16+
Суббота, 25 ноября 2017
  • BRENT $ 63.73 / ₽ 3720
  • RTS1166.09
18 июля 2017, 16:26 Право

В деле «Седьмой студии» «неразбериха» с обвинением

Лента новостей

Несмотря на возражения прокуратуры, суд оставил в СИЗО бывшего генпродюсера «Седьмой студии» Алексея Малобродского. Также продлен срок нахождения под стражей и экс-главбуха организации Нины Масляевой, а бывший гендиректор Юрий Итин останется под домашним арестом

Бывший генеральный продюсер компании «Седьмая студия», бывший директор театра «Гоголь-центр» Алексей Малобродский (в центре), задержанный по подозрению в хищении бюджетных средств, перед началом рассмотрения ходатайства следствия о продлении его ареста в Басманном суде.
Бывший генеральный продюсер компании «Седьмая студия», бывший директор театра «Гоголь-центр» Алексей Малобродский (в центре), задержанный по подозрению в хищении бюджетных средств, перед началом рассмотрения ходатайства следствия о продлении его ареста в Басманном суде. Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Басманный суд Москвы 18 июля продлил еще на три месяца меру пресечения трем фигурантам громкого дела о хищениях бюджетных средств через компанию «Седьмая студия», основанную режиссером Кириллом Серебренниковым. Заседание растянулось на два дня и получилось довольно скандальным. В ходе него выяснилось, что бывшему директору «Гоголь-центра» Юрию Малобродскому вменили эпизод, который ранее в его деле не фигурировал. Причем, по мнению адвокатов, это было сделано для того, чтобы скрыть допущенную следствием ошибку.

Ходатайства Следственного комитета России о продлении меры пресечения всем трем фигурантам до 19 октября судья Наталия Дударь рассматривала в одном процессе. Основное слушание прошло в понедельник, 17 июля, а на вторник она назначила оглашение решения. Однако, выйдя сегодня в процесс, судья неожиданно постановила возобновить судебное следствие, в ходе которого прокуратура выступила против продления ареста Алексея Малобродского.

Попавший под домашний арест бывший гендиректор АНО «Седьмая студия» Юрий Итин расположился в первом ряду среди зрителей, тогда как двух его предполагаемых соучастников, бывшего генпродюсера вышеназванной организации Алексея Малобродского и экс-главбуха Нину Масляеву, доставил конвой.

Во время установления личности Нина Масляева призналась, что была судима в 2010 году и получила полтора года условно за растрату (ст. 160 УК РФ), но более об этом деле ничего не помнит. «А другие неприятности с законом у вас были?» — поинтересовалась у фигурантки судья. Подследственная заверила, что это был единственный раз. Она сообщила, что до ареста работала главным бухгалтером театра «У Никитский ворот» под управлением Марка Розовского.

Меру пресечения ей и другим фигурантам первоначально избирал Пресненский суд столицы, но потом дело передали из ГСУ СК Москвы в центральный аппарат Следственного комитета, поэтому дальнейшую судьбу обвиняемых решал Басманный суд. Следователь Павел Васильев просил оставить Нину Масляеву и Алексея Малобродского в СИЗО, а Юрия Итина — под домашним арестом до конца расследования. Его срок продлен пока до 19 октября.

Всем троим инкриминируется мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК) на сумму около 200 млн рублей, совершенное в 2011-2014 годах. Деньги выделило государство на развитие и популяризацию искусства Российской Федерации в рамках проекта «Платформа». Так, СК считает, что Итин и Масляева в 2014 году украли 1 млн 286 тысяч рублей, перечислив деньги на счет фиктивной фирмы ООО «Инфостиль», которая должна была пошить костюмы для театрального фестиваля.

Алексею Малобродскому же вменили хищение 2 млн 300 тысяч рублей. Средства также в виде субсидии поступили на постановку спектакля «Сон в летнюю ночь». Деньги перечислили ИП «Синельников» за изготовление декораций. СКР утверждает, что на самом деле спектакль не был поставлен, а средства были присвоены. Юрий Итин находится под домашним арестом с 25 мая, а Нина Масляева и Алексей Малобродский — в СИЗО с 27 мая и 21 июня соответственно.

Возможность сбежать в Израиль

Просьбу о продлении фигурантам ранее избранной меры пресечения следователь мотивировал прежде всего тяжестью инкриминируемых им преступлений. Павел Васильев утверждал, что отпускать на свободу их нельзя: в противном случае обвиняемые скроются от следствия и суда, сфальсифицируют и уничтожат доказательства. Кроме того, фигуранты могут вступить в контакт с пока еще не установленными соучастниками, чтобы убедить их дать показания в их пользу.

По мнению следователя, у Алексея Малобродского есть все шансы бежать за границу, так как он, имея двойное гражданство, является также гражданином Израиля. Он добавил, что Алексей Малобродский, как и Юрий Итин, вину не признает. Последний вообще отказался давать показания, воспользовавшись 51-й статьей конституции, которая дает право не свидетельствовать против себя. Следователь отметил, что, несмотря на занятую двумя фигурантами позицию, вина Малобродского и Итина подтверждается рядом доказательств, в частности, показаниями Нины Масляевой, которая 1 июля заключила сделку со следствием.

Обвиняемые и адвокаты просили ходатайства следствия отклонить. «Любому здравомыслящему человеку, а тем более профессиональному юристу очевидна надуманность ходатайства о продлении мне срока содержания под стражей», — поднялся Алексей Малобродский.

Неразбериха с обвинением

Он и его защитницы обратили внимание суда на то, что в ходатайстве следствия Малобродскому по ошибке вменили эпизод, который инкриминируется Итину и Масляевой. «События в нем относятся к 2014 году, то есть спустя два года после окончания моей работы в АНО «Седьмая студия». Сам же эпизод несостоятелен и неправдоподобен», — возмущался Малобродский.

Он посетовал, что за месяц его «нелепого заточения» сыщики не провели с ним никаких следственных действий, кроме двух допросов. «Для меня очевидно, что цель такого подхода — это оказание давления на меня и моих коллег по «Седьмой студии». Я готов давать правдивые показания, а не «правильные». Очевидно, что последнего не будет», — заключил фигурант.

Защищающие его адвокаты Юлия Лахова и Ксения Карпинская назвали ошибку следствия «беспрецедентным случаем». Они отметили, что следователи забыли указать в ходатайстве вмененный ранее Малобродскому эпизод, касающийся постановки «Сна в летнюю ночь». Юлия Лахова была убеждена, что ее клиента из-за «полной неразберихи» с обвинением должны немедленно освободить из-под стражи. Адвокаты представили суду личное поручительство за Малобродского ряда деятелей культуры. Также они предлагали перевести обвиняемого под домашний арест в квартире его жены в подмосковном Одинцове. Ксения Карпинская была готова лично внести за него залог в 2,5 млн рублей.

Кроме того, адвокаты настаивали на том, что спектакль «Сон в летнюю ночь» шел в театрах. Чтобы доказать это, они просили допросить в качестве свидетеля Екатерину Бочивар, которая 2012 году изготавливала декорации для постановки. Но суд просьбу отклонил. Также защитницы сослались на анонс предпремьерного показа спектакля, который до сих пор можно найти на сайте РИА Новости.

Нина Масляева была краткой. Прописанная в Брянске фигурантка также просила о домашнем аресте в квартире, которую снимала в Москве на улице Металлургов вместе со своими дочерьми. «Я бы хотела, чтобы ко мне применили ту же меру пресечения, как и к господину Итину. Находиться в СИЗО я не могу морально и физически», — сказала она.

Ее защитник Юрий Зайцев подтвердил, что прокуратура уже утвердила сделку со следствием, хотя он и был против этой идеи. Тем не менее его подзащитная дала развернутые показания против соучастников на десяти листах. Однако Масляеву не выпустили из СИЗО, а суду даже не представили сведения о ее досудебном соглашении.

«У нас есть другой фигурант — не буду его называть, чтобы не обидеть — у которого совершенно противоположная позиция непризнания вины, но он находится под домашним арестом», — намекнул на Юрия Итина адвокат. По его словам, судьи Мосгорсуда в кулуарах уже после рассмотрения апелляции на арест дали понять ему, что его подзащитную скоро освободят. Но этого так и не случилось. «Масляева все сидит и сидит», — сказал Зайцев. Для 62-летней женщины, которая страдает сахарным диабетом, ишемической болезнью сердца и артрозом суставов, это довольно тяжело, отметил юрист.

Поручители из главных театров страны

Третий фигурант, Юрий Итин, просил суд не продлять ему домашний арест и в очередной раз заявил о невиновности. «Я категорически не согласен с предъявленным обвинением. Ни в какой преступный сговор я с данными лицами не вступал, — повернулся он в сторону других фигурантов. — Я находился в Ярославле и возглавлял там Государственный театр имени Федора Волкова». Итин «как законопослушный человек» обещал являться на все судебные и следственные действия и выразил надежду на то, что уголовное дело станет для него «первым и последним опытом такого рода».

Гарантировать явку Итина в СК были готовы руководители целого ряда ведущих театров страны. Поручителями за обвиняемого выступили гендиректор Большого театра Владимир Урин, глава Театра имени Маяковского Леонид Ошарин, руководитель Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Антон Гетьман, гендиректор Театра имени Вахтангова Кирилл Крок, а также член Совета Федерации от Ярославской области Анатолий Лисицын и режиссер Игорь Краснопольский.

В случае если суд не отменит домашний арест, защитник обвиняемого Юрий Лысенко просил разрешить Итину некоторые послабления: ежедневные прогулки в парке с 10 до 12 часов, возможность посещать медцентр, а также включение его близких — жены, дочери и отца — в список лиц, с которыми ему можно общаться. Адвокат пояснил, что так как следователь допросил родственников Итина как свидетелей, его подзащитный теперь находится под домашним арестом совсем один. «Его отец Константин Итин вообще не москвич. Он приехал из Крыма, носил ему продукты и лекарства, — рассказал защитник. — Когда мы сообщили следователю, кто его посещает, он сразу его вызвал и, естественно, допросил. Теперь мой подзащитный вынужден проживать один, он не может покидать квартиру даже для того, чтобы купить продукты».

Адвокат предупредил, что подобное положение вещей может плохо закончиться. Когда у Итина, страдающий гипертонией второй степени, однажды повысилось давление, для того чтобы вызвать «скорую», ему пришлось звонить адвокату. «А если он в следующий раз не сможет до меня дозвониться?» — задал риторический вопрос защитник.

Доводы защиты следователь не принял. Представитель СК пояснил, что следствие не освобождает Нину Масляеву, так как ее показания пока «тщательно проверяются». Что же касается других фигурантов, то они, по словам следователя, принимали меры к уничтожению технической документации еще задолго до своего ареста, в декабре прошлого года, а затем и непосредственно в момент задержания. «Супруга Итина, так же как и его дочь, оказывали активную помощь в сокрытии следов преступления. Данному факту еще будет даваться конкретная юридическая оценка», — заявил представитель СК Павел Васильев.

Новое обвинение

Чтобы оценить аргументы сторон, судья взяла тайм-аут до утра 18 июля. Она назначила оглашение решения на 11:00, однако, выйдя в зал с опозданием на два часа, она объявила о возобновлении судебного следствия, в ходе которого представитель СК передал суду постановление о возбуждении нового уголовного дела в отношении Малобродского по эпизоду вместе с Итиным и Масляевой. Оно было вынесено во вторник, 18 июля, в 10:30 по ч. 4 ст. 159 УК и объединено в одно производство с основным делом.

После такого развития событий прокуратура и выступила категорически против продления ареста бывшему генпродюсеру «Седьмой студии», но поддержала сохранение прежней меры пресечения других фигурантов. Адвокаты Малобродского заявили отвод судье. Они полагали, что с помощью нового процессуального документа следствие пытается скрыть свои ошибки, а суд ему потворствует, демонстрируя заинтересованность в исходе дела. Впрочем, отвод не был принят.

Пробыв в совещательной комнате около часа, судья просьбу следствия удовлетворила, продлив всем фигурантам меру пресечения до 19 октября. Она отказала Юрию Итину в смягчении условий домашнего ареста. Защитники заявили, что не согласны с принятым решением и обжалуют его в Мосгорсуде.

Рекомендуем:

  • Фотоистории