16+
Вторник, 23 апреля 2019
  • BRENT $ 74.30 / ₽ 4742
  • RTS1275.59
20 марта 2019, 05:04 Политика

Нурсултан Назарбаев: из президента — в смотрящего за страной. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Назарбаев перестал быть президентом, но продолжает возглавлять Совет безопасности и правящую партию. Какую властную конструкцию хочет выстроить Елбасы?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президент Казахстана 78-летний Нурсултан Назарбаев 19 марта подал в отставку, о чем сообщил в специальном обращении к нации. Назарбаев был последним действующим главой государства, вступившим в должность еще в эпоху СССР, 30 лет назад, когда он стал первым секретарем ЦК республиканской компартии. Исполнять обязанности главы государства до выборов президента будет спикер сената парламента Касым-Жомарт Токаев.

Те российские политики, которые говорят, что отставка Нурсултана Назарбаева стала для них неожиданностью, невнимательно следили за событиями в соседнем государстве — члене Евразийского экономического союза. Представить себе, что Назарбаев полностью отойдет от дел, невозможно. Это он-то, привыкший давать прямые указания по всем сколь-либо значимым проблемам страны?

Он останется во главе Совета безопасности и правящей партии «Нур Отан». В мае прошлого года именно Совбез, согласно принятому тогда закону, стал главным конституционным органом Казахстана. Он определяет основные направления государственной политики в области национальной безопасности, ежегодно заслушивает доклад правительства. У него обширные контрольные полномочия, через него проходят все важные государственные назначения.

Казахстанский Совбез, состоящий из 12 человек, — это аналог советского Политбюро ЦК КПСС, где в роли генсека сам Назарбаев. Кстати, советские генсеки, включая Сталина, как правило, не были номинальными главами государства. А еще Назарбаев сохраняет за собой звание Елбасы, то есть лидера нации, которое он носит с 2010 года. С этой должности отставки не бывает.

Назарбаев, позиционирующий себя в качестве отца нации, всегда мыслил масштабными историческими категориями, пытаясь планировать надолго будущее своей страны, основателем государственности которой он явился. К проблеме транзита он подступался давно. Однако, как и почти во всех азиатских странах, где демократические традиции отсутствуют, а соответствующие институты, как правило, не развиты, транзит — дело тонкое. Его нельзя пускать на самотек, за ним надо присматривать.

И Назарбаев прекрасно понимает, что, несмотря на огромный путь модернизации, за 30 лет правления он все же не успел выстроить в Казахстане такие политические и общественные институты, которые могли бы полностью гарантировать преемственность его курса на вестернизацию, притом так, чтобы не поссориться с северным соседом. Все эти годы главным гарантом этого курса был сам Нурсултан Назарбаев — пожалуй, один из самых выдающихся современных политиков стиля просвещенного авторитаризма.

И как просвещенный авторитарный лидер Назарбаев хоть наверняка и мечтает о тех временах, когда в стране сформируются прочные институты, которые не будут зависеть от характера очередного правителя, пока делает ставку прежде всего на конкретных деятелей, которым он лично как верховный и не ошибающийся арбитр доверяет.

В определенной мере он, видимо, хочет повторить опыт создателя «сингапурского экономического чуда» Ли Куан Ю, которого всегда очень уважал. Тот тоже правил небольшой страной примерно 30 лет в должности премьер-министра, затем еще 14 лет занимал пост старшего министра, а потом еще семь лет работал министром-ментором в правительстве своего сына Ли Сяньсуна. Сингапур теперь уж точно не впадет в варварство и азиатчину, став одним из образцовых азиатских правовых государств.

Другой пример — Дэн Сяопин, главный идеолог китайских экономических реформ. После смерти Мао Цзедуна он не стал председателем ни КПК, ни Госсовета. Его высший пост — председатель Центрального военного совета ЦК КПК. Назарбаев тоже, кстати, сохраняет контроль за силовиками. После событий 1989 года на площади Таньаньмэнь Дэн ушел со всех постов, оставшись лишь при одной должности — председателя Всекитайского союза гольфистов. Однако «эра Дэн Сяопина» длилась фактически до его смерти в 1997 году.

Еще один пример — Иран, где верховный лидер, аятолла, задает политический курс страны, контролирует вооруженные силы, разрешает разногласия между руководством трех ветвей власти, может снять избранного президента, которого не допустят до выборов без согласия высшего религиозного руководства. Назарбаев будет играть столь же влиятельную роль, сочетая в себе качества сингапурского министра-ментора, иранского аятоллы и китайского председателя Центрального военного совета правящей партии.

Пока рано делать прогнозы о том, сколь успешным окажется такой транзит после того, как Назарбаев когда-нибудь все же уйдет. Но в России с особым интересом будут наблюдать за этим опытом. Вдруг и нам пригодится.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию