16+
Воскресенье, 24 июня 2018
  • BRENT $ 75.53 / ₽ 4751
  • RTS1125.41
8 июня 2018, 14:13 Общество

Жертв репрессий стирают из памяти? Музей истории ГУЛАГа рассказал об уничтожении архивных документов

Лента новостей

Там узнали о якобы секретном межведомственном приказе от 2014 года. Директор музея обратился к председателю СПЧ Михаилу Федотову с просьбой разобраться в ситуации

Заключенные ГУЛАГа, 1940 год.
Заключенные ГУЛАГа, 1940 год. Фото: ТАСС

Обновлено 15:49

В России якобы уничтожают информацию о репрессированных. Об этом сообщили в Музее истории ГУЛАГа. Там узнали о некоем секретном межведомственном приказе от 2014 года, на основании которого и уничтожаются архивные карточки жертв политических репрессий. Известно, по меньшей мере, о двух таких случаях в Магаданской области, говорит директор Государственного музея истории ГУЛАГа Роман Романов:

Роман Романов директор Государственного музея истории ГУЛАГа «В нашем музее существует центр документации, и этот центр помогает искать информацию о репрессированных родственниках. У нас уже сотни запросов со всей страны, даже есть из других стран. И на один из запросов получили информацию, что уничтожено архивное дело еще в 50-е годы, а учетная карточка уничтожена уже после 2014 года на основании приказа, содержание которого неизвестно. Это приказ и МЧС, и других ведомств, которые к архивам, связанным с репрессиями, не имеют никакого отношения, то есть это, вполне возможно, хозяйственный приказ. Уничтожены карточки в Магаданской области. Мы из других регионов, из архивов ФСБ и того же МВД получаем информацию и по делам, и по учетным карточкам, и там это не уничтожено. Но здесь просто для нас принципиально важно сейчас понять, какой масштаб, то есть мы этого не знаем».

Как пояснил Роман Романов, если заключенный погибал в лагере, его личное дело отправлялось на бессрочное хранение. А если человек освобождался, то его дело уничтожалось, но составлялась архивная карточка, где указывались анкетные данные и передвижение заключенного между лагерями, а также дата освобождения.

Директор Музея истории ГУЛАГа обратился к председателю СПЧ Михаилу Федотову с просьбой разобраться в ситуации. Позже Федотов сообщил, что эту информацию обсудят на заседании межведомственной рабочей группы по увековечению памяти жертв репрессий. Если такие факты действительно имеют место, это варварство, заявил советник президента, слова которого приводят «РИА Новости».

Получить оперативный комментарий самого Федотова Business FM пока не удалось. Свое мнение радиостанции высказал публицист Леонид Радзиховский:

Леонид РадзиховскийЛеонид Радзиховский публицист «Мое личное отношение — ну, видите ли, уничтожение двух карточек — это не то событие, которое вообще стоит комментировать. В целом, начальство, особенно местное, относится к ГУЛАГу плохо, не к тому факту, что был ГУЛАГ, а к тому факту, что говорят об этом, потому что наша официальная идеология известна: у нас великое, прекрасное, блистательное прошлое. ГУЛАГ в эту идеологию не влезает, соответственно напоминание о том, что был ГУЛАГ, есть что-то плохое, что-то от «пятой колонны», что-то от русофобии и так далее. В этом смысле музеи ГУЛАГа идеологически неправильные, не соответствуют общей линии, это так. Но мало ли, кто что считает неправильным, кто что не любит, это не оправдание для административных действий».

С чем может быть связано уничтожение карточек репрессированных, если это действительно происходило? Мнение тележурналиста, историка, члена СПЧ Николая Сванидзе:

— Будем выяснять, но я боюсь, что это может быть связано с желанием цензурировать нашу историю, потому что мы видим по позициям некоторых наших силовых больших начальников, что оправдывается то, что происходило в 30-50-е годы, поэтому хотят «подчистить» историю, как я понимаю.

— Доступ к этим карточкам имеет ограниченный круг?

— Вообще, последнее время там достаточно сложно получить доступ. Когда я занимался историческими хрониками, там последние годы не всегда получалось получить доступ к подобного рода информации.

Вот что рассказал Business FM директор Историко-архивного института РГГУ Александр Безбородов:

— Иногда бывает ограниченность площадей хранения, и в макулатуру списывают. К сожалению, такое бывает, не разобравшись предварительно, бывает, попадают на ценную историческую документацию. К сожалению, это у нас в стране есть. Наверно, это тот случай, но, правда, это четыре года назад было уже, а они выяснили только сейчас. Не хватает площадей, организация переехала, и там, на новом месте, просто нет, к сожалению, под архив места. Еще принципиальный вопрос: все меньше и меньше в организациях становится людей, которые могут нормальную историческую экспертизу провести. Для них документы 1930-х годов, что покупка ванны по квитанции — одно и то же в 21 веке, они просто это подошьют к корзинке мусорной и выкинут. Вот и все. Просто таких специалистов мало, здесь должна быть какая-то единая политика по отношению к историческим документам в стране.

— Может быть, есть какая-то политическая подоплека?

— Я не думаю. Это просто непрофессионализм на местах. Не думаю, что это политическая, сейчас к этому правильное отношение в программах и везде. Я думаю, это какие-то моменты неряшливости.

— Теоретически эти карточки хранятся все время и нет какого-то срока?

— Это тоже зависит от внутренней комиссии. Если, допустим, какое-то министерство N проводит у себя экспертизу ценности документа, а у них в перечне эти карточки отнесены не в «хранить», «бессрочное хранение», то есть постоянное, а написано, например, 15 лет или 75 лет, скорее всего, то они могли просто по своей номенклатуре дел это дело в макулатуру записать и уничтожить. В свое время, еще в 50-е годы, очень чистили серьезно, заметали следы все эти ребята — КГБ, НКВД. Если исчезает карточка, а очень часто она в единственном экземпляре, истории наносится непоправимый урон, это абсолютно точно.

О практике уничтожения карточек узнал один из партнеров Музея истории ГУЛАГа Сергей Прудовский. В Росархиве ему сообщили, что все документы об осужденных в советское время должны пройти экспертизу. В случае признания документа ценным он ставится на учет и подлежит бессрочному хранению, сообщила газета «Коммерсант». Прудовский направил в УМВД по Магаданской области вопрос, проходили ли уничтоженные документы подобную экспертизу. Издание запросило, но пока не получило комментарий Росархива.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию