16+
Понедельник, 24 сентября 2018
  • BRENT $ 79.77 / ₽ 5298
  • RTS1149.53
19 февраля 2018, 17:10 Право

«У меня не каждый день воруют часы». Бизнесмен рассказал, как давал взятку полковнику СКР

Лента новостей

На процессе по делу бывшего начальника Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Максименко показания дал бизнесмен Бадри Шенгелия. По версии обвинения, он заплатил 50 тысяч долларов силовику, чтобы наказать обидчиков из полиции

Михаил Максименко.
Михаил Максименко. Фото: Артем Коротаев/ТАСС

На процессе по делу бывшего высокопоставленного сотрудника СКР, полковника Михаила Максименко в Мосгорсуде дал показания питерский бизнесмен Бадри Шенгелия. Он рассказал, как давал подсудимому взятку в 50 тысяч долларов за возбуждение уголовного дела в отношении полицейских из Санкт-Петербурга, которые, по его словам, во время задержания украли у него дорогие часы. То, что размер взятки оказался выше стоимости аксессуара, вовсе не смутило предпринимателя. «У меня не каждый день воруют часы», — так объяснил он свое желание наказать обидчиков.

На свидетельской трибуне Шенгелия, мужчина лет пятидесяти, пробыл около двух часов. Свидетель был одет по-спортивному: в черную футболку с длинным рукавом, темные брюки и кеды, с сумкой Louis Vuitton через плечо. Он поведал, что знаком с Максименко с 2007 года.

Тогда, по его словам, начальник Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Максименко участвовал в расследовании в Питере одного из уголовных дел предпринимателя и предполагаемого лидера «тамбовской» ОПГ Владимира Барсукова (Кумарина). Его обвиняли в рейдерстве. По делу в качестве подозреваемого проходил также бывшего заместитель начальника УБОП ГУВД по Петербургу и Ленинградской области Владимир Сыч.

Следователи подозревали и Шенгелию в причастности к захвату собственности. Однако тот стал сотрудничать, и у него «стали хорошими отношения» с главой следственной группы по его делу Олегом Пипченковым, а также Михаилом Максименко и другими.

«Тогда я давал показания на Кумарина. По просьбе Пипченкова я договаривался со свидетелями, привозил их в Следственный комитет, где они давали показания. Меня очень часто вывозили на следственные мероприятия, где мне очень часто приходилось сталкиваться с разными сотрудниками», — начал свой рассказ Шенгелия.

Когда ему через несколько лет понадобилась помощь «начальника службы безопасности» Александра Бастрыкина, его предупредили, что это будет стоить денег. «Мы часто встречались с Максименко, в две недели один раз — это точно», — выступал свидетель.

Согласно обвинительному заключению, в конце 2014 года Шенгелия по WhatsApp пожаловался Михаилу Максименко на то, что 9 декабря в Северной столице его задержали сотрудники полиции и провели с ним «профилактическую беседу». Рассерженный предприниматель просил сделать так, чтобы в отношении него такое больше не повторилось. Максименко обещал помочь и добиться возбуждения на обидчиков уголовного дела. При этом он назвал цену: 50 тысяч долларов. Предприниматель согласился.

Были «сфабрикованы материалы» о том, что неустановленные сотрудники питерской полиции якобы украли у Шенгелии дорогие наручные часы Hublot. Максименко добился, чтобы материалы в нарушение ведомственных правил передали из Санкт-Петербурга в Москву, в ГСУ СК. В октябре 2015 года там было возбуждено дело по факту превышения должностных полномочий (ч.1 ст.286 УК) в отношении неустановленных сотрудников полиции. 23 октября 2015 года Максименко выехал в Санкт-Петербург и в одном из отелей передал Шингелии копию постановления о возбуждении уголовного дела, а тот отдал ему ранее оговоренную сумму — 50 тысяч долларов.

«Мне сказал, что если это дело не «пролоббировать», то оно не будет возбуждено. После чего я оплатил 50 тысяч долларов Максименко», — раскрыл в суде подробности предшествовавших этому переговоров Бадри Шенгелия.

Он уточнил, что деньги передавал Максименко в гостинице «Пулковская» в Санкт-Петербурге. «На первом этаже меня встретил охранник и провел на нулевой этаж. Там я переговорил с Михаилом Ивановичем. Мой охранник привез деньги. Он их взял у меня дома из сейфа. Я передал эти деньги после возбуждения уголовного дела в обмен на постановление о возбуждении дела», — сказал свидетель.

В суде Шенгелия настаивал, что один из полицейских действительно украл у него часы стоимостью 20 тысяч евро. Он входил в следственную группу следователя МВД Романа Полозаева, но прокуратура трижды отменяла постановление о возбуждении дела. Кстати, решение о возбуждении дела уже в Москве, пролоббированное Максименко, вскоре также отменил надзорный орган. Но деньги Шенгелия обратно не потребовал. В суде он вообще заявил, что ему неизвестна судьба уголовного дела. «Что сейчас с этим делом стало, я не знаю», — сказал он.

Примечательно, что если верить Шенгелии, то с Максименко он «общался и по другим вопросам», а их отношения носили «финансовый характер». На процессе по ходатайству сторон огласили показания свидетеля на следствии. В соответствии с ними, в 2008 году начальник УСБ участвовал в схеме по освобождению одного подследственного из СИЗО, за что заработал порядка 30 тысяч долларов. Кроме того, он помогал Шенгелии решить вопрос по гражданскому делу, получив за это порядка 800 тысяч долларов.

Что же касается желания добиться возбуждения уголовного дела о краже у него часов, то в суде Бадри Шенгелия заявил, для него это был «принципиальный вопрос»: наказать человека, совершившего кражу.

Впрочем, выступление Бадри Шенгелии вызвало большой скепсис у защиты. По мнению защитника Михаила Максименко Андрея Гривцова, он так и не смог объяснить, почему обратился в ФСБ с заявлением о даче взятки спустя несколько лет, а не сразу же. «Его показания носят неконкретный и нелогичный характер», — полагает он. Защитник считает, что выступление Шенгелии противоречило его же собственным показаниям на следствие, а также словам его охранника. «Шенгелия сказал, что якобы охранник ездил за деньгами. Мы огласили показания охранника, и в них он говорит, что изначально за ними ездил сам Шенгелия. В деле настолько много неточностей и непонятного, что, на мой взгляд, нельзя все это класть в основу решения о признании Максименко виновным», — сказал защитник.

Основной эпизод обвинения Михаила Максименко касается получения взятки в 500 тысяч долларов за освобождение из-под стражи криминального авторитета Андрея Кочуйкова по прозвищу Итальянец. По версии обвинения, операцию «проспонсировал» в 2016 году совладелец сети ресторанов «Якитория» Олег Шейхаметов. Ранее от также был вызван в суд, но от дачи показаний отказался, воспользовавшись статьей 51 Конституции России, которая дает право не свидетельствовать против себя.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию