16+
Среда, 22 ноября 2017
  • BRENT $ 63.18 / ₽ 3736
  • RTS1153.33
21 июля 2017, 18:34 Стиль жизниМода

Рубашки по полмиллиона разлетаются как горячие пирожки — у богатых дефицит

Лента новостей

Реселлеры набросились на коллаборацию Louis Vuitton и Supreme. Продажи вышли из-под контроля люксовой марки, выпустившей коллекцию совместно с динамичной молодежной компанией Supreme

Фото: Андрей Махонин/ТАСС

Перекупщики продают вещи из совместной коллекции бренда Louis Vuitton и марки Supreme. Легально купить их уже невозможно — разобрали российские знаменитости.

Футболка за 450 долларов, хлопковая худи — 855, комбинезон за 1 700, и это еще бюджетно. Кожаный пиджак и парка с мехом стоят 4 000 и 3 600 долларов, соответственно. Самое дорогое, что есть, — это красный, усыпанный логотипами Louis Vuitton сундук — он стоит 57 000 долларов. Коллаборация люксового бренда и андеграудной молодежной марки Supreme была одной из самых ожидаемых в мире моды. В России эти усыпанные логотипами вещи появились в ГУМе и мгновенно разошлись на пресейле среди VIP-клиентов. Самые заметные покупатели — Филипп Киркоров и Яна Рудковская. Она собирает вещи Louis Vuitton уже 12 лет и считает это отличной инвестицией. Некоторые другие состоятельные поклонники Louis Vuitton стали возмущаться: распределение, получается, только среди своих, как в застойные времена. Рудковская, впрочем, считает, что все в порядке.

Яна Рудковская продюсер «Во всем мире всю коллекцию скупили перекупщики, то есть клиентам практически ничего не досталось, так как люди, естественно, занятые, и они не успели купить то, что было выкинуто сразу в продажу. Все скупили перекупщики и продали на eBay. Поэтому Россия поступила абсолютно правильно, как еще другие некоторые страны мира, они сделали закрытую предпродажу коллекции только для селебрити и только для VIP-клиентов. Соответственно, перекупщикам ничего не досталось Все купили те люди, которые реально носят, любят Louis Vuitton. И почему возмущение-то было: ведь те люди, которые носят Supreme, они же не возмущаются, потому что у них нет возможности этого купить, а возмущаются те, кто хотел на этом нажиться, так как огромное количество людей приехало специально в Москву для того, чтобы так же, как и во всем мире, перекупить эту коллекцию, но им это не удалось. Вот и все. Ну, я купила вещи только для своих мужчин, то есть у меня два сына, им 15 и 16 лет, и для своего мужа, которому 34 года. Мне ничего не досталось, кроме чехла».

С точки зрения пиара, это отличный ход, а вот с точки зрения позиционирования люксовой марки — не очень: в конце концов, бренд начинался с чемоданов для монарших особ, Louis Vuitton был, например, у Николая II. А теперь это вещи для так называемых новых богатых, говорит главный редактор журнала «Фашинограф» Тим Ильясов.

Тим Ильясов главный редактор журнала «Фашинограф» «Обсыпать себя логотипами с головы до ног или носить усыпанную логотипами Louis Vuitton сумку или тем более одежду среди upper luxury, то есть потребителей люкса высокого уровня, — это не просто моветон, это кричащая безвкусица. Именно поэтому Louis Vuitton покупается китайцами в огромном количестве, покупается в странах, где первоначальное накопление капитала присутствует в ближайшее десятилетие, где новые деньги. Ну, и наша страна с новыми деньгами вписывается в эту эстетику. Соответственно, в стране с новыми деньгами есть свои своеобразные кумиры. Обычно это образцы вульгарности. И Филипп Киркоров вместе с окружением — это пик вульгарности, который только можно себе представить».

Похожая ситуация сложилась несколько лет назад, когда вышла сенсационная коллаборация массового H&M и люксового Balmain. На пресейле отличился тот же Филипп Киркоров, вещи мгновенно стали дефицитом и появились у перекупщиков. Впрочем те вещи по сравнению с «Луи Виттоном» были всё-таки значительно дешевле.

Рекомендуем:

  • Фотоистории