16+
Четверг, 19 апреля 2018
  • BRENT $ 74.51 / ₽ 4540
  • RTS1153.59
17 августа 2017, 22:46 Право

За 17 погибших женщин директора типографии отправили в колонию-поселение на 2,5 года

Лента новостей

Директор типографии Сергей Москвин признал вину и выплатил компенсации родственникам погибших при пожаре работниц. Главный инженер организации Антон Яцков получил на год больше шефа. Он вину отрицал

Фото: Сергей Москвин/ТАСС

Бутырский суд Москвы сегодня вынес приговор по делу о пожаре в столичной типографии «Печатный экспресс», в результате которого погибли 17 человек. Директор типографии Сергей Москвин получил 2,5 года лишения свободы, а главному инженеру Антону Яцкову придется отсидеть на год больше — 3,5 года. Отбывать наказание им предстоит в колонии-поселении.

Назначенное на два часа 17 августа оглашение приговора задержалось на несколько часов. По непонятным причинам судья Елена Шелепова вышла в зал лишь в начале девятого вечера, когда суд уже закрыл двери для посетителей. До этого более шести часов два десятка журналистов, а также адвокаты и родственники погибших терпеливо ждали развязки в коридорах.

Среди собравшихся был младший брат Сергея Москвина Юрий, который надеялся, что приговор будет гуманным. Случившееся он назвал несчастным случаем и говорил, что его брат продал все что было, чтобы хоть как-то помочь семьям погибших при пожаре женщин. «Его бизнес практически умер, а сейчас идет налоговая проверка», — сказал мужчина.

Трагедия в типографии «Печатный экспресс» на Алтуфьевском шоссе разыгралась около 8 утра 27 августа 2016 года во время пересменки. Около двух десятков работниц оказались в раздевалке на четвертом этаже, отрезанном огнем. 16 человек задохнулись, а еще одна девушка скончалась в больнице. Всего в здании на тот момент находились 32 человека. По факту случившегося было возбуждено уголовное дело.

Смерть от удушья

Следствие установило, что пожар произошел из-за того, что в подвальном помещении воспламенилась лампа. Самовольная перепланировка здания привела к тому, что люди не смогли выбраться из горящего помещения. Кроме того, в здании был незаконно установлен подъемник, а шахта грузового лифта сыграла роковую роль — по ней, как по трубе, дым поднялся к верхним этажам, и женщины погибли от угарного газа. В приговоре говорилось, что Москвин и Яцков не провели с работницами вводный противопожарный инструктаж, а в производственных и складских помещениях вместе с печатной продукцией хранились автомобильные покрышки, которые должны были храниться отдельно.

Обвинение в нарушении требований пожарной безопасности, повлекшем по неосторожности смерть двух или более лиц (ч. 3 ст. 219 УК РФ — до семи лет заключения), было предъявлено гендиректору ООО «Печатный экспресс» Сергею Москвину и главному инженеру предприятия Антону Яцкову, ответственному за соблюдение требований пожарной безопасности. Оба сразу же не пришли к следователям и были объявлены в федеральный розыск. 5 сентября Сергей Москвин явился с повинной. Свое промедление директор типографии объяснил тем, что хотел до ареста уладить дела, чтобы материально помочь родственникам погибших женщин. Большинство из них — 14 человек — оказались гражданками Киргизии, еще трое — россиянками. В ходе судебного процесса он полностью признал вину и выплатил компенсацию морального вреда родственникам 16 из 17 погибших. Представители большинства потерпевших ходатайствовали о прекращении уголовного дела за примирением сторон. Однако суд ходатайство отклонил, так как против выступила родственница одной из погибших женщин.

Не признавший вину

Второй фигурант Антон Яцков был задержан позднее, так как на момент пожара находился в отпуске. По словам его адвокатов Елены Филоновой и Владимира Шихова, их подзащитный был на рыбалке в Карелии и был недоступен для связи. Как только в начале сентября он вернулся в Москву и нанял адвокатов, то тут же пришел к следователю и попросил его допросить. Однако тот сослался на занятость, а на следующий день вышел в суд с ходатайством об аресте. Антон Яцков отрицал свою вину в трагедии. Его защитники рассказали Business FM, почему. «Дело в том, что Яцков не работал в организации ООО «Печатный экспресс», в которой трудились погибшие женщины. Там был другой директор, а должность главного инженера была вакантна», — сказала Елена Филонова. Она отметила, что ее подзащитный занимал должность главного инженера в другой компании с похожим названием — ООО «Типография «Печатный экспресс». «В его компании никто не погиб», — подчеркнула адвокат. По ее словам, следствие вменило Яцкову то, что он не провел с работниками вводный инструктаж по основам пожарной безопасности, однако он и не мог этого сделать в фирме, в которой не работал. Кроме того, он трудился в компании два с небольшим года, тогда как многие погибшие работницы — по пять-шесть лет. Помимо этого, в сферу его ответственности по соблюдению противопожарной безопасности входили только пять офисных кабинетов на четвертом этаже (там никто не погиб). За производственные же и складские помещения отвечал директор по производству, который уволился за месяц до трагедии, и Сергей Москвин приказом возложил всю ответственность на себя.

Роковое стечение обстоятельств и бездействие МЧС

Стоит отметить, что подавляющее большинство потерпевших не имели претензий к директору типографии Сергею Москвину. Они считали, что тот поступил «как мужчина», когда взял всю вину на себя и выплатил родственникам погибших женщин компенсации. «Все понимают, что это было роковое стечение обстоятельств и лично Сергей Васильевич ни в чем не виновен», — сказала Business FM Бактыгуль Калдыбаева, которая потеряла в пожаре жену двоюродного брата Индиру. По словам потерпевшей, согласно показаниям очевидцев, у женщин была возможность покинуть помещение, но, вместо того, чтобы бежать на улицу, они отправились в раздевалку, чтобы забрать сумки и вещи. В самой раздевалке было три окна, из которых работницы могли выбраться на крышу — до нее было всего два метра, но они не стали прыгать, то ли испугавшись, то ли надеясь, что скоро придет помощь. Калдыбаева призналась, что «основные претензии» потерпевших были к сотрудникам МЧС, которые хоть и прибыли довольно быстро, однако бездействовали. «Согласно результатам экспертизы, огонь вспыхнул в 07:50 минут утра, а девушки погибли в 08:40. Очевидцы говорили, что все это время работницы типографии кричали в окна и просили о помощи», — сказала потерпевшая. По ее словам, одно время родственники женщин даже думали подать коллективный иск к МЧС, однако их отговорили, убедив в бесперспективности тяжбы с мощной госструктурой.

Кстати, оглашая приговор, судья сочла показания свидетелей о бездействии пожарных «недостоверными и субъективными». Она отвергла показания очевидцев о том, что пожарные не стали выдвигать лестницу до уровня четвертого этажа. При этом Юлия Шелепова предпочла поверить показаниям пожарных, которые заверили, что прибыли через пять минут после вызова и сделали все возможное.

В ходе прений сторон прокурор требовал приговорить Сергея Москвина к четырем с половиной годам лишения свободы, а Антона Яцкова — к пяти с половиной годам заключения в колонии общего режима.

Однако судья дала фигурантам меньше: Москвину — 2,5 в колонии-поселении, а Яцкову — на год больше, тоже в колонии-поселении. После отбытия основного срока они в течение двух с половиной лет не смогут занимать руководящие должности в коммерческих организациях, а также должности, связанные с обеспечением требований пожарной безопасности. Судья пояснила, что не отправила подсудимых в колонию общего режима, так как они совершили преступление впервые, оно относится к преступлениям средней тяжести и совершено по неосторожности. «Учитывая последствия в виде 17 трупов, суд не мог назначить вам условный срок», — так судья обосновала свое решение арестованным.

Она частично удовлетворила гражданский иск Аллы Матвеевой, единственной из потерпевших, кому не удалось примириться с подсудимыми. Женщина требовала выплатить ей 2,5 млн рублей, но суд обязал возместить ей моральный вред, а также расходы на похороны сестры и услуги адвоката на общую сумму 1 млн 150 тысяч рублей.

Адвокаты осужденных заявили Business FM, что не согласны с приговором и намерены обжаловать его в Мосгорсуде. Так, защитница Сергея Москвина Елена Звездина считает назначенное ее подзащитному наказание чрезмерно суровым. «Практически все потерпевшие, за исключением одной, заявили о примирении с подсудимыми. Были все основания для того, чтобы назначить Москвину хотя бы условный срок. Об этом в суде ходатайствовали многие организации, и он был бы более полезен для общества на свободе, что называется, здесь и сейчас», — сказала Business FM защитница.

Рекомендуем:

  • Фотоистории