16+
Среда, 26 сентября 2018
  • BRENT $ 81.63 / ₽ 5379
  • RTS1169.04
13 декабря 2017, 05:48 Общество

Несанкционированные связи с немцами. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В Новом Уренгое проверили гимназию №1 — это та школа, ученик которой Николай Десятниченко выступил со знаменитой речью в бундестаге. Кто в итоге оказался наказанным?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Подведены итоги проверки в расположенной в Новом Уренгое Ямало-Ненецкого автономного округа гимназии N1, где учится десятиклассник Николай Десятниченко. История его выступления во время траурного заседания в германском бундестаге 19 ноября, посвященного погибшим советским и немецким военнослужащим в годы Второй мировой войны в рамках совместного проекта немецких и российских школьников, вызвала огромный резонанс в обществе.

Он там, в частности, говорил о «невинно погибших» солдатах вермахта и о «так называемом Сталинградском котле». Его доклад был посвящен истории жизни немецкого солдата Георга Йоханна Рау, оказавшегося в Сталинградском котле. Десятниченко признался, что работа над проектом заставила его посетить захоронение солдат вермахта вблизи города Копейска. «Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать», — сказал он в своем выступлении. И вот теперь, как сообщает издание Ura.ru, проверка подтвердила, что дети участвовали в немецком проекте по решению педагогов школы, которые не поставили в известность руководство. Виновные наказаны. Можно ли считать инцидент исчерпанным? Комментирует Георгий Бовт

Трудно было ожидать, что вызвавшее скандал выступление Николая Десятниченко пройдет без последствий. Хотя еще в самом начале губернатор ЯНАО Дмитрий Кобылкин публично вступился за гимназиста, призвав различать популяризацию нацизма, которую многие возмущенно приписали школьнику, и сострадание, к которому призывал Николай. Даже пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отозвался, заметив, что Десятниченко не имел в виду ничего плохого, а просто переволновался и недостаточно четко выразил свою мысль. Песков тогда также выразил недоумение в связи с развязанной в отношении мальчика «экзальтированной травлей».

Травля — не травля, но был запрос депутата Законодательного собрания Ямало-Ненецкого автономного округа Елены Кукушкиной. Возбудились депутаты Госдумы, попросившие аж целую Генпрокуратуру проверить выступление гимназиста и выяснить, кто помогал ему составить речь. Установить, так сказать, зачинщиков и подстрекателей. На историю, отвлекшись от более важных дел, включая вопросы войны и мира, обратил внимание комитет Совета Федерации по международным делам, обратившийся к правительству Ямало-Ненецкого автономного округа с настоятельным предложением проверить учебную программу гимназии Нового Уренгоя. Как будто она в части истории чем-то отличается от программ тысяч других школ Российской Федерации. То есть все — со звериной серьезностью.

Я так, например, думал, что в данном случае речь идет о том, что гимназист достаточно косноязычен, не научен точно излагать свои мысли и пользоваться, например, устойчивыми словосочетаниями, имеющими вполне определенную нюансировку в русском языке. Так, например, ему надо было объяснить, что определение «так называемый» по отношению к «Сталинградскому котлу» носит пренебрежительный характер. Однако эта корявая фраза все же не означает «пересмотра итогов Второй мировой войны». Что вместо «невинно погибших» солдат вермахта надо было употребить, скорее, «бессмысленно, бесполезно погибших». Так выходит и по контексту его доклада, если его прочитать. Ровно из того же ряда, кстати, стилистическая ошибка во фразе, где говорится, что вид могил «чрезвычайно огорчил» гимназиста. Хотя в таких случаях говорят либо об испытанном потрясении, либо о том, что заставило задуматься.

В этой связи я бы лично предъявил претензии преподавателям русского языка гимназии Нового Уренгоя. Проверил бы, как там вообще в этой гимназии пишут сочинения и пишут ли.

Однако проверяющие, по старой советской привычке, стали «шить политику». Гимназии вменили в вину то, что само участие в российско-германском проекте было самодеятельностью ее учителей, которые не доложились вышестоящему начальству. Это раньше называлось «несанкционированные контакты с иностранцами». Надо было подать прошение в местный Минобраз, обсудить вопрос в Заксобрании, с администрацией губернатора. А то и снестись с Москвой. Да хоть с тем же комитетом по международным делам Совфеда. Пусть дадут установку на общение с немецкими школьниками.

Самой «крайней» стала преподавательница не русского языка, а немецкого — Людмила Кононенко. Ее проверят на соответствие занимаемой должности. Ее «несоответствие» состояло разве что в том, что, будучи замдиректора школы, она не только приняла решение участвовать в проекте со школьниками из страны НАТО, но и — страшное дело! — вступила с немецкими партнерами в переписку. На немецком языке! Как сказано в материалах проверки, «Кононенко в нарушение должностных инструкций сама вела переписку с немцами». А еще использовалась информация о погибших немецких солдатах, предоставленная немецкой стороной.

А от какой еще стороны она должна была поступить, интересно? Впрочем, все же отметим, что времена нынче, если прежними-то мерками мерить, воистину вегетарианские. Ведь никого не только не расстреляли, но даже и не посадили, дав десять лет лагерей без права переписки, как в свое время давали за «антисоветскую пропаганду».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию