16+
Воскресенье, 19 августа 2018
  • BRENT $ 71.86 / ₽ 4817
  • RTS1052.74
7 августа 2018, 06:08 Право

Жалобы на Хачатуряна. Могла ли полиция предотвратить трагедию?

Лента новостей

Что известно об обращениях по поводу противоправных действий Михаила Хачатуряна, которого убили собственные дочери? Как рассказала Business FM одна из его соседок, «все знали, что никто его не наказывает, поэтому, может быть, он так себя и вел»

Подъезд дома на Алтуфьевском шоссе, где проживала семья Хачатурян.
Подъезд дома на Алтуфьевском шоссе, где проживала семья Хачатурян. Фото: Владимир Гердо/ТАСС

Полиция не нашла в своей базе жалобы на Михаила Хачатуряна. Ранее о том, что на москвича жаловались его соседи, рассказали СМИ со ссылками на жителей. Хачатурян погиб от рук трех дочерей, дело приобрело широкий резонанс.

Как свидетельствовали журналисты, после трагедии двор в Алтуфьеве напоминал улей. Жители вышли на улицу и рассказывали друг другу и СМИ истории о Михаиле Хачатуряне. Постоянные крики из квартиры, угрозы соседям, в том числе с оружием, рукоприкладство. Якобы обращались в полицию, но реакции не было.

Мать его детей тоже рассказывала, что обращалась в МВД из-за насилия, но безрезультатно. А вот что «Вестям» анонимно рассказал один из жителей дома:

«Никаких вопросов у ментов не было. У него то ли двоюродный брат, то ли дядя то ли в прокуратуре, то ли в МВД, завязки нехилые».

Сообщений и заявлений о противоправных деяниях указанного гражданина не поступало — это официальный ответ столичного главка. К слову, другие жители в интервью «Москве 24» тоже отметили, что заявлений не было:

— Были какие-нибудь конфликты с ним во дворе?

— Было, не один раз. Давно избил женщину с мужчиной. Женщинам он угрожал. Блокировал машины. При всем при том ни одного заявления в отделении милиции нет.

Когда происходят такие трагедии, один из первых вопросов — можно ли было предотвратить? Сейчас подруги трех сестер рассказывают, что девушки боялись куда-то пожаловаться сами. Зато директор их школы Сергей Корышев сообщил ТАСС, что учителя обращались и в органы опеки, и в комиссию по делам несовершеннолетних. Это не полиция, но если бы стало известно о фактах насилия, то они обязаны уведомить МВД. Впрочем, ситуацию еще хорошо иллюстрирует то, что Business FM рассказала одна из соседок Иза Тария:

«Нашей старшей по подъезду он угрожал, она тоже все это сказала, все записывали. Угрожал пистолетом за то, что она ему сделала замечание. Обращалась в милицию, вызвала скорую — ей стало плохо. Мы даже нашли ответ — прислали из милиции — что недостаточно улик, чтобы возбудить уголовное дело против него. И все. Они все знали, что никто его не наказывает, поэтому, может быть, он так себя и вел».

Если такой письменный ответ действительно был, значит, следы в базе МВД должны были остаться. А вот устные обращения действительно могли остаться лишь словами. Если же заявления были, то по процедуре у заявителя должно остаться подтверждение, говорит адвокат Сурен Аванесян:

Сурен АванесянСурен Аванесян адвокат «Если граждане обращались с заявлениями, их заявления обязательно должны были зарегистрироваться, они должны были получить номер, и этот номер должен был у них сохраниться. Если он есть и сотрудники полиции отрицают подачу заявления, это основание для очень серьезной проверки».

Недавно в Серпухове мужчина убил пятилетнюю девочку. Тогда сразу вспомнили: на него уже жаловались в полицию на то, что он приставал к детям. Но участковый не стал проводить проверку, чтобы не портить показатели, сообщил Следственный комитет. Будущий преступник почувствовал безнаказанность. Сейчас против участкового возбудили дело.

В деле Хачатуряна роль полиции не столь однозначна: следов насилия на девушках никто никогда не видел, да и статья декриминализована. Угроза оружием — это слово против слова. Обычно люди после этого разбираются сами. Так и случилось.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию