16+
Суббота, 23 июня 2018
  • BRENT $ 75.53 / ₽ 4751
  • RTS1125.41
27 ноября 2017, 13:02 Право

Улюкаев рассказал свою версию получения взятки в $2 млн

Лента новостей

«Очевидна ложность обвинения Сечина, — заявил экс-министр, давая показания в Замоскворецком суде Москвы. — Я никогда нигде не требовал денег и не угрожал Сечину. Это надуманное предположение»

Бывший министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев, обвиняемый в получении взятки в 2 миллиона долларов, перед началом заседания в Замоскворецком суде, 27 ноября 2017.
Бывший министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев, обвиняемый в получении взятки в 2 миллиона долларов, перед началом заседания в Замоскворецком суде, 27 ноября 2017. Фото: Александр Щербак/ТАСС

Экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев, обвиняемый в получении взятки в размере 2 млн долларов, 27 ноября дал показания в Замоскворецком суде Москвы. Об этом сообщает корреспондент Business FM.

Во время дачи показаний, отвечая на вопрос своего адвоката Тимофея Гриднева, Улюкаев отверг версию следствия. «Я никогда нигде не требовал денег и не угрожал Сечину. Это надуманное предположение, — заявил подсудимый. — Очевидна ложность обвинения Сечина».

Заняв место на свидетельской трибуне, Улюкаев начал издалека. Он сообщил, что занимал должность министра в течение трех лет, с 24 июня 2013 года по 15 ноября 2016 года, и рассказал, как принимал участие в приватизации «Башнефти». По версии следствия, осенью 2016 года, находясь на саммите БРИКС в Гоа, чиновник потребовал взятку в 2 млн долларов у руководителя «Роснефти» Игоря Сечина «в благодарность» за выдачу положительного заключения, которое позволило «Роснефти» купить 50,08% акций «Башнефти» и избежать препятствий в других сделках.

Улюкаев сообщил, что привлеченный в качестве агента для участия в сделке банк «ВТБ Капитал» разослал предложения на участие в приватизации «Башнефти» двум десяткам организаций, в том числе ПАО «Роснефть». Однако позже в министерство поступило поручение правительства, подписанное вице-премьером Аркадием Дворковичем, о нецелесообразности участия компаний, прямо или косвенно подконтрольных государству, в приватизации.

Подсудимый признался, что в августе 2016 года публично высказал мнение, которое цитировали СМИ, о невозможности участия «Роснефти» в приватизации, поскольку компания хоть и не напрямую, а через «Роснефтегаз», но контролируется государством. «Я был не одинок в своем мнении. Среди тех, кто высказывал аналогичное мнение, были первые вице-премьеры Игорь Шувалов и Аркадий Дворкович, министр энергетики Александр Новак, помощник президента Дмитрий Песков, — сказал он. — Как специалист в области экономики считал и считаю, что участие госкомпаний, прямо или косвенно контролируемых государством, в приватизации госкомпаний нецелесообразно, так как не соответствует духу приватизации».

Однако, по словам Улюкаева, какого бы мнения он ни придерживался, закон позволил «Роснефти» участвовать в сделке. «И если закон допускает, то я не мог его игнорировать, что и указал в докладах президенту РФ», — сказал экс-министр. В итоге «Роснефти» разрешили участвовать в покупке акций «Башнефти».

Подсудимый отверг обвинение в том, что он пригрозил Сечину давать отрицательные заключения по иным сделкам компании, если не получит деньги. «ПАО «Роснефть» работает в области энергетики, что не является компетенцией Министерства экономического развития. Совершенно очевидно, что я не мог препятствовать заключению других сделок. Подготовка любого отрицательного, да и положительного заключения была бы выходом за пределы нашей компетенции», — сказал Улюкаев.

Улюкаев рассказал, что впервые лично обсудил с Игорем Сечиным участие «Роснефти» в приватизации «Башнефти» в середине октября 2016 года во время поездки на саммит глав государств БРИКС в Гоа. Это произошло в холле отеля в перерыве между двумя встречами с участием президента в составе российской делегации. Улюкаев присоединился к руководителю «Роснефти», который играл в бильярд с главой банка ВТБ Андреем Костиным. «Все были в хорошем настроении. Сечин сказал, вы все молодцы и ты можешь проделывать дырочку в лацкане пиджака, намекая на то, что я могу получить госнаграду за приватизацию «Башнефти». Также он сказал: я тебя угощу вином, которое ты в жизни не пробовал», — передал подсудимый содержание состоявшегося разговора. По словам Улюкаева, сама беседа был очень короткой и заняла не больше двух минут. Так как до сделки оставалось всего два месяца, собеседники договорились обсудить ситуацию уже в Москве.

Далее подсудимый поведал детали своей встречи с Игорем Сечиным в Москве, после которой 14 ноября 2016 года его задержали сотрудники ФСБ. Улюкаев отметил, что глава «Роснефти» сам позвонил ему на работу и предложил приехать, заметив, что «есть неисполненное поручение по Гоа». «Я сказал, что готов однозначно это обсудить. Я понял, что это поручение президента о приватизации 19,5% акций «Роснефти», — выдвинул свою версию подсудимый. Они договорились о встрече в 17:00. Улюкаев сообщил, что глава «Роснефти» лично встретил его на улице и вместо того, чтобы повести внутрь, быстро сказал, что затянул исполнение поручения, и предложил забрать стоявшую на снегу сумку, а затем «пойти попить чаю». На ходу он дал ключ от портфеля, в котором, как решил Улюкаев, было обещанное ему в Гоа вино. «Помня упоминания угостить меня вином, которое я никогда в жизни не попробовал, я думал, что в сумке находятся элитные, качественные спиртные напитки. По весу я подумал, что это бутылки с вином», — сказал фигурант.

Улюкаев подчеркнул, что слова о задержке поручения он понимал как задержку исполнения поручения президента по приватизации 19,5% акций «Роснефти» (в декабре 2016 года «Роснефтегаз» продал ценные бумаги совместному предприятию Glencore и Qatar Investment Authority за 694 млрд рублей (10,2 млрд евро) — Business FM). «До нее оставался один месяц, а слово «поручение» употребляется исключительно как поручение президента», — пояснил подсудимый. Смысл фразы Сечина о том, что тому требовалось «собрать объем необходимых средств», экс-министр воспринимал как необходимость «Роснефти» найти деньги, чтобы выкупить собственные акции. Для этого нужно было ни много ни мало более 10 млрд евро, «что было непростой задачей даже для такой мощной компании, как «Роснефть», отметил Улюкаев. После того как сумка перекочевала в багажник автомобиля министра, собеседники пошли пить чай, а на прощание Сечин подарил Улюкаеву корзинку с колбасой собственного производства. Министр сел в машину и отправился обратно на работу, когда автомобиль на выезде из «Роснефти» блокировали сотрудники ФСБ.

Выступая в суде, Алексей Улюкаев заметил, что и раньше получал от Сечина различные презенты, а потому не заметил подвоха. По его словам, когда глава «Роснефти» «два или три раза» приезжал к нему в министерство, то каждый раз заходил в кабинет с увесистой сумкой. «Там были презенты — часы, макеты буровых вышек. Это было нормой делового этикета со стороны главного исполнительного директора «Роснефти», — сказал Улюкаев.

Подсудимый пожаловался на то, что его задержание производилось с нарушением закона, ему не разъяснили права, не давали позвонить адвокату, принудительно заставили дать смывы с рук и даже в уборную его сопровождал сотрудник ФСБ. Также Улюкаев сообщил, что даже его первый допрос в Следственном комитете прошел без защитника.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию