16+
Понедельник, 16 июля 2018
  • BRENT $ 74.66 / ₽ 4671
  • RTS1189.35
30 января 2018, 14:08 Право

Водитель, въехавший в переход у «Славянского бульвара», согласился пройти «детектор лжи»

Лента новостей

Между тем защитник Виктора Тихонова ходатайствовал об исключении из числа вещественных доказательств как самого автобуса, так и протокола его осмотра

Виктор Тихонов.
Виктор Тихонов. Фото: Александр Щербак/ТАСС

Автобус ЛиАЗ, под колесами которого 25 декабря в переходе у метро «Славянский бульвар» погибли четыре человека и еще десять пострадали, просят признать недопустимым доказательством. Как сообщает корреспондент Business FM, такое ходатайство в Следственный комитет России подал адвокат водителя Виктора Тихонова Равиль Саберов.

Защитник утверждает, что осмотр транспортного средства был составлен с грубейшими нарушениями закона. В ходе него автобус находился на стоянке Одинцовского ПАТП (пассажирское автотранспортное предприятие, филиал ГУП «Мострансавто»), где «любое заинтересованное лицо» могло заменить в нем детали. В ходатайстве, поданном на имя руководителя следственной бригады СКР, подполковника юстиции Александра Кузнецова, адвокат просит признать недопустимым доказательством не только сам автобус, но и протокол осмотра предметов (автобуса) от 11 января этого года.

Неопечатанный автобус

По словам Саберова, сотрудники правоохранительных органов, проводившие осмотр места ДТП, разрешили транспортировать автобус в Одинцовский парк и в нарушение требования ч. 3 ст. 177 УПК РФ (порядок производства осмотра) не опечатали автобус и не заблокировали его разбитые окна и двери. «Они должны были любым способом опечатать автобус, закрыть забитые стекла чем угодно — фанерой, тентом — и опечатать. При этом должны были присутствовать понятые», — заявил адвокат радиостанции. Саберов отмечает, что при хранении автобуса на территории Одинцовского ПАТП (там работал Виктор Тихонов) «у лиц, заинтересованных в сокрытии технических неисправностей автобуса, была возможность его отремонтировать».

Кроме того, по мнению адвоката, в осмотре автобуса участвовали заинтересованные лица. «Так, в качестве специалистов, помимо двух следователей-криминалистов из СК и эксперта Российского федерального центра судебной экспертизы при Минюсте, в осмотре участвовали девять представителей завода-изготовителя — Ликинского автобусного завода (ЛиАЗ), включая главного конструктора», — рассказал защитник. Он считает, что заинтересованность последних «очевидна» и они «могли заменить в автобусе что угодно», ведь в случае неисправности машины производителям может грозить ч. 3 ст. 266 УК РФ (недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями, повлекший по неосторожности смерть двух или более лиц). Она предусматривает наказание на срок до семи лет лишения свободы.

Также, по мнению адвоката, во время осмотра автобуса проводился «то ли следственный эксперимент, то ли автотехническая экспертиза», так как работники ЛиАЗ проводили испытания транспортного средства непосредственно при заведенном двигателе. «Автобус разгоняли до определенной скорости и тормозили как ножным, так и ручным тормозом. После так называемого осмотра автобус, как видно из протокола, не был опечатан и был снова перевезен на хранение в Одинцовское ПАТП», — рассказал защитник.

При этом, по словам Саберова, в начале осмотра следователь ознакомил всех присутствующих с фрагментами изначальных показаний Виктора Тихонова, который заявил, что ДТП произошло из-за технической неисправности. «После этого все его доводы, конечно, опровергались проведенными исследованиями лиц, которые сами впоследствии могут стать подозреваемыми или обвиняемыми по данному уголовному делу», — сказал адвокат.

Вынутый предохранитель

Юрист добавил, что тогда же выяснился один любопытный момент, о котором следователям в ходе первого допроса в качестве свидетеля рассказывал Виктор Тихонов. «Он говорил, что при открытых (передних) дверях автобус почему-то поехал, когда он снял его с ручника. Оказывается, в электроцепи, отвечающей за блокировку движения автобуса при открытых дверях, был почему-то вынут неизвестно кем предохранитель. Поэтому блокировка движения автобуса при открытых дверях не работала. То есть, когда он с ручника снял и еще даже не успел нажать закрытие дверей, автобус резким самопроизвольным повышением оборотов стартанул и у него не сработали тормоза — как ножной, так и ручной. В ходе допроса Тихонов объяснил, что это был чужой автобус — он заменял другого водителя, поэтому он ничего не трогал в машине. В тот день он успел проехать по маршруту всего один круг», — продолжил защитник.

Адвокат считает, что если «с пристрастием» допросить водителей Одинцовского автобусного парка, да и других парков, то выяснится, что многие водители просят электриков убрать предохранитель, чтобы экономить время на остановках. В противном случае, если ждать, когда все двери закроются до конца, на старте теряются несколько секунд. Если же двери почти закрылись и нет блокировки движения, то водитель быстро стартует с остановки, экономя время маршрута, объясняет юрист. Саберов не исключает, что в данном случае кто-то из водителей парка мог убрать этот предохранитель.

Однако следователи в ходе допроса фактически обвинили в этом Тихонова. Ему инкриминировали «нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее смерть двух или более лиц» (ч. 5 ст. 264 УК РФ). Она предусматривает наказание на срок до семи лет. Следствие считает, что Тихонов в нарушение п. 9.9 ПДД РФ неправильно остановил автобус — под углом, а не вдоль тротуара. Кроме того, в нарушение п. 12.2 он выехал на тротуар и осуществлял движение по нему, а затем в нарушение требований п. 10.1 ПДД не принял необходимых мер к остановке автобуса. 12 января Басманный суд Москвы отправил водителя под домашний арест, хотя следствие просило заключить его под стражу.

В настоящее время по делу назначена автотехническая экспертиза. Также, как стало известно Business FM, в ближайшее время следствие планирует назначить и провести амбулаторную психолого-психиатрическую экспертизу Виктора Тихонова, а также судебно-медицинские экспертизы состояния здоровья потерпевших. В ДТП были травмированы десять человек, и следствию предстоит выяснить, какой именно вред их здоровью был причинен — легкий, средней тяжести или тяжкий.

Самому же водителю следователи предложили пройти полиграф — так называемый детектор лжи. По словам защитника, Тихонов на это сразу согласился. «Это свидетельствует о том, что он говорит правду», — полагает Равиль Саберов.

Комментарий производителя автобуса

В «Группе ГАЗ», в которую входит Ликинский автобусный завод, выпустивший автобус, Business FM прокомментировали возможность аварии из-за выведенного из строя предохранителя:

«Предохранитель, отвечающий за блокировку движения автобуса при открытых дверях, никак не влияет на обороты двигателя, а тем более на их повышение. Более того, любое повышение оборотов двигателя, равно как и состояние указанного предохранителя, не лишает автобус возможности быть остановленным с помощью штатных систем торможения. Благодаря двухконтурной пневматической системе тормозов и нескольким степеням защиты автобуса, у водителя было несколько способов остановить его.

Кроме того, независимо от обстоятельств любой аварии, самопроизвольное движение автобуса без предварительного воздействия на органы управления со стороны водителя полностью исключено. Без включения кнопки хода и снятия КПП с нейтрального положения автобус произвольно не тронется».

Комментировать ход следствия в «Группе ГАЗ» сочли невозможным.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию