власти всех уровней традиционно опасаются референдумов как любого проявления инициативы снизу: а вдруг она пойдет не туда? Сейчас добьются голосования по храму, завтра — о переименовании станции метро, названной в честь цареубийцы, войдут во вкус. Так и до «раскачивания лодки» недалеко. Сейчас в том же Петербурге раздается много голосов охранителей о том, что нельзя уступать давлению улицы — это слабость. Однако хочется надеяться, что в отношении к референдумам в принципе, не только в Питере и не только по данному вопросу, победит политическое благоразумие. Референдум не есть экстремизм, это не уличные беспорядки: это цивилизованный способ решать спорные вопросы, сохраняя адекватные формы коммуникации между властью и теми, кто ее формально избирает.

Рекомендуем:

  • Фотоистории