16+
Пятница, 22 ноября 2019
  • BRENT $ 63.62 / ₽ 4062
  • RTS1455.42
27 марта 2019, 22:30 Общество

Абызов арестован. Не помогли ни предложенный залог в 1 млрд рублей, ни поручительства Чубайса и Дворковича

Лента новостей

Ему предъявлено обвинение в создании преступного сообщества и хищении 4 млрд рублей. Судья не нашла оснований считать предъявленные обвинения нарушениями, связанными с предпринимательской деятельностью

Михаил Абызов.
Михаил Абызов. Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

Обновлено 28 марта в 12:52

Следственный комитет подробностями не балует. С момента задержания Михаила Абызова известно лишь, что его обвиняют в обмане акционеров двух новосибирских компаний — Сибирской энергетической компании и «Региональных электрических сетей» — и в том, что он похитил и вывел за рубеж 4 млрд рублей, создав для этого ОПС.

Однако в ходе заседания о мере пресечения Абызову в суде потерпевшей стороной назвали внешнеэкономическое объединение «Алмазювелирэкспорт», а адвокат одной из фигуранток дела заявил, что ущерб, заявленный потерпевшим, составляет всего 10 млн рублей. «Коммерсантъ» со ссылкой на адвокатов также писал, что ущерб был причинен подведомственному Минфину ФГУП «Алмазювелирэкспорт».

Если коротко, то, по данным собеседников издания, суть претензий в следующем: Абызов и его компаньоны якобы купили 100% в четырех новосибирских энергокомпаниях — АСС, ПРиС, ПЭСК и РЭМиС, а далее, искусственно завысив стоимость активов, продали их ФГУП «Алмазювелирэкспорт» за 4 млрд рублей, вырученные средства обвиняемые, предположительно, вывели в офшор.

На вопрос, зачем госструктуре, торгующей драгоценностями, понадобились четыре энергокомпании, не смог ответить ни один из опрошенных Business FM экспертов. По неофициальным данным, сделка могла получить согласование на уровне правительства. Но даже если это и так, это еще ничего не значит, считает вице-президент РСПП Игорь Юргенс.

Игорь ЮргенсИгорь Юргенс президент Всероссийского союза страховщиков, вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей «Потенциально подписать у министра финансов директиву на размещение свободных активов в нормальные, хорошо оцененные и обладающие соответствующими рейтингами рейтинговых агентств активы — это нормальная вещь. Если кто-то спрашивает: «А виновен ли условно Силуанов или Медведев? Вовлечены ли они в какую-то схему по продаже и покупке?» Вот из того, что меня спросили, абсолютно этого не следует».

По мнению следствия, стоимость акций четырех компаний составляла около 186 млн рублей, то есть в 20 раз меньше той цены, по которой они были проданы ФГУП. Вопрос в том, кто и как оценивал актив, отмечает глава Фонда нацэнергобезопасности Константин Симонов.

Константин СимоновКонстантин Симонов генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности «Я уверен, что в случае с Абызовым нанимались какие-то компании, которые формально аудит делали и due diligence сделали, и оценку, соответственно, стоимости делали. Наверняка в эту сделку подложено какое-то заключение экспертов. Насколько они были честны, это надо брать все и пересчитывать. А как это делать? И почему именно эти сделки? Давайте все сделки посмотрим и пересчитаем. Масса историй, «Башнефть» та же самая. Продали, а потом говорят: «Ой, вы знаете, продали дешево». В истории «Башнефти» столько скелетов в шкафу до сих пор. Поэтому сегодня мы не можем сказать, что у государства есть какая-то внятная и прозрачная система отношений по поводу собственности. А когда государство покупает, вообще еще больше вопросов».

Что, собственно, оценивалось? Четыре новосибирские компании: Агентство специального снабжения, Предприятие ремонта и строительства, Первая энергосервисная компания и «Ремонтэнергомонтаж и сервис». Судя по данным базы СПАРК, они занималась производством электроэнергии, оптовой торговлей промышленным оборудованием, испытаниями электрических систем и строительством.

Как рассказал Business FM обозреватель сайта taiga.info Ярослав Власов, компании эти существуют давно, и как минимум на бумаге они заключали контракты с Сибирской энергетической компанией, переименованной позднее в СИБЭКО.

Ярослав Власов обозреватель сайта taiga.info «По нашей версии, это были части активов, которые были распределены из СИБЭКО при его очередной реорганизации, а их было несколько. Есть версия, что их просто передавали топ-менеджерам, RU-COM, в доверительное управление в том числе. И, соответственно, они уже, чтобы не распылять компанию условно, а чтобы все подряды были внутри компании, внутри большой корпорации. Вот ради этого были выведены эти активы из СИБЭКО».

В этом контексте вопрос, зачем четыре энергокомпании, которые продолжали обслуживать СИБЭКО, понадобились торговцам алмазами, звучит еще интереснее. Притом что, по словам местных журналистов, за всеми сделками СИБЭКО в Новосибирске общественники следят очень пристально, о продаже этих активов стало известно только сейчас.

Интересно также, что из четырех озвученных выше компаний три прекратили свою деятельность в конце прошлого года. То есть предприятия работали, затем были проданы другому собственнику с совершенно иным профилем, продолжили работать, а после того как закрылись, вдруг возникло уголовное дело, согласно которому государство заплатило за эти компании слишком много.

Открытое правительство, которым руководил Михаил Абызов, задумывалось как инструмент, призванный сделать абсолютно прозрачными в том числе сделки с участием госструктур. В данном случае об этой самой прозрачности говорить, конечно, не приходится. Однако нельзя не отметить, что даже Открытое правительство Абызова не оставляло столько открытых вопросов, сколько уголовное дело, открытое в отношении него.

Forbes попытался разобраться, зачем «Алмазювелирэкспорту» четыре сибирских энергокомпании. В официальном сообщении предприятие заявляло, что в конце 90-х купило небольшой пакет «Новосибирскэнерго», но управлением активом «Алмазювелирэкпорт» не занимался. Он мог пострадать от «внутригрупповой реструктуризации», рассуждает корпоративный юрист, попросивший об анонимности из-за знакомства с Абызовым. По словам юриста, случаются сделки между компаниями, одна из которых на 100% принадлежит бенефициару, а другую он контролирует операционно.

Как пишет «Коммерсантъ», в материалах дела Абызова утверждается, что экс-министр создал преступное сообщество не позднее 2011-го, то есть за год до назначения в правительство. По версии следователей, сообщество состояло из двух обособленных групп — в Новосибирске и Москве. На момент начала «преступной деятельности» Абызов был бенефициаром около 95% акций четырех компаний. Три из них были связаны с энергетикой и работали в Сибири, четвертая — московское ООО «Ру-Ком».

Михаил Абызов будет находиться под стражей как минимум до 25 мая. Внушительный список поручителей с громкими фамилиями и залог в миллиард рублей, который предлагал внести за Абызова владелец холдинга «Новапорт» и башни «Федерация» Роман Троценко, суд не убедили. Вот как объяснила свое желание выступить в роли поручителя учредитель благотворительного фонда «Вера» Нюта Федермессер:

Нюта Федермессер учредитель благотворительного фонда «Вера» «Я считаю, что объем его помощи мне в последние три года и объем его погруженности в паллиативную помощь позволяет мне быть уверенной в том, что он не собирается никуда бежать, в том, что он человек, исключительно преданный и этому делу, и вообще работе на благо страны. Тот толчок и то развитие, которые сейчас получила паллиативная помощь, без его вклада в последние три года были бы невозможны. Он возглавлял рабочую группу, которая разрабатывала и поправки в законопроекты, приоритетный проект по развитию. Он помогал готовить мне все доклады для руководства страны на эту тему. Его вклад огромный. У нас были очень большие планы».

Михаил Абызов будет содержаться в московском СИЗО «Лефортово». Максимальное наказание, которое грозит экс-министру, — лишение свободы на срок от 15 до 20 лет.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию