16+
Среда, 20 марта 2019
  • BRENT $ 68.13 / ₽ 4383
  • RTS1226.42
18 февраля 2019, 06:28 Политика

Лукашенко получил заряд спортивной бодрости. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Президент Белоруссии получил в Сочи богатую пищу для политических размышлений и уехал ее переваривать», — считает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президент Белоруссии Александр Лукашенко провел в Сочи целых пять дней, из них три были посвящены либо неформальным встречам, либо переговорам с Владимиром Путиным. Почему так долго и удалось ли о чем-либо договориться?

О результатах трехдневных переговоров ни одна из сторон не распространяется. Возможно, президенты и не ставили конкретных задач, а было желание договориться по общему стратегическому направлению движения Союзного государства и о том, как далеко могла бы зайти интеграция между Белоруссией и Россией. В том числе в перспективе после окончания президентства как Путина, так и Лукашенко.

Даже о компенсациях белорусской экономике потерь в связи с так называемым «налоговым маневром», каковую проблему Лукашенко еще недавно ставил едва ли не главной в двусторонних отношениях, не договорились. Более того, белорусский президент сказал, что с Путиным это даже не обсуждал. Скорее всего, этот и другие чисто экономические вопросы делегировали на уровень межправительственных переговоров. А они, в свою очередь, поставлены в зависимость от вопросов политических.

По существу, речь о том, пойдет ли Минск на глубокую интеграцию с Россией, как то было прописано в Союзном договоре 1999 года. В зависимости от этого будут решаться уже экономические вопросы. Принципиально важна также готовность или неготовность Минска следовать в фарватере российской политической линии, в том числе в отношениях с Западом. Обращает на себя внимание, что уже из Сочи Лукашенко отменил визит главы МИД Владимира Макея на Мюнхенскую конференцию по безопасности, куда он и сам, возможно, собирался. Во всяком случае для Лукашенко было зарезервировано место в дискуссии «Отношения Восток — Запад».

Макей известен как архитектор нынешнего потепления отношений Белоруссии с Западом. Но вместо него в Мюнхен был отправлен глава белорусского КГБ. А Лукашенко предпочел катание с Путиным на лыжах, посещение образовательного центра «Сириус» и обсуждение нового формата проведения совместного форума российских и белорусских регионов. Кроме того, по некоторым данным, теперь в Белоруссии будет заморожена деятельность ряда западных, в первую очередь американских фондов и НКО, которые, по мнению Москвы, занимаются подготовкой очередной «цветной революции». Москва обещала более благожелательное освещение Белоруссии в официальных СМИ.

Встреча Путина и Лукашенко была преисполнена символикой и нюансами, по которым можно попытаться определить истинную суть как личных отношений президентов, так и межгосударственных. Если в ходе прошлого визита Лукашенко отказался играть с Путиным в хоккей на Красной площади, то теперь они погоняли шайбу, причем в одной команде, да еще и со старшим сыном Лукашенко Николаем. Вместе катались на горных лыжах.

Слово «суверенитет» звучало в заявлениях не раз. И всякий раз с неким подтекстом. Вот, к примеру, Лукашенко, словно оправдываясь и отметая нехорошие подозрения белорусских националистов, говорит: «Зачем нам поднимать вопросы суверенитета Беларуси и России? Это икона, это святое… Мы не обсуждаем эти проблемы». Но тут же оговаривается: «Для меня независимость — это понятие относительное». А позже еще добавляет, что два лидера «готовы настолько идти далеко в единении, объединении наших усилий государств и народов», насколько готовы сами народы. И опять оговорка: а, мол, если народы не готовы, то «какая бы ни была мощная и огромная Россия, она сегодня не в состоянии навязать кому-то волю». О том, навязывает ли уже, он не уточняет. Кстати, согласно некоторым социологическим данным примерно 65-70% белорусов выступают за более глубокую интеграцию с Россией, а вовсе не с ЕС.

Путин был еще более сдержан, заметив, что «работа у нас получилась». Признал, что тема Союзного договора обсуждалась, но без конкретики. И бросил еще более странную фразу: мол, независимость в современном мире условна. Трудно представить, чтобы Путин говорил об «условности» независимости применительно к России. Судя по всему, Александр Григорьевич получил в Сочи не только мощный заряд спортивной бодрости, но и богатую пищу для политических размышлений. И уехал ее переваривать. О результатах процесса они, возможно, снова поговорят с Путиным уже в начале марта в Красноярске.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию