16+
Суббота, 20 апреля 2019
  • BRENT $ 72.01 / ₽ 4612
  • RTS1260.82
5 апреля 2019, 22:08 Право

Бывшая жена полковника Захарченко не вспомнила об украшениях за $320 тысяч

Лента новостей

Генпрокуратура добилась изъятия в доход государства денег, ценных бумаг и недвижимости, оформленных на бывших возлюбленных полковника Захарченко и его родных. Но эквивалент дорогой «ювелирки» за $320 тысяч, которую после покупки отправили в Монако, суд взыскивать отказался

Дмитрий Захарченко.
Дмитрий Захарченко. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Никулинский суд Москвы 5 апреля частично удовлетворил иск Генпрокуратуры к бывшим женам (официальной и гражданским) полковника МВД Дмитрия Захарченко, а также их близким. Надзорное ведомство просило изъять у них имущество на сумму 484 млн рублей, в том числе стоимость украшений, купленных за 320 тысяч долларов полковником несколько лет назад в США своей единственной официальной супруге Яне Саратовцевой.

Однако суд, удовлетворив большинство требований, последнее отклонил. Адвокат женщины уверяет: его клиентка не вспомнила, о каких ювелирных изделиях идет речь. Последнее заседание по делу продлилось без перерыва пять часов и выдалось довольно изматывающим. Нервы у участников процесса были на пределе. Однако, несмотря на это, выступление генерала юстиции Сергея Бочкарева в прениях сторон было достаточно красочным.

«Быть или не быть?»

Свою речь Бочкарев начал с ответов на вопросы, которые задали в своих произведениях Николай Чернышевский и Уильям Шекспир. Перефразировав их, он заявил, что каждый пункт искового заявления заместителя генпрокурора Виктора Гриня направлен на то, чтобы ответить на ряд вопросов: «Кто виноват в коррупции и что делать? Быть или не быть?»

«В исковом заявлении мы ответили на эти вопросы», — указал прокурор. Бочкарев был уверен: полковник Захарченко виновен в коррупции, а потому должен держать ответ. Именно поэтому он в иске надзорного ведомства был указан как основной ответчик. На вопрос «Что делать?», по его мнению, закон дал однозначный ответ.

«Эти же нормы дают ответ на вопрос «Быть или не быть коррупции?» Не быть», — резюмировал прокурор. По его мнению, все заявленное в иске имущество было приобретено в результате преступной деятельности полковника, которого сейчас судят за получение взяток. Он попросил судью Наталию Самороковскую удовлетворить иск в полном объеме.

В декабре 2017 года Никулинский суд столицы изъял в доход государства имущество Захарченко, а также девяти его родных и близких на сумму около 9 млрд рублей.

Деньги, акции и помещения под «Пятерочку»

Сейчас же ответчиками по делу, помимо высокопоставленного силовика, проходили еще пять человек: единственная бывшая официальная жена полковника Яна Саратовцева, бывшая гражданская супруга Марина Семынина, отчим последней Алексей Кияница и подруга Семыниной Людмила Тучкова, а также Лилия Горшкова, родственница Анастасии Пестриковой, от которой у Захарченко есть ребенок.

У Марины Семыниной Генпрокуратура требовала конфисковать 201 облигацию GPB Eurobond Finance PLC на общую сумму более 208,8 тысячи долларов, а также 6 млн рублей на счете в ВТБ.

Кроме того, прокуратура просила изъять у Кияницы два нежилых помещения в Солнечногорском районе Подмосковья, которые он сдает в аренду под магазин «Пятерочка», а также денежные средства, полученные им от сдачи в аренду, в размере 34,9 млн и 4,9 млн рублей. Они хранились у Кияницы в банках в Ростове-на-Дону и Волгограде.

Еще 58 млн рублей прокуроры нашли на банковском счете Людмилы Тучковой в отделении ВТБ в Санкт-Петербурге, а 1,5 млн долларов — в оформленной на ее имя банковской ячейке ВТБ.

У Лилии Горшковой прокуроры просили изъять хранившиеся на счете в Сбербанке 343 тысячи долларов — проценты от более чем 16 млн долларов, которые, по версии надзорного ведомства, ее попросила спрятать получившая от Захарченко деньги Анастасия Пестрикова.

И наконец, прокуратура просила обратить в доход государства денежные средства в размере 320 тысяч долларов (по курсу в рублях) в качестве стоимости ювелирных украшений, купленных Захарченко Яне Саратовцевой в США в 2013 году и «отчужденных» к моменту подачи иска. Что это была за «ювелирка» и кто ее продал, прокуроры не пояснили.

Вокруг последнего пункта разразились главные дебаты. Так, адвокат Яны Саратовцевой Сергей Звягин утверждал, что требование прокуратуры неправомерно. «Возможность взыскивания денежного эквивалента [имущества] появилась только в 2018 году, а украшения были куплены за пять лет до этого. Поэтому иск подан с нарушением сроков исковой давности», — заявил он.

По мнению адвоката, доводы о том, что украшения его клиентке купил ее муж, а не она сама, безосновательны. Адвокат утверждал, что с момента окончания института его клиентка активно работала в крупных компаниях, в 2013 году задекларировала 11,5 млн рублей дохода за три предшествующих года и могла позволить себе купить дорогую «ювелирку».

Также юрист заявил, что после возбуждения против Захарченко уголовного дела у его доверительницы изъяли десятки ювелирных изделий, четыре были именно того бренда, что и украшения, как утверждала прокуратура, купленные Саратовцевой в США.

«Мы просили проверить, те ли это украшения, но истец уклонился от проверки и просто сказал: «Мы хотим деньги взыскать». Это недопустимо. У Саратовцевой забрали имущество, а теперь еще и деньги хотят!» — негодовал юрист.

Он отметил, что представители прокуратуры так и не объяснили, кем и как были «утрачены» ювелирные украшения, не оценили их стоимость в настоящий момент, а вместо этого потребовали взыскать их рублевый эквивалент, исходя из текущего курса доллара (конкретная сумма в рублях в иске указана не была. — Business FM).

«Мне совершенно непонятен призыв привлечь за совершение коррупционных преступлений Саратовцеву. Она никогда не была госслужащей и за коррупционные преступления не привлекалась», — подчеркнул Звягин и призвал суд иск отклонить.

О том же просил Захарченко и адвокаты других ответчиков. Полковник, который участвовал в слушании с помощью телеконференцсвязи из «Лефортово», назвал судебный процесс «незаконным катком, на котором сидят люди, использующие свое должностное положение».

Один из его адвокатов Виктор Емельянов заявил, что представители прокуратуры изложили в своем иске «заведомую ложь». Чуть позже он сообщил, что в этой связи он направил главе Следственного комитета Александру Бастрыкину заявление, в котором просит возбудить уголовное дело по статье «клевета» (ст. 128.1 УК РФ) в отношении автора иска — заместителя генпрокурора Виктора Гриня и поддержавшего его генерала Сергея Бочкарева. Участвовавшие в деле в качестве третьих лиц Управление Федерального казначейства по Москве и Росимущество иск поддержали.

Чтобы принять решение, судье потребовалось не более получаса. Выйдя из совещательной комнаты, Наталия Самороковская удовлетворила его большую часть, отклонив лишь требование о выплате Захарченко и Саратовцевой в солидарном порядке стоимости «ювелирки».

Как украшения «улетели» в Монако

Покидая суд, Сергей Бочкарев заявил Business FM, что Генпрокуратура удовлетворена исходом дела, поскольку основная часть заявленного ею в иске имущества была обращена в доход государства. Что же касается отказа суда взыскать с Захарченко и Саратовцевой стоимость украшений, то он не исключил, что в этой части надзорное ведомство обжалует решение в Мосгорсуде.

При этом прокурор опроверг доводы его оппонентов о том, что, возможно, украшения ранее были приобщены к уголовному делу Захарченко. Бочкарев заверил, что речь идет совсем о другой «ювелирке».

«Саратовцева дала пояснения по каждому из изъятых украшений, кроме того, в обысках участвовал эксперт, оценивавший ювелирные изделия. Ни одно из них по стоимости не сопоставимо с теми, которые были приобретены в США. Более того, эти ювелирные изделия в Российскую Федерацию вообще не поступали, а были отправлены по поручению Саратовцевой в Монако, где она также проживала», — рассказал Бочкарев.

Он с иронией вспомнил, как один из ответчиков, Алексей Кияница, трудившийся разнорабочим и получавший зарплату в 10-12 тысяч рублей, утверждал, что сам смог накопить 150-170 млн рублей, чтобы купить помещения в Подмосковье, которые стал сдавать в аренду «Пятерочке». «Кияница рассказывал, что каждый раз он закапывал деньги в землю неподалеку от своего приусадебного участка в городе Батайске (Ростовская область) под каким-то железнодорожным вагоном. А когда, с его точки зрения, настал час икс, он приехал, откопал их и вложил в покупку помещений в Подмосковье. Но ведь для того, чтобы скопить данную сумму, ему пришлось бы прожить 1200 лет», — опроверг такую версию представитель Генпрокуратуры.

Адвокат Яны Саратовцевой заявил Business FM, что «рад решению суда», однако не смог пояснить, о каких же ювелирных украшениях шла речь в деле. «Яна сама просто не помнит, у нее изъяли много украшений, и эта покупка была более пяти лет назад», — сказал Сергей Звягин, добавив, что в иске прокуратуры не было указано название изделий.

Адвокат Захарченко Александр Горбатенко заявил Business FM о намерении обжаловать судебный акт в части удовлетворенных остальных требований. Защитник расценил очередной иск Генпрокуратуры как способ давления на его клиента, которого заподозрили в посредничестве в даче взяток на сумму более 2 млрд рублей за «крышевание» фирм, выполнявших подряды РЖД. Прошлой осенью в рамках данного дела арестовали совладельца группы компаний «1520» Валерия Маркелова и адвоката Виктора Белевцова.

Однако самому Дмитрию Захарченко обвинения до сих пор не предъявили. Горбатенко полагает, что, отнимая имущество у Захарченко и близких ему людей, правоохранители хотят заставить его быть «более сговорчивым». «К нему периодически поступают предложения от правоохранительных органов о сотрудничестве, чтобы он дал показания, кого-то там изобличающие. Соответственно, давление на всех родственников — это один из элементов [давления]», — полагает Горбатенко.

Пока же бывшего руководителя управления «Т» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД Захарченко судят за два эпизода взяточничества на общую сумму более 33 млн рублей и воспрепятствование производству предварительного расследования (ч. 6 ст. 290 и ст. 294 УК РФ). Процесс по его делу в Пресненском суде Москвы уже вступил в завершающую стадию. Прокуратура запросит срок для полковника 23 апреля.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию