16+
Воскресенье, 22 апреля 2018
  • BRENT $ 73.71 / ₽ 4526
  • RTS1145.80
25 ноября 2017, 12:40 Стиль жизниКино

Режиссер Дмитрий Дьяченко о сиквеле «Последнего богатыря» и работе в Голливуде

Лента новостей

Сборы «Последнего богатыря» — больше 1,5 млрд рублей. Министр культуры Мединский похвалил режиссера картины за столь внушительные показатели. Будет ли продолжение и пригласят ли теперь Дьяченко на работу в Голливуд? Об этом сам создатель «Богатыря» рассказал в интервью Business FM

Дмитрий Дьяченко.
Дмитрий Дьяченко. Фото: Сергей Карпов/ТАСС

Обновлено 27 ноября в 12:51

Фильм «Последний богатырь» стал первой российской картиной попавшей в первую десятку сборов кинотеатров Германии за последние десять лет. За первый уикенд проката эта сказка заработала больше 150 тысяч евро. В России и СНГ фильм не сходит с экранов уже почти месяц, сборы превысили 1,5 млрд рублей.

«Последний богатырь» — художественный фильм производства студии Disney, в центре сюжета — герои русских сказок. Режиссером стал Дмитрий Дьяченко, на счету у него комедии «День радио», «О чем говорят мужчины» и успешное шоу Первого канала «Большая разница».

О том, как сделать блокбастер про Кощея и Бабу-ягу, Дмитрий Дьяченко рассказал обозревателю Business FM Евгении Смурыгиной?

У «Последнего богатыря» совершенно потрясающие прокатные показатели — больше 1,5 млрд рублей. Это второй фильм по сборам в этом году. Первый — «Пираты Карибского моря», второй — ваш. Он уже больше месяца держится в прокате, это тоже совершенно потрясающий результат, потому что обычно фильмы-новинки сходят с дистанции после двух уикендов. У вас их уже четыре, и, я так понимаю, вы не намерены останавливаться. Вы — я имею в виду фильм «Последний богатырь».

Дмитрий Дьяченко: Да, не намерены останавливаться, потому что и «Матильда» уже несколько недель идет. А если посмотреть, сколько был в прокате «Сталинград», то там вообще восемь недель. Так что нам есть куда стремиться, и я думаю, что зрители могут даже захватить какие-то сеансы в новогодние праздники.

Кстати, было бы очень логично выпускать такой фильм в новогодние каникулы.

Дмитрий Дьяченко: С одной стороны, логично, а с другой, было опасение, что на Новый год выпускают какие-то мощные блокбастеры, с которыми очень опасно тягаться. И я сам участвовал в таких битвах с фильмами «О чем еще говорят мужчины» и «Страна чудес». Всегда есть опасность, что тебя затопчут какие-то огромные бронтозавры.

Но вот у «Мужчин» все было, по-моему, очень хорошо.

Дмитрий Дьяченко: У «Мужчин» все было нормально. Да, действительно, там вырвались и собрали очень неплохую кассу. Но вот в этот раз, видимо, были заняты все слоты, как говорится, и уже некуда было вставать. Спасибо ребятам, кому пришла идея в голову перенести фильм с 19-го все-таки на 26-е, на детские каникулы. Это сыграло одну из важнейших ролей в сборах.

Не стоит умалять достоинств вашего фильма все-таки...

Дмитрий Дьяченко: Не стоит.

О нем говорят, его обсуждают. И причем я слышала две крайности. С одной стороны, его хвалят за то, что он взял лучшие вещи из советского детского кинематографа, с другой стороны, зрители сетуют, что там иностранная музыка, мол, можно было бы поставить отечественную.

Дмитрий Дьяченко: За музыку я могу взять всю вину на себя. При всей моей любви к российской эстраде тех композиций, которые мне были нужны в те моменты, где стоят иностранные треки, у нас, к сожалению, нет. У нас музыка в основном носит ресторанный характер. Очень мало рок-н-ролльной и альтернативной музыки, которая была мне нужна. Как правило, это очень модная и очень дорогая музыка. Она просто подходит по своему душевному настрою. Там все немножко по-другому. И именно потому, что там стоит иностранная музыка, контрапунктом так становится Стас Михайлов.

Вот, кстати, в трейлере его у вас нет.

Дмитрий Дьяченко: А его специально заменили.

Чтобы шутку не сдавать?

Дмитрий Дьяченко: Специально изменили, чтобы шутку не продать. Конечно.

Как вам работалось под крылом большой компании? Это же ваш первый, если я не ошибаюсь, проект со студией-гигантом?

Дмитрий Дьяченко: Когда-то давным-давно Владимир Александрович Грамматиков пригласил меня снимать фильм «Меч-кладенец». Это было лет семь назад. Мне дали сценарий, я его начал рьяно поправлять, что-то переставлять. Где-то месяца три я с ними работал. Я познакомился со всеми в Disney. Мне показалось, что там приятные, адекватные и талантливые люди. Но потом работа закрылась, и мы решили вместе с ребятами из компании Black&White вытащить это все. У них был когда-то свой сценарий, который мы тоже не использовали здесь. Вытащили, переработали, и вот что получилось.
Я смотрела фильм и думала о том, сколько в нем вашего и сколько студийного. Вам много свободы давали?
Дмитрий Дьяченко: Очень много. Это стало возможным благодаря людям, которые там работают, благодаря вообще всей эстетике компании. Я не работал в Америке. Может, там все гораздо жестче, но у нас не было никакого меганадзора. Конечно, они поправляли сценарий, вырезали какие-то шутки, которые чуть-чуть выходили за рамки компании Disney. Именно просили убрать, поменять. В этом был своеобразный надзор, но не глобально, как это могло быть, когда человек висит над головой и проверяет, когда уже начинает вмешиваться вкус начальника. Такого не было. Надзорное участие минимальное. Скорее, участие творческое было.

Чем отличается ваш фильм от более ранних экранизаций русского фольклора?

Дмитрий Дьяченко: Все сказки, которые были созданы в советское и уже в российское время, они были созданы по одному простому принципу — по принципу театральной пародии. То есть если мы смотрим картину Васнецова про сказки, то там натуральные персонажи, как бы живые люди. Если мы смотрим сказки Роу, то это странные персонажи либо Милляр — прекрасный, волшебный, но это чуть-чуть театрально. То есть как бы это не совсем реальность, это такая детская пародия. Это именно сказка. Слово «сказка», не фэнтези, а именно сказка. Это значит чуть-чуть как нереальность, чуть-чуть для маленького зрителя. А мы сделали чуть-чуть для взрослого. То есть Кощей — реальный человек, который жил, был когда-то маленьким, потом вырос, почему-то обиделся на всех, почему-то стал таким. И у всех есть какие-то корни, какая-то жизнь, какая-то обида. И на этом построена, собственно говоря, главная история (я уже сейчас могу рассказывать) Добрыни. Мне один мальчик прислал удивительное сообщение, я его могу зачитать: «Здравствуйте, уважаемый Дмитрий Дьяченко. Меня зовут Егор Абрамов, мне десять лет, я учусь в Московской международной школе в четвертом классе. Я пишу со странички моей мамы, пока у меня своей странички нет. Я ходил на ваш фильм «Последний богатырь». Мне фильм понравился. Понравились бои, веселые моменты. Фильм было интересно смотреть. Мне понравилось, что добро победило, что девочку в коме спасли. Я не ожидал, что Кощей Бессмертный может быть и не очень плохим, а Добрыня Никитич таким коварным. Уважаемый Дмитрий, мне очень хочется узнать, почему вы решили сделать именно Добрыню Никитича плохим. Я очень жду вашего ответа». Я ему пишу: «Егор, привет. Добрыня — изначально не плохой человек, как все мы. Когда-то он был соратником Ильи Муромца, его другом, хорошим и сильным человеком. Но хитрая Варвара околдовала его. Добрыня стал завидовать тому, что Илья Муромец всегда первый богатырь и самый сильный».

Женщина виновата...

Дмитрий Дьяченко: Это говорит о том, что мы просто реальность чуть-чуть добавили в сказочный мир. У нас есть оправдание тому, что происходит с героями. Они не просто злые, по этому пути сделаны и «Пираты Карибского моря», и «Малефисента», и «Мстители», все. У каждого из самых фантастических, будь то песочный/стеклянный/оловянный человек, у них всегда есть четкая и жизненная мотивировка. И зритель в это верит.

Что касается творчества, я поняла, вас не ограничивали, как раз наоборот. А что касается финансов?

Дмитрий Дьяченко:

Финансы были небольшими. Когда мы каждый раз брались за какую-то штуку: надо нам сделать большой дворец Добрыни — сделаем его чуть поменьше. Поедем, и у нас будет 200 человек скакать за Алешей Поповичем. Пусть скачут семь. Мы, конечно, не ограничивали себя в костюмах, и в красивых местах, куда мы ездили, — это в предгорьях Кавказа, в районе Сочи, там красивейшие виды. Я настаивал, чтобы это было, потому что зритель все это видит. Он понимает, когда это на хромокее, и видит, когда это живое, природа. Мы не ограничивали себя в производстве Водяного и Избушки, то есть на это были выделены деньги. Они, конечно, гораздо меньшие, чем выделяют деньги на «Викинга» или на «Сталинград», но они были выделены. И, слава Богу, эти персонажи у нас появились и сделали свое прекрасное дело.

Вы можете раскрывать цифры? Какой производственный бюджет?

Дмитрий Дьяченко: Не могу. К сожалению, Disney не раскрывает свои цифры.

Перевернем вопрос. Это самый большой бюджет, с каким вам доводилось работать?

Дмитрий Дьяченко: Да, самый большой бюджет. Но, когда ты с таким бюджетом работаешь, тебе все равно его не хватает. Фэнтези всегда требует большего.

Что касается фэнтези на основе русского эпоса, у нас же любят, да и не только у нас, что, когда хорошая касса, надо продолжать, развивать тему. Вот что у вас с этим, будет ли сиквел, будете вы этим заниматься или нет?

Дмитрий Дьяченко: Скорее всего, будет сиквел. Мне бы, конечно, очень хотелось этим заниматься. Но, с другой стороны, хотелось бы хороший сценарий. А это очень важно. Я надеюсь, что моим друзьям, с которыми мы трудились над этим фильмом, не придет в голову сценарий сделать очень быстро и как бы недоделать. Прошлый сценарий писали год, даже полтора, и много редактировали. Здесь тоже нужно подойти очень внимательно.

А государство помогало вам с этим фильмом?

Дмитрий Дьяченко: Да, помогал Фонд кино. Была выделена часть денег возвратных, часть невозвратных. Я не помню точной суммы, но два раза мне приходилось ходить на питчинги и говорить о том, что вот хорошо бы помочь. И помогли.

Министр культуры Мединский похвалил даже не столько вашу работу, сколько ваши финансовые показатели. Он буквально пару недель назад сказал, что всем бы вот так. Вы помните вашу реакцию? И вообще, это вам что-то дает?

Дмитрий Дьяченко: Мне лично?

Ну, надежду, например, что на будущих питчингах вам будут охотнее давать деньги?

Дмитрий Дьяченко: Конечно же, дает. Приятно было летом увидеть себя в числе пяти самых кассовых режиссеров России. То есть вдруг в совокупности они посчитали, что вот все фильмы с «Квартетом», без «Квартета»...

Это еще до «Богатыря»?

Дмитрий Дьяченко: Да, до «Богатыря», как-то вот я выбился на пятое место.
Теперь вы наверняка не замыкаете эту пятерку самых кассовых, а может быть, даже ее возглавите.
Дмитрий Дьяченко: Сложно возглавить, потому что Тимур Бекмамбетов заработал больше 400 млн на «Особо опасен», но это был американский прокат.

Ну так это американский прокат, действительно, а вот что касается российского проката, здесь, наверное...

Дмитрий Дьяченко: Наверное, да, какая-то близость моя к такому Олимпу, она, наверное, присутствует.

Это вам что-нибудь дает или, может быть, даст? Позовут в Голливуд? Тем более вы работали с Disney.

Дмитрий Дьяченко: Я думаю, что до Голливуда еще очень далеко, потому что это абсолютно разные принципы работы фильмов, сценариев, воздействия на зрителя. Мне бы, конечно, очень хотелось поработать, но нужно к этому быть готовым.

Спасибо большое и держитесь курса.

Рекомендуем:

  • Фотоистории