16+
Вторник, 21 ноября 2017
  • BRENT $ 62.30 / ₽ 3698
  • RTS1128.72
2 августа 2017, 18:27 Финансы

Алексей Нефедов, банк «Югра»: «Прокуратура в течение года не приходила к нам с проверками»

Лента новостей

В банке ответили на заявление ЦБ, что регулятор шесть раз с начала года просил прокуроров проверить банк

Алексей Нефедов, экс-президент банка «Югра»
Алексей Нефедов, экс-президент банка «Югра» Фото: Банк «Югра»

Об этом в Центробанке заявили в день, когда лишили «Югру» лицензии. Ранее «Югра» подала в суд на регулятора, первые слушания состоятся 15 августа. На что надеется банк? Об этом Михаил Сафонов поговорил с экс-президентом «Югры» Алексеем Нефёдовым.

15 августа начнутся слушания в суде по поводу отзыва лицензии банка «Югра». Банк считает решение неправомерным. Какие аргументы говорят в вашу пользу?
Алексей Нефедов: Неправомерность началась еще с момента введения временной администрации в банке, которая «чудесным образом» сумела найти проблемы, которые не смогли обнаружить представители главной инспекции и надзорного блока банка России. Конечно, основной вопрос части судебных слушаний — правомочным ли вообще было введение временной администрации и моратория на выплаты в тот момент. Банк был платежеспособным, в нем не было никаких проблем, связанных с тем перечнем случаев, по которым вводится временная администрация.
Банк был стабилен, клиенты были стабильны. ЦБ указал на то, что технически банк не исполнял предписания, которые ему выдавались — действительно, предписаний за последние несколько месяцев нам выкатили больше чем на восемьдесят миллиардов рублей. Я думаю, что любой банк, включая и банки, входящие в топ-10, от такой суммы, по меньшей мере, бы удивились. Когда была введена временная администрация, капитал банка составлял 30 млрд рублей. Сейчас, по тем данным, которые предъявляет ЦБ, «дыра» оценивается в минус семь миллиардов рублей. То есть дополнительных резервов еще на 37 миллиардов.
Вы говорите о том, что претензии ЦБ, вероятно, не обоснованы. Зачем тогда вводить временную администрацию в надежном банке?
Алексей Нефедов: Мне вообще непонятна позиция нашего регулятора. Он определенным образом говорит о том, что с начала года было очень много заявлений о том, что банковский надзор должен быть более консультационным. Я бы хотел рассказать о том, как с нами консультационно работал Центробанк. За последние два месяца ни на одно наше письмо, официально отправленное в ЦБ, ответов не поступало. Почти два месяца мы пытались добиться встречи с руководством или представителями Банка России, но ни одной встречи согласовано не было. Вроде как на нас нет времени.
Одна из главных претензий Центробанка заключалась в том, что «Югра» кредитовала мажоритарных акционеров и залоги были не самого лучшего качества.
Алексей Нефедов: По всем кредитам у нас заложено более чем 500 тысяч квадратных метров коммерческой и жилой недвижимости в Москве. У нас обслуживается более 150 представителей нефтяного сектора. В основном это малые нефтяные компании, и у нас заложены их запасы — то, что можно извлечь и продать, а это более 150 миллионов тонн.
А эти 500 тысяч квадратных метров недвижимости и нефтяные активы — они принадлежат Алексею Юрьевичу Хотину?
Алексей Нефедов: Нет. Они принадлежат различным компаниям, которые кредитуются в банке «Югра». И не всегда эти активы принадлежат непосредственно компаниям — иногда это бывает залог третьих лиц, опять же по договоренности с этими компаниями. И не всегда эти договоренности на уровне нашего акционера.
По поводу протестов прокуратуры. С одной стороны, когда ЦБ отозвал лицензию, он сообщил, что до этого шесть раз обращался в прокуратуру, требуя принять какие-то меры. С другой стороны, мы так до сих пор и не поняли, кто был инициатором обращения в Генпрокуратуру. Благодаря чему произошли протесты ведомства против введения временной администрации, или же прокуроры сами инициировали этот процесс?
Алексей Нефедов: Я никоим образом не являюсь человеком, связанным с ситуацией с Генпрокуратурой. Возможно, просто переполнилась чаша терпения по отношению к тому, что в нормально работающем банке вводят временную администрацию. Если прокуроров это действительно заинтересовало, то, вполне возможно, это и их инициатива. Я думаю, что Генпрокуратура могла бы сама рассказать о том, сколько раз она получала какие-либо представления о том, как она должна была реагировать на ситуацию, связанную с подобными данными со стороны регулятора. К нам никаких копий подобных обращений не поступало. Наверное, если бы у прокуратуры были бы вопросы непосредственно к банку, то они бы их непременно задали.
С начала года ведомство к вам с проверками не приходило?
Алексей Нефедов: Нет. Не приходило и даже не писало никаких письменных вопросов. Та же ситуация с финмониторингом РФ. Может быть, действительно, кто-то кому-то шесть раз написал, но это уже вопрос взаимодействия двух ведомств, которое нам неподконтрольно.
На что вы надеетесь?
Алексей Нефедов: Самое главное, на что мы надеемся — чтобы была восстановлена справедливость. Справедливость в отношении того, имел ли регулятор право действовать так, как он действовал. Если в ходе слушаний суд посчитает необходимым, приняв доводы сторон, рассудить нас — это будет самым правильным решением. Мы надеемся на возврат нашей лицензии и возможность продолжать деятельность в нормальном русле, восстановив хорошие отношения со всеми клиентами.
Всех очень волнует, поддерживаете ли вы контакты с владельцем банка «Югра» Алексеем Хотиным? Особенно на фоне слухов о том, что он покинул Россию.
Алексей Нефедов: Нет, Россию он не покинул. Он постоянно находится в стране, можете спросить у всех тех людей, с которыми он постоянно встречается — депутатами Госдумы, различными бизнесменами. Он постоянно находится, так скажем, на передовой общения. На прошлой неделе он посещал Госдуму, по крайней мере, его точно можно найти в списках посетителей, а Госдума у нас не в Лондоне находится.
При начислении подобных резервов, которые нам в этом году были предъявлены, и обвинениях в том, что из банка были выведены какие-то активы, могу еще раз повторить, что активов, наоборот, было заведено более чем на шестьдесят миллиардов рублей, в том числе и залогового обеспечения, и денежных средств акционера. Подтвердить это можно документами, и мы готовы представить их общественности и рассказать о том, что и как было внесено в банк и по каким компаниям. Поэтому, все это, зачастую, не более чем голословные заявления Центрального банка.

Ранее в ЦБ сообщили, что «дыра» в капитале банка составила 7,4 млрд рублей. Почти 90% портфеля «Югры» составили кредиты, связанные с бизнес-проектами собственников банка, отметил регулятор.

Рекомендуем:

  • Фотоистории