16+
Понедельник, 25 сентября 2017
  • BRENT $ 56.90 / ₽ 3272
  • RTS1123.24
5 мая 2017, 20:39 Общество

«Травку жалко». Жители пятиэтажек разделились на два лагеря

Лента новостей

Чем дольше идет обсуждение реновации, тем все более призрачной кажется возможность, что в каком-то доме все жильцы единогласно проголосуют за снос. У каждого — своя история, связанная с домом

Фото: Александр Щербак/ТАСС

Без программы реновации объем аварийного жилого фонда в целом по стране в ближайшие 10-15 лет удвоится. Об этом заявил мэр столицы Сергей Собянин. Планируемый снос остается главной темой разговоров в московских дворах. Как относятся к программе реновации жители двух одинаковых пятиэтажек? Обозреватель Business FM Михаил Баженов встретился с жильцами кирпичных сталинок, которые попали в предварительные списки на снос.

Два дома-близнеца по улице Руставели: 6-й и 4-й, вторые корпуса. Оба кирпичные, пятиэтажные и с виду — еще крепкие. Оба в предварительном списке на снос. Рядом с домом номер 6 — вагончик, стройматериалы и плакат «Капремонт». Его сделали в 2016 году, и, судя по информации, меняли трубы, батареи, канализацию, проводку, кровлю и даже обновили фасад. Так зачем его сносить? Во дворе житель этой пятиэтажки, Анатолий, строитель по специальности, рассказал, как делали капремонт, и как после него чувствует себя дом.

Анатолий москвич «Поменяли трубы отопления, сварные швы никакие — они текут в некоторых местах. Их дня три бегали подваривали. Фасад здания не отремонтировали — так, только низ. Должны были затереть, по идее, вот эти трещины, которые на здании находятся, их не затерли. Он уже все, дом, честно говоря, отжил свое».

У соседнего подъезда я встретил старшую по дому. Александра Степановна говорит, что до канализации руки у строителей не дошли. Она осталась старой. Ей капремонт испортил все прошлое лето, и она будет рада, если дом снесут — квартира тесная.

Александра Степановна москвичка «Кухня 5,25! У меня муж стройный, как пальма, задевает, вдвоем пройти по одному, по одному рассосаться. Если приезжает мой племянник, двухметровый мальчик, значит, больше на кухню не войдет. У меня спальня как трамвайчик — 12 метров, как трамвай. Кровать поперек — я по стенке еле просачиваюсь. Ходишь и синяки набиваешь. Показать?».

Я поверил Александре Степановне на слово. Перешел двор — к дому №4. Он пока без капремонта. Во дворе — мама двух детей Алина. Она не хочет никуда переезжать и не верит столичным властям. Опасается, что переселенцам дадут неликвидные квартиры, угловые или на высоких этажах. И ничего с этим не сделаешь. А здесь тихий двор, где все друг друга знают.

Алина москвичка «Если брать нашу семью, нам нравится наш дом из-за его местоположения, из-за того, что мы все друг друга знаем. Здесь маленький подъезд, мы знаем всех соседей. Мы выбирали место жительства именно здесь. Здесь жили наши родители, теперь мы живем на их месте. Мы не хотим никуда переезжать, потому что в нашей неспокойной Москве только здесь мы чувствуем себя спокойно».

Пока мы разговаривали с Алиной, вокруг стали собираться ее соседи. Пришло человек десять, а из окна третьего этажа за всем этим наблюдала Нина Александровна Тимонина. Жители дома — против сноса. Говорят, нельзя было принимать в первом чтении закон о реновации, не обсудив все с жильцами. Им нравятся их тесные квартиры, тем более что в большинстве из них недавно был сделан хороший ремонт. Татьяна Иванова рассказывает, сколько вложила в свое жилье. В этой пятиэтажке она живет уже 54 года.

Татьяна Ивановна москвичка «Я 60 тысяч отдала за то, чтобы восстановить паркет. Купила новую мебель. Трубы внутри люди поменяли. Многие меняли и проводку. Есть такие, у которых вообще новая квартира. Я понимаю людей, которые «за». Люди рассчитывают получить большую квартиру. Но я не знаю, получат ли они. Они получат, как сейчас пишут, «равнозначную» — совершенно уходят от слова «равноценную».

Голоса стали возмущеннее и громче, и в этот момент не выдержала еще одна жительница дома — Нина Тимонина. Она спустилась на улицу и оказалась единственной, кто хочет переехать.

Нина Тимонина москвичка «А потому что мне надоел этот газ! Сейчас отремонтировала, три тысячи заплатила. Как ее, испортилась, забыла, не счетчик, а эта… Прокладка! Я хочу новую квартиру! Но только я хочу, вот мой балкон на 3-м этаже. Выше 5-го не буду — я боюсь высоты».

Между соседями и Ниной Александровной завязался нешуточный спор, а ко мне подошел мальчик Миша, лет шести-семи, и сказал: «А знаете, если дом сломают, то погибнет садик. Он показал на клумбу у подъезда. Травку жалко».

Рекомендуем:

  • Фотоистории