16+
Пятница, 26 мая 2017
  • BRENT $ 51.30 / ₽ 2922
  • RTS1083.52
19 мая 2017, 11:28 Политика

Далеко ли Трампу до импичмента? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Как бы то ни было, отмечает политолог, две важные задачи политик уже выполнил. Прежде всего, он не дал избраться Клинтон

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Расследование дела о возможном вмешательстве России в американские выборы обрело новый мощный импульс с назначением специального прокурора при ФБР, получившего для проведения такого расследования особые полномочия. Им стал Роберт Мюллер, который ранее сам был 12 лет директором ФБР. Персональная роль в этом президента Дональда Трампа, уволившего на прошлой неделе начальника Бюро Джеймса Коми, будет расследована теперь с особой тщательностью. Его могут обвинить в препятствовании правосудию. Ситуацию комментирует политолог Георгий Бовт.

Назначение Мюллера не было согласовано с Белым домом да и не должно. Оно даже не было согласовано с генеральным прокурором — он же министр юстиции — Джеффом Сешнсом, поскольку тот после обвинений в неподобающих встречах с русскими, включая посла в США, в ходе избирательной кампании официально устранился от всего, что связано с этим расследованием.

Поводом для назначения спецпрокурора стало заявление уволенного Коми о том, что якобы Трамп лично просил его прекратить расследование против бывшего советника по национальной безопасности Майкла Флинна, которого объявили «агентом Кремля» и отправили в отставку спустя месяц после назначения. Теперь еще добавилось обвинение в том, что, дескать, Трамп «слил» Сергею Лаврову и послу Сергею Кисляку во время недавней аудиенции в Белом доме некие сверхсекретные данные о планах джихадистов взрывать гражданские самолеты, которыми с США поделились израильтяне. Такое обвинение для публики слишком напоминает то, в чем год назад обвиняли Клинтон. И чем больше на эту тему сейчас из Москвы звучит шуток и даже подчеркнуто отстраненных фраз вроде «мы это не комментируем, ибо не вмешиваемся в американские внутренние дела», тем больше это бесит тех, кто уже достаточно глубоко впал в антироссийскую шпиономанию и «охоту на ведьм» — что на днях Путин назвал политической шизофренией. И вот уже журнал Time выходит с обложкой, на которой Белый дом уже наполовину «переплавился» в Собор Василия Блаженного.

Мюллер обладает особыми полномочиями, но статус расследования пока, можно сказать, имеет предварительный характер. Предъявление уголовных обвинений президенту — дело конгресса, где также может быть образована специальная комиссия во главе с независимым прокурором. Пока республиканцы, имеющие большинство в конгрессе, этому препятствовали.

Зато те американские ведущие масс-медиа, которые воюют с Трампом уже не первый месяц, начали живописать якобы нарастающую панику в рядах республиканцев. Если следовать этим заявлениям, даже спонсоры уже отворачиваются от партии как команды «токсичных лузеров», поражение которых на промежуточных выборах в конгресс в 2018 году уже предрешено. Конечно, к осени 2018 года контролирующей сейчас все ветви власти партии надо бы как-то скандал «разрулить». Непонятно только, как. Новые удары сыплются чуть ли не каждый день, и по вашингтонским кулуарам уже пошел вполне предсказуемый слух: дескать, вице-президент Майкл Пенс мог бы стать неплохим президентом. Классический правый республиканский консерватор. Взвешен. Надежен. Предсказуем до занудства. И не в Twitter ходит всякий раз, чтобы что-нибудь прокомментировать, а в церковь. Каждое воскресенье.

Две важные задачи Трамп уже выполнил. Не дал избраться Хиллари Клинтон, а задним числом она в Белый дом не въедет. Кроме того, он провел назначение девятого судьи Верховного суда, что склонило чашу весов в пользу консерваторов. Однако теперь главная проблема президента и его партии в том, что в условиях истерично нарастающего скандала они не могут претворять в законы свою программу, с которой избрались, начиная от налоговой реформы и кончая медицинской, учитывая увеличение ассигнований на военные программы. Именно поэтому сейчас посыпался американский фондовый рынок, который рос с ноября на ожиданиях свершений Трампа. А вместо свершений идет то, что в американской политике называют тем же термином, которым в ядерной энергетике со времен Чернобыля именуют расплавление ректора — meltdown. Причем пока ведь в сухом остатке, в отличие от того же «Уотергейта», длившегося 18 месяцев, не предъявлено вообще ни одного конкретного обвинения ни одному из фигурантов скандала. И даже обвинение Коми против Трампа — это всего лишь «его слово против президентского». Разговор ведь был наедине. Все, что мы сейчас наблюдаем, — это, по большей части, всего лишь истерика, поднятая прессой и политическими оппонентами Трампа. Иными словами, шизофрения. Как и было сказано.

Рекомендуем:

Фотоистории

Актуальные темы: