16+
Четверг, 21 марта 2019
  • BRENT $ 68.34 / ₽ 4353
  • RTS1237.67
1 марта 2019, 06:09 Общество

Следствие по делу и без дела. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В Кирове заведующую поликлиникой задержали после гибели трехлетней девочки, которую мать оставила одну в квартире на несколько дней

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

В Кирове задержали заведующую поликлиникой по делу о халатности должностных лиц (часть 2 статьи 293 УК), возбужденному после гибели трехлетней девочки, которую мать оставила одну в квартире на несколько дней. На сайте местного Следственного комитета сказано: «По версии следствия, при попустительстве заведующей поликлиникой в результате ненадлежащего, халатного исполнения своих прямых обязанностей девочка более двух лет была лишена предусмотренного действующим законодательством медицинского контроля за ее здоровьем, что, несомненно, квалифицируется как ситуация, опасная для ребенка».

На днях тело трехлетней девочки обнаружила бабушка. За неделю до этого мать оставила ребенка, перекрыв воду. В результате девочка погибла от обезвоживания. Причем тут Следственный комитет?

Матери погибшей девочки предъявили обвинение в убийстве с особой жестокостью. Но с обывательской точки зрения не совсем понятно, почему возбуждено дело о халатности в отношении заведующей поликлиникой? Ведь она точно не оставляла девочку без воды на неделю. И вообще вряд ли об этом знала. Разве в ее служебные обязанности входит каждодневное наблюдение за тем, как относятся родители к своим детям? Даже малолетним. Это скорее вопрос к органам опеки. Но и органы опеки не могут ходить по всем квартирам, где живут несовершеннолетние, и проверять всех подряд: как кормят, не бьют ли и есть ли у ребенка доступ к воде. Органы опеки могут проводить проверки на основании каких-то сигналов. А если сигналов не было?

По Семейному кодексу родители обязаны заботиться о здоровье и развитии своих детей. При этом лица, которым стало известно, что здоровью ребенка что-то угрожает и что родители должным образом не исполняют свои обязанности, обязаны заявить об этом в органы опеки и попечительства. В число этих лиц действительно входят врачи. Так, патронажная медсестра должна посещать новорожденного как минимум в первый месяц его жизни. Но в данном случае речь о трехлетнем ребенке. В поликлинике должен быть определенный график прививок и осмотров малолетних детей. Пока неизвестно, соблюдался ли этот график в отношении умершей девочки. Еще менее известно, насколько такой график соблюдается жестко во всех городах и весях Российской Федерации.

Если в Кирове девочку не приводили на регулярные осмотры и прививки, то были ли поставлены об этом в известность органы опеки? Если были, то почему бездействовали и является ли это с их стороны уголовным преступлением? Будет ли оно возбуждено или следствие нацелилось только на заведующую поликлиникой?

В любом случае не просматривается прямой причинно-следственной связи между смертью девочки и действиями заведующей поликлиникой. Однако это согласно обывательской логике. А согласно логике следственных органов, все иначе. И если у врачей есть поговорка, что нет здоровых людей, а есть недообследованные, то у следователей может быть похожая: нет невиновных людей, а есть «недорасследованные». Или, как еще говорят в таких органах, «если вы еще на свободе, то это не ваша заслуга, а наша недоработка».

Сам факт происшествия и тем более смерти человека автоматически становится поводом как минимум для доследственной проверки, а затем и полноценного следствия. Это именно автоматическая реакция. Прежде, чем какие-то другие ответственные лица начнут думать, почему случилось то-то и то-то и как исправить ситуацию в будущем, уже возбуждается уголовное дело.

Такое впечатление, что все управление страной производится с помощью уголовных дел или их угрозы. Они рассматриваются чуть ли не как главное средство решения всех, даже самых сложных проблем.

Всякий интерес следователей содержит в себе мощный процессуальный потенциал. В связи с заведенным делом можно привлекать — сначала в качестве свидетелей, а потом как пойдет — любой круг лиц на усмотрение следователя. Можно изымать любые, которые следователь сочтет нужным, документы и вещественные доказательства и приобщать к делу. Если речь, скажем, о поликлинике, то в изъятых документах, учитывая специфические условия работы нашей вечно недофинансированной медицины и привычку постоянно выходить из положения неформальными методами, всегда можно накопать что-то интересное, не относящееся к первоначальному делу. Тогда родится еще одно дело в связи с неожиданно вскрытым правонарушением, которое не имело отношения к умершей от обезвоживания девочке.

К тому же, говорят, руководство следственных органов выделило дела в отношении врачей и врачебных ошибок в отдельную статистику. Такова логика системы. Она может переехать каждого. За каждым могут обнаружиться какие-то грешки, а любой грех в руках умелого следователя может превратиться в преступление. Тем более в нашей стране, где многое делается не по закону, а по понятиям.

Так что заведующая кировской поликлиникой, мне кажется, легко не отделается. Раз дело заведено, то следственная телега медленно, но верно поедет дальше. А как далеко она заедет, решать будет гражданин следователь. И если эта телега заедет достаточно далеко, то формулировки обвинения потом суд перепишет в приговор.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию