16+
Среда, 13 декабря 2017
  • BRENT $ 64.24 / ₽ 3797
  • RTS1146.10
24 мая 2017, 11:17 Общество

Драма Кирилла Серебренникова, постановка — не его. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В 2011 году режиссера поддержал Сергей Капков, который тогда занимал пост руководителя департамента культуры Москвы. С приходом Александра Кибовского ветер переменился

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Обыски, прошедшие на дому у известного режиссера, руководителя «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова, а также в самом центре и по 15 другим адресам стали шоком для общественности Москвы, причем не только театральной. Пока сам Серебренников проходит лишь свидетелем по делу о мошенничестве в особо крупных размерах на 200 млн рублей, выделенных начиная с 2011 года по линии министерства культуры одной из некоммерческих организаций, которой он тогда руководил при арт-центре «Винзавод». Оно тянется уже не первый год.

Возле «Гоголь-центра» 23 мая прошла акция солидарности с коллективом театра, на котором актриса Чулпан Хаматова зачитала коллективное обращение деятелей искусства. Можно ли назвать данное уголовное дело больше сугубо экономическим или тут не обошлось без политики? Об этом в комментарии Георгия Бовта.

В восприятии части публики то, что происходит с одним из самых известных и в хорошем смысле скандальных режиссеров, «не политизировать» не получится. Тем более, что своих не только эстетических разногласий с нынешней властью Серебренников не скрывает — он, скорее, оппозиционер. Но политически не фрондер и определенных правил приличия в общем не нарушал. Разве что в своих постановках. Он неизменно получал деньги из бюджета Москвы на «Гоголь-центр», который за несколько лет из унылой заштатной театральной забегаловки превратил в перманентное яркое событие театральной жизни, в звезду, которую можно показывать, приговаривая от имени власти: смотрите, у нас и креативный класс не забыт, вот, тешится тут в уголке своим непонятным искусством. И мы, власти, все это терпим и поддерживаем, прости, господи. Не даем громить черносотенцам. А то бы они уже давно…

Невольно возникает мысль: неужто теперь решили сей уголок прикрыть, подвергнув политической реновации? Все-таки не часто у нас обыскивают театральных режиссеров. Кажется, последний раз столь масштабный неприятный случай произошел с Мейерхольдом. Недаром на квартиру к Серебренникову пришли не какие-то там рядовые «следаки», а «интеллигентные товарищи» из ФСБ. Это все же признание определенного статуса. К тому же ФСБ тоже давненько не занималась отечественными театральным режиссерами. Все вежливо и учтиво. И даже ОМОН и Следственный комитет обыск в театре закончили так, чтобы не сорвать вечерние спектакли. Впрочем, подчеркнутая учтивость в таких случаях может быть как раз не очень хорошим знаком. Возможно, это означает, что взялись всерьез, поэтому процессуальных нарушений быть не должно.

Внешне дело выглядит как сугубо экономическое. Звучит зловеще — мошенничество в особо крупных размерах. 200 млн рублей. Как образовалась цифра, в которую СК оценивает ущерб и которую наращивает аж с 2014 года, непонятно. Начиналось вроде все с 4 млн. Не говоря о том, что статья о мошенничестве — вообще одна из самых «мутных» в экономическом уголовном нашем праве. То есть прямого воровства в данном случае, судя по всему, выявить не смогли.

В истории Серебренникова важно то, что в 2011 году он был поддержан тогдашним главой Департамента культуры Москвы Сергеем Капковым, который попытался осуществить в городском искусстве своего рода революцию на благо креативного класса. Сродни организации велодорожек и Wi-Fi в парках. С подачи Капкова режиссер и получил «Гоголь-центр» — не без скандала со старой труппой. Но когда на место Капкова пришел Александр Кибовский, покровительство «Гоголь-центру» закончилось. Была тут же инициирована проверка, которая, разумеется, выявила финансовые нарушения.

И вот тут стоит заметить, что наше законодательство в части финансовой отчетности столь прелестно в своем порой «кафкианстве», что выявить нарушения хоть на 1 млн рублей, хоть на 200 млн ничего не стоит. Было бы желание. А когда речь идет о деньгах бюджетных, тем более. Всякий, кто работал с госсубсидиями, грантами и прочим целевым финансированием, а также госзакупками, скажет: если у вас нет при этом надежной крыши, причем лучше в чине не ниже полковника сами знаете какой службы, а лучше — генерала, а еще лучше — непосредственно в политических верхах, то с большими бюджетными средствами лучше не работать. А если частных не находится — а их, как правило, и нет — то не работать вообще. Когда же речь идет о таких зыбких сферах, как театры, кино и прочая художественная самодеятельность, найти там абсолютно безупречные с точки зрения требований строгой отчетности закупки и проводки бывает непросто. Например, несколько лет назад было громкое дело против директора театра кукол имени Образцова, который погорел на несовершенстве закона о госзакупках.

Кибовский ни снять Серебренникова, ни закрыть «Гоголь-центр» не смог и отступился. К тому же, не чиновнику такого уровня дирижировать следствием с участием ФСБ. Тут нужны режиссеры повыше. И это будет теперь, как ни крути, их партия. Креативно-политическая. Дорого.

Рекомендуем:

  • Фотоистории