16+
Воскресенье, 18 ноября 2018
  • BRENT $ 67.10 / ₽ 4427
  • RTS1134.93
2 августа 2018, 13:53 Право

Жена 74-летнего сотрудника ЦНИИмаш: «Все это было бы смешно, если бы не было так страшно»

Лента новостей

«Муж говорит: «Покажите, какое письмо, я уже не помню, что писал в 2011 году. Я знаю, что чист». А они не показывают»: Business FM поговорила с Ольгой Кудрявцевой, женой ученого, которого обвиняют в госизмене

Ольга Кудрявцева.
Ольга Кудрявцева. Фото: Мария Локотецкая/BFM.ru

Обвинение арестованного за госизмену Виктора Кудрявцева, сотрудника Центрального научно-исследовательского института машиностроения (ЦНИИмаш), касается получения более пяти лет назад научного гранта, который он курировал. Об этом Business FM рассказала его жена Ольга Кудрявцева. Она называет его «самым честным человеком» и не верит в то, что муж мог пойти на преступление.

Ольга и Виктор Кудрявцевы вместе уже не один десяток лет. Супруга ученого сама много лет проработала в ЦНИИмаш, когда-то училась со своим будущим мужем. Сейчас ему 74 года.

2 августа Кудрявцева пришла поддержать мужа на заседание Мосгорсуда, который рассмотрел жалобу защиты на заключение ученого под стражу. Адвокаты просили перевести его из СИЗО «Лефортово» под домашний арест. Суд решил иначе.

Вы не верите в виновность мужа?
Ольга Кудрявцева: Зачем ему это надо было? [Он] 48 лет проработал в ЦНИИмаш. Самый честный человек. Все это было бы смешно, если бы не было так страшно. Никто не верит. Это самый последний человек, который мог бы это сделать. Он самый честный, самый точный, самый педантичный. Каждую точку проверяет, не разрешает кому-нибудь смухлевать, не то чтобы специально сделать что-то.
СМИ написали, что он мог передать секретные сведения по интернет-переписке. Может быть, он с кем-то из зарубежных коллег переписывался и что-то мог невольно рассказать?
Ольга Кудрявцева: Да это потому так говорят, что не нашли другие источники. В открытой форме слал! Это все бред! Ни с кем он не переписывался из друзей. Никаких друзей у него за границей нет и не было. Единственное, у нас дочка живет в Словакии, замужем за словаком. Вот и все, вся заграница.

Говорят, в том году были обыски у вас дома?

Ольга Кудрявцева: В прошлом году пришли [сотрудники ФСБ] 15 сентября, отобрали заграничный паспорт. Мы даже не смогли в этом году поехать внуков увидеть. И, когда приходили в первый раз 15 сентября 2017 года, ну все забрали абсолютно: мой телефон, который мне только подарили на день рождения как фотоаппарат. Я внуков снимала, у нас их четверо, мальчишка в детском саду. Уже Новый год приближался, я говорю: «Ну когда же вы отдадите?» Я им верила. Кудрявцев спрашивал: «За что меня берут?», а фээсбэшник: «Вот, вы под подозрением вот в эти годы»… А он там был просто координатором, ну как бы грант [был]. Числа отправили — план выполняется или нет, грубо говоря.
А о каких годах идет речь?
Ольга Кудрявцева: 2011-2013 годы, и он был там одним из координаторов. Ну, он настолько, ну даже скучно с ним — настолько он все выдерживает, без всяких эмоций.
Ничего не рассказывал?
Ольга Кудрявцева: Да вообще ничего. Я ничего и не спрашиваю. С отчетом он очень аккуратно работал, чтобы лишнего ничего не было. И, когда он узнал, за какие его [поступки], он [сказал]: «Да там вообще все суперчисто!» Не может быть никаких плюх, помарок. Ну, мало ли, знаете, 73 года, в маразме он (правда, тогда ему было поменьше [лет]), взял да отправил не то. Но он перечитал все. Он сидел спокойный весь год, только к внукам не могли поехать. Не увольнялся, ничего. Он без работы-то не может, для него это вся жизнь. 48 лет в ЦНИИмаш. Когда разваливался этот чертов ЦНИИмаш, когда уже там была торговля на предприятии вместо экспериментов, а все базы, аэродинамические трубы были сданы под оптовые базы, когда все механики работали грузчиками, когда государство только 30% бюджета давало, что было очень мало, началась такая кампания в 90-е годы, перевыборы. Стали избираться должности начальников. У нас было отделение аэрогазодинамики. И народ весь единогласно проголосовал за Лапыгина (сотрудник ЦНИИмаш, 76-летний российский ученый, создатель космических аппаратов Владимир Лапыгин был приговорен в сентябре 2016 года на семь лет колонии за госизмену. — Business FM). Потому что был и специалист хороший, и человек очень мягкий, очень общительный. Это был Центр аэрогазодинамики, так называемое второе отделение. В это время Кудрявцев работал начальником сектора. На предприятии стали появляться китайцы, индусы, бразильцы, которым надо было спутники, потому что у них очень большие территории. Например, у бразильцев Амазония, и [там] воруют леса. Вот они стали приезжать к нам и спрашивать, не можем ли мы за деньги провести им эксперименты.
Вы вместе с мужем работали?
Ольга Кудрявцева: Да, я вместе с мужем училась, работала. Поэтому и рассказываю. Тогда понадобился язык, а Кудрявцев на первых курсах [института] ходил на курсы английского. Естественно, понадобился английский. И оказалось, что люди его понимают. И каждый раз, когда приезжали, просили позвать его, чтобы он растолковал все на английском, всю научную тематику, если были какие-то недопонимания. У него даже кличка была Министр Иностранных Дел, потому что он всем им помогал. И стали приходить к нам договора из Китая, Индии, Бразилии. Стал оживать ЦНИИмаш. Стали травить крыс наконец-то, выгнали оптовиков, закрыли проходные, и люди вернулись к делам. Им памятник надо поставить, а не в тюрьму сажать теперь! Потом все было лучше, лучше и лучше.
А какая была должность у вашего мужа в ЦНИИ?
Ольга Кудрявцева: Лапыгин взял его к себе замначальника отделения. Это самое большое отделение в ЦНИИмаш — аэрогазодинамики. Он взял его к себе, потому что он и головой соображает, и язык знал. А до этого он был начальником сектора. Он раньше никогда не занимался этими скоростями, которые ему приписывают. Он всегда занимался аномальными скоростями, трансзвуковыми. Там много аномальных точек, ему было интересно. А тут... я не знаю… Я на пенсии уже 15 лет.
Вы говорили, что претензии в сентябре возникли к какому-то гранту?
Ольга Кудрявцева: К гранту, координатором которого он был [ранее]. Сейчас он уже старый стал, перешел на другую должность — старшего научного сотрудника. У него отдельный кабинет. Дома он сидеть не может, ему нужна работа, наука, вся жизнь прошла там. Ладно, старые люди все это переживут. Но ведь у него диабет, инфаркт, щитовидка за полгода в два раза увеличилась и слух потерял на 30%, ну старик обыкновенный! И вот его надо хватать и тащить в «Лефортово». Глухой, слепой... Его привезли в «Лефортово» — у него весь глаз стал красный. Ну куда он денется? Оставьте его дома под подпиской о невыезде и разбирайтесь! Вместо этого налепили [клеймо]: «Шпион, изменник родины». Как люди могут такое говорить, если ничего не доказано? И Лапыгин — я не знаю, что ему доказали. У него диабет второго типа, он должен был в больницу ложиться, чтобы начинать колоть инсулин. Хоть бы домой отпустили.
А с делом Лапыгина как-то связано дело вашего мужа?
Ольга Кудрявцева: Нет, это другая тематика. Просто в ЦНИИмаш кто-то целенаправленно ведет такую работу по истреблению старых специалистов, я так считаю.
Новый адвокат Кудрявцева Евгений Смирнов сообщил, что его подзащитный подозревается в передаче секретных сведений иностранной научной организации — бельгийскому Фон Кармановскому институту гидродинамики, с которым сотрудничал институт?
Ольга Кудрявцева: С ними они работали как закрыто, так и открыто. Все работают с иностранными институтами. А с американцами сколько работают. Но он не знает конкретно, в чем его хотят обвинить. Он говорит: «Покажите конкретно мне, в чем вы меня обвиняете». Адвокаты говорят, что нет никаких материалов, кроме этого фээсбэшного письма. Какое-то письмо. А муж говорит: «Покажите, какое письмо, я уже не помню, что писал в 2011 году. Я знаю, что чист». А они не показывают.
Говорят, что с ним по делу проходят еще несколько человек?
Ольга Кудрявцева: Вот не знаю, спрашивала знакомых. Говорят, если это и было, то очень и очень тихо. Я не знаю.

20 июля Лефортовский суд столицы заключил Виктора Кудрявцева в СИЗО по делу о госизмене (ст. 275 УК РФ). О задержании и об аресте Кудрявцева стало известно после обысков в госкорпорации «Роскосмос», а также в Объединенной ракетно-космической корпорации (ОРКК). По данным его адвоката Евгения Смирнова, ученому вменяется передача секретных сведений иностранной научной организации — бельгийскому Фон Кармановскому институту гидродинамики, с которым сотрудничал ЦНИИмаш. Об этом защитник сообщил Business FM.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию