16+
Понедельник, 10 декабря 2018
  • BRENT $ 61.77 / ₽ 4102
  • RTS1157.94
23 мая 2018, 12:11 Финансы
В фокусе: Индекс риска

АСВ массово оспаривает переводы компаний в последний месяц работы банков. Бизнес проигрывает

Лента новостей

Компания «Протом», российский разработчик уникальной технологии лечения рака головного мозга, столкнулась с неожиданной проблемой. Грант на 68 млн рублей оспаривает АСВ: деньги ушли из банка за несколько недель до отзыва лицензии

Агентство по страхованию вкладов.
Агентство по страхованию вкладов. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Система облучения протонами всего пару лет применяется в России. Огромные установки используются для лечения онкологии в труднодоступных местах, например, рака головного мозга. Такие установки производит компания «Протом». В двух подмосковных городах уже есть медицинские центры с ее оборудованием.

Теперь будущее компании под вопросом. Агентство по страхованию вкладов (АСВ) требует вернуть 68 млн, которые лежали на счету этой компании в Военно-промышленном банке, но незадолго до банкротства кредитного учреждения деньги были переведены на счет в ВТБ. Эти средства — грант «Роснано» для реализации проекта по протонной терапии.

Когда фонд разослал всем письма о том, что рекомендует держать выделенные средства в определенных банках, компания так и сделала. Затем деньги пошли на производство и установку оборудования, как и требовалось по условиям гранта. Чтобы теперь исполнить решения суда и вернуть эти деньги в конкурсную массу Военно-промышленного банка, их надо откуда-то взять, говорит финансовый директор компании «Протом» Елена Резунова:

Елена Резунова финансовый директор компании «Протом» «Для нас это очень большая сумма. Если нам ее сейчас придется выплатить, мне сотрудников надо распустить и предприятие объявить банкротом. Мы-то ими [деньгами] пользовались, у нас год прошел с того момента. Грабеж: честно полученные деньги теперь обязаны кому-то отдать. Путин объявил 2018-й годом борьбы с онкологическими заболеваниями и поиском различных решений этого пути, мы занимаемся конкретным созданием установки для лечения онкологических заболеваний. Одна из этих установок работает в городе Обнинске. А нас, получается, режут на корню».

АСВ массово оспаривает переводы компаний в последний месяц работы банков. Например, в Военно-промышленном банке якобы была скрытая картотека: какие-то платежи уходили, а какие-то нет. При том, что в официальном отчете Центробанка показано, что в этот момент банк был платежеспособен.

Если банк чьи-то распоряжения не выполнял, должен ли теперь за это расплачиваться бывший корпоративный клиент финансовой организации? Нет, считает председатель совета директоров Компании «Сафмар — Финансовые инвестиции» Олег Вьюгин.

Олег ВьюгинОлег Вьюгин председатель совета директоров компании «Сафмар» «Нет, абсолютно. Конечно, он и знать не знал, есть эта картотека, нет картотеки, он просто попросил перевести свои средства, и все. Это не то основание. Нужно доказывать, что клиент знал, что есть картотека, пришел в банк и на индивидуальной основе договорился: «Давайте вы меня помимо этой картотеки, проведите». Тогда есть почва для принятия таких решений».

Получается, что любая компания несет риски, когда переводит средства с одного своего расчетного счета на другой, ведь если банк через месяц лишится лицензии, деньги придется вернуть. Вне зависимости, был ли это грант, перевод денег поставщику за товар или выплата зарплаты сотрудникам с расчетного счета в другом банке (такие случаи тоже есть).

Причем тем, кто пострадал от банкротства банка, деньги эти практически не достаются, а достаются АСВ, которое стоит в первой очереди кредиторов. Бизнесу, на счетах которого остались деньги в лопнувшем банке, то есть кредиторам третьей очереди, удается вернуть в среднем 3% заявленных требований (статистика по 327 банкам).

Заметная доля денег из конкурсной массы расходится на сопровождение самого банкротного процесса. Щедрое вознаграждение получают юристы, которых нанимает АСВ.

Ценообразование совершенно непрозрачное. Адвокат группы компаний «Кворум» по одному из дел получает ежемесячное вознаграждение — 8,5 млн рублей, а юристы оплачиваются по ставке 14 000 рублей в час (соответствующие документы есть в банкротном деле Пробизнесбанка). Такие расценки не соответствуют рыночным, говорит арбитражный управляющий Евгений Семченко.

Евгений Семченко арбитражный управляющий «Вознаграждение обычного конкурсного управляющего за месяц работы составляет 30 тысяч рублей. После уплаты налогов это 26 тысяч, то есть получается, что юрист, привлеченный АСВ, за два часа зарабатывает месячную ставку обычного арбитражного управляющего, что, на мой взгляд, не соответствует рыночным условиям. Средняя ставка услуг юридических в Москве подобного рода составляет 5-6 тысяч рублей в час — максимум. Хотя наиболее рыночной ставкой являлась бы не почасовая оплата, а оплата за процесс: средняя ставка 100 тысяч рублей за инстанцию, не больше».

На многочисленные вопросы Business FM Агентство по страхованию вкладов на момент публикации материала не ответило.

В процессе банкротства сейчас 330 банков. Конкурсное управление по ним стоило больше 60 млрд рублей. Это в два раза больше, чем то, что получили кредиторы третьей очереди. В случае банкротства банка бизнес рискует не только потерять все, что осталось на счетах, но еще и получить требование вернуть то, что ушло незадолго до краха.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию