16+
Четверг, 12 декабря 2019
  • BRENT $ 63.97 / ₽ 4027
  • RTS1496.96
20 января 2019, 19:54 Недвижимость

«Как будто нет москвичей». Владимир Познер вступился за дом Булошникова

Лента новостей

По словам журналиста, в изменении облика здания очевиден денежный интерес — в элитном доме можно хорошо продать квартиры. Business FM узнала у известных москвичей, что они думают о точечной застройке в центре столицы

Владимир Познер.
Владимир Познер. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Владимир Познер выступил в защиту дома Булошникова на Большой Никитской в Москве. Известный телеведущий призвал «первое лицо» государства спасти этот особняк, построенный в 1830 году купцом Булошниковым.

В 90-х годах прошлого века здание пережило серьезную реконструкцию, из-за чего не получило статуса памятника культурного наследия. Предполагается, что в случае утверждения проекта у здания изменится этажность — до девяти и выше. Вот что сказал Business FM журналист Владимир Познер:

— Я совсем не являюсь человеком, который дрожит над тем, чтобы «ой, раз старое, надо обязательно сохранить», потому что старое тоже бывало довольно уродливым. Но когда это действительно здание, имеющее историческое значение и является украшением, то я должен понимать: а для чего его сносят? И совершенно очевидно, что это сносят по абсолютно четким, понятным финансовым соображениям: современный девятиэтажный дом, можно хорошо продать квартиры, даже очень хорошо. Здесь интерес уже не в сохранении или украшении города, а интерес совершенно другой — денежный. Это всегда у меня вызывает противление.

— Что думаете по поводу современной застройки Москвы?

— Я не знаю, какой существует по этому поводу план, и есть ли план. Я уже высказался по поводу Парижа, который когда-то был перестроен самым серьезным образом бароном Османом, когда старинные кварталы XV-XVI веков сносились безжалостно совершенно в связи с генеральным планом изменения внешнего вида и содержания, если угодно, Парижа. Все эти Большие бульвары, которые возникли, это все результат работы Османа. Но от этого Париж только выиграл. Конечно, очень многое и ценное было сохранено, достаточно побыть в Париже, чтобы в этом убедиться. Но это был план, это было обсуждено, это было понятно — вот что мы хотим сделать. Что касается Москвы, то с того момента, когда советская власть появилась, у меня такое ощущение, что никогда не интересовались мнением самих москвичей, как будто нет москвичей, будто здесь никто не живет, а это решает какой-то «ареопаг» — тогда это был Моссовет, ныне это мэрия. Никого не спрашивают, делают и делают. И очень часто это строительство выгодно определенной группе людей, как правило, это большие деньги, а вовсе не забота о самом городе.

Business FM спросила у известных москвичей, что они думают о новом облике столицы и точечной застройке современными зданиями? Писатель-сатирик Виктор Коклюшкин считает, что надзорные органы должны лучше выполнять свои обязанности:

Виктор Коклюшкин писатель-сатирик «Закон — нельзя сносить то, что нельзя потом построить. А строить макеты — это совсем не то, тем более макеты строят тоже неправильно. Потом старые московские здания перекрашены все, почти все не первоначального облика. Надо отдать должное, а точнее «недолжное» охране памятников архитектуры и истории города Москвы, не надзирают должным образом. Если по уму, то это надо пресечь в корне. Это все равно что пойти в Третьяковскую галерею и перекрасить все картины. «Девятый вал» Айвазовского — нарисовать, что там лайнер современный плывет. Но если бы человеку было бы удобно третью руку… Природой завещано — две руки, две ноги. Три руки, может быть, удобнее, но так нельзя».

Актриса Светлана Немоляева — коренная москвичка, она проработала в театре Маяковского, который находится напротив дома Булошникова, 60 лет. Она считает, что Москву нельзя так нещадно перестраивать, даже если дома якобы не имеют исторической ценности.

Светлана Немоляева народная артистка РСФСР «Этот дом находится напротив нашего театра. И он очень красивый, он говорит о том, какой была старая Москва. Вот, напротив тоже дом старый, начала века, тоже модерн, они, слава богу, не уничтожили там ничего, но просто сменили рюмочную, которая у нас там была, на аптеку, но, слава богу, на аптеку, не на что-то другое. Но эта рюмочная тоже со своей легендой: оказывается, в ней бывал Есенин. Я коренная москвичка, начиная не то что с третьего колена, а еще раньше, я родилась и выросла на Плющихе, и училась я в Москве, на Неглинной, в старинном особняковом доме, и Малый театр был моей альма-матер. Для меня старая Москва значит очень много. А наша Никитская, по-моему, одна из очень немногих улиц в центре Москвы, на которой нет современных строений, к этому надо относиться с пиететом и с чувством ответственности перед будущим. Не я это сказала, но я это всегда повторяю: кто в свое прошлое выстрелит из пистолета, в того будущее выстрелит из пушки».

Ресторатор Александр Соркин считает, что нельзя судить о ситуации однозначно:

Александр СоркинАлександр Соркин предприниматель «Во мне борются, с одной стороны, москвич коренной, вроде мне что-то не нравится, у меня есть какие-то свои пожелания. С другой стороны, понимаю, что город должен развиваться, и я даже закончил факультет по этому поводу и понимаю, что такие частные настроения не всегда соответствуют национальным и городским интересам. Поэтому тут трудно комментировать, потому что нет одной правоты. То есть сказать, что не надо ничего трогать, — это немножко ретроградная позиция. Сказать, что надо все снести и строить новые дома, — тоже радикально. Поэтому, я думаю, искусство где-то посередине. Просто надо слушать мнение всех горожан, а не только тех, которые заинтересованы в этом именно как в бизнесе. Пока получается именно так, что диктуют только денежные интересы эту политику, а есть еще какие-то частные интересы простых горожан. Они когда-то раньше учитывались, были собрания жильцов, сейчас, мне кажется, это вообще не имеет никакой юридической силы, никак не работает».

17 января проходили публичные слушания, где решалась судьба дома купца Булошникова. Они переросли в массовый протест, в итоге президиум покинул заседание, слушания были сорваны.

Инвестором реконструкции особняка выступает ООО «Мэйнэстейт» предпринимателя Андрея Маталыги. Ранее он заявлял, что дом будет не снесен, а отреставрирован, а его высота в итоге будет на уровне консерватории и театра Маяковского.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию