16+
Суббота, 21 июля 2018
  • BRENT $ 73.00 / ₽ 4637
  • RTS1114.59
2 февраля 2018, 06:28 ОбществоМедицина

Приговор для гематолога. Что было бы, если бы Мисюрину судили не в России?

Лента новостей

Как судят на Западе за врачебные ошибки? Грозил бы Елене Мисюриной судебный срок, если бы случай с ее пациентом произошел, например, в США?

Фото: DPA/ТАСС

Два года колонии. Приговор для врача Елены Мисюриной поднял вопрос о том, нужно ли сажать за врачебные ошибки.

Елена Мисюрина делает пациенту, больному раком и диабетом, трепанобиопсию, то есть берет образец костного мозга. Он попадает в частную клинику с подозрением на аппендицит, ему делают операцию, он умирает. Это произошло спустя 38 часов после трепанобиопсии. Хотя, как говорят коллеги врача, если бы гематолог травмировала ему артерию, он должен был умереть через 15 минут.

Если бы это происходило в США, история могла бы закончиться в досудебном порядке. Было бы разбирательство на уровне больницы, одновременно разбиралась бы страховая компания. В США и в Европе, в отличие от России, почти все врачи имеют страховку персональной ответственности. Большинство претензий по врачебным ошибкам заканчивается до суда компенсациями, которые платит не врач, не больница, а страховая. Кроме того, на защиту врача встала бы профессиональная ассоциация.

Рашад Абышев врач-кардиолог, выпускник Йельского университета «В ее случае это Ассоциация гематологов США. Ежемесячные взносы уходят не кому-то куда-то, а на юридическую поддержку. Ассоциация заставляет либо юриста, либо группу юристов, которые защищают интересы данного специалиста. Первое, что оценивается, делал ли он какие-либо действия, не соответствующие протоколу ведения. Технически ошибка врача сведена к минимуму. Задача его — просто поставить диагноз на входе к пациенту, распечатать соответствующий протокол, а потом галочками указать, что и в какой очередности им было выполнено. В США врачу ничего бы не грозило, я думаю, потому что Мисюрина выполняла все по протоколу. За ошибки врачебные следуют такие последствия, как лишение лицензии, отстранение от деятельности, но не уголовное дело. Достаточно известный случай был: один из стоматологов в Коннектикуте, у него был частный стоматологический кабинет, он не признавал стратегию септиков — антисептиков и обрабатывал инструментарий проточной водой. К сожалению, было выявлено, что он заразил около 70 пациентов гепатитом С. Вследствие разбирательства он не был посажен, у него была изъята медицинская лицензия, он не имеет права вести медицинскую деятельность пожизненно и теперь выплачивает компенсации на лечение пациентам».

Вспомнить примеры уголовных дел в США все-таки можно. Например, врача Майкла Джексона, которому дали четыре года за то, что он прописал певцу чрезмерную дозу анестетика пропофола. Но случай с Еленой Мисюриной даже нельзя считать врачебной ошибкой, и в Европе дело завершилось бы гражданскими исками, говорит замдиректора Федерального центра детской гематологии, онкологии и иммунологии Алексей Масчан, стажировавшийся во Франции:

Алексей Масчан замдиректора Федерального центра детской гематологии, онкологии и иммунологии «Процедура, которую Елена Николаевна выполняла, относится к разряду «слепых процедур», которые выполняются по анатомическим поверхностным ориентирам и не могут по определению учитывать особенности анатомического строения данного конкретного пациента. Поэтому речь идет не о врачебной ошибке, а о несчастном стечении обстоятельств. Если даже допустить, что это была ошибка, и перенести дело, скажем, во Францию, то доктору, возможно, грозило бы разбирательство в профессиональном кругу. Я думаю, что дело бы завершилось гражданскими исками. И случаев неприятностей при проведении трепанобиопсии даже за тот год, когда я был на стажировке во Франции, на моих глазах произошло несколько. И это все было решено на медицинском уровне, и пациенты даже не имели никаких претензий, хотя случаи были достаточно яркие и, в общем-то, с причинением некоторого ущерба пациенту».


Вопрос о том, нужна ли вообще уголовная ответственность за врачебные ошибки, неоднозначный. На Западе, например, чтобы минимизировать количество ошибок, к начинающему хирургу прикрепляют врача-эксперта, который вначале несет такую же ответственность за операцию и, если видит, что новичок — бездарь, не даст ему разрешения оперировать.

Еще одна особенность западной медицины — так называемое добровольное доносительство: медсестра, увидев, что врач что-то нарушил, донесет на него, даже если операция закончилась успешно.

Впрочем, газета The Independent писала, что врачебные ошибки — одна из главных причин смертности в США после сердечно-сосудистых заболеваний и рака. В России в прошлом году поступило 6000 жалоб на врачебные ошибки, было возбуждено почти 1800 уголовных дел, заявил Следственный комитет. Цифра выглядит значительной. И можно было бы, наверное, говорить о защите пациентов, если бы к разбирательству жалоб привлекалось медицинское сообщество и если бы не заявление главы СК Александра Бастрыкина, по мнению экспертов, фактически объявившего очередную кампанию, в этот раз — по борьбе с врачебными ошибками.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию