16+
Четверг, 20 июля 2017
  • BRENT $ 50.00 / ₽ 2956
  • RTS1040.40
8 мая 2017, 14:58 ПолитикаПерсоны

Макрон: какой внешней политики ждать от нового президента Франции?

Лента новостей

У Франции новый президент. Что от него ждать, какие отношения он будет выстраивать с Москвой? Пока понятны только общие черты его политики

Эммануэль Макрон.
Эммануэль Макрон. Фото: Christian Hartmann/Reuters

Эммануэль Макрон стал новым президентом Французской республики. Самым молодым за всю историю пятой республики и даже со времен Наполеона. Что можно ждать от него в области внешней политики? Как и во многом другом, здесь пока ясных ответов нет.

Дело вовсе не в том, что, как его упрекают противники справа, Макрон — это лишь привлекательный, но пустой продукт удачного политического маркетинга. Если не конкретные предложения, то общие принципы его подходов к международным делам прорисовываются вполне определенно. Да, главным приоритетом для него станут социально-экономические реформы в самой Франции. На посту министра экономики он добился два года назад принятия «закона Макрона» о некоторых либеральных изменениях в порядке регулирования деловой активности. Теперь от него ждут новых шагов в этом направлении. И те, кто его поддерживает, и те, кто готовится дать им бой.

И все же для подтверждения своей состоятельности как лидера одной из ведущих мировых держав, новому президенту нужны будут и внешнеполитические успехи. Макрон говорит о Франции как о факторе баланса и диалога, о своем стремлении к ясной и решительной дипломатии и готовности к реалистическим и непростым дискуссиям со всеми партнерами.

Первое, о чем можно говорить с уверенностью, — это что внешняя политика Макрона продолжит традиционную линию на утверждение независимой, самостоятельной внешней политики Франции, но с упором на укрепление Европейского союза и, как его главной опоры, франко-германского альянса, или «оси», если хотите. В этом, по Макрону, не противоречия, это две стороны одной медали.

Это не значит, что Макрон во всем принимает ЕС. Он называл союз «дисфункциональным», не работающим как надо, но и возражал против «ультралиберальных» экономических принципов. С его точки зрения, их навязывала союзу Британия, уходящая теперь из ЕС. В области внешней политики эта философия Макрона выражается в парадоксальном, на первый взгляд, сочетании национального самоутверждения и признания взаимосвязей, взаимозависимостей в современном мире.

Макрон не поддержит скорую отмену или смягчения санкций против России, введенных на уровне ЕС и других западных институтов в связи с украинскими событиями. Широко известно его замечание, что в отличие от Ле Пен, он не будет слушаться «команд из Кремля». Но это не означает, что ожидается общее ухудшение российско-французских отношений. Сворачивания успешных и развитых торгово-экономических и культурных отношений с Россией не будет. Хакерская атака на Макрона, конечно, бросит тень на атмосферу в этих отношениях, но серьезно подорвать их вряд ли сможет. Как маловероятно и то, что этот инцидент поможет Ле Пен на предстоящих парламентских выборах.

Франция совместно с Германий была главным организатором «нормандского формата» для урегулирования украинского кризиса и инициатором минских договоренностей. Можно предположить, что молодой президент, которому необходимо будет быстро подтвердить способность вести активную внешнюю политику, попытается придать новую энергию этому формату. Меркель, во всяком случае, приветствовала его избрание и, несомненно, не только потому, что Макрон не евроскептик, а скорее, «еврооптимист». Безусловно, тут еще оглядка на отношения с Россией и на необходимость решения других международных проблем — сирийской, ситуации с беженцами, угрозы терроризма. Всех тех, где необходимо партнерство. По Сирии, в частности, Макрон критиковал требование Франции о том, что уход Асада должен быть предварительным условием любых переговоров. Но с другой стороны, обвинял в «дипломатической и моральной ошибке» тех, кто считает, что Асаду должна быть обеспечена роль в урегулировании, поскольку это ведет к компромиссу с кровавым диктатором.

То же касается и «глобальных» международных организаций — ООН, ВТО и других, где в новой энергичной внешней политике Франции Москве можно было бы видеть не новую головную боль, а еще и новое окно возможностей.

Повторяю, пока рано говорить о конкретике, ясны лишь общие принципы

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    Актуальные темы: