16+
Пятница, 26 апреля 2019
  • BRENT $ 72.93 / ₽ 4726
  • RTS1244.37
11 апреля 2019, 16:06 Право

Суд перевел Калви из «Кремлевского централа» под домашний арест

Лента новостей

Основатель Baring Vostok провел в специзоляторе, расположенном на территории «Матросской Тишины», почти два месяца

Майкл Калви.
Майкл Калви. Фото: Tatyana Makeyeva/Reuters

Басманный суд Москвы 11 апреля перевел под домашний арест основателя крупной инвестиционной компании Baring Vostok, гражданина США Майкла Калви, обвиняемого в хищении 2,5 млрд рублей из банка «Восточный». Под стражей он провел чуть меньше двух месяцев.

«Ходатайство следствия удовлетворить, изменить Калви меру пресечения с содержания под стражей на домашний арест», — огласила решение судья Юлия Сафина. По решению суда бизнесмен будет находиться под домашним арестом в своей квартире на улице Большая Дмитровка. Ему запрещено пользоваться интернетом, получать и отправлять корреспонденцию, общаться с кем бы то ни было, кроме своих адвокатов и близких родственников. Воспользоваться телефоном он сможет только для звонков своим адвокатам, а также для вызова скорой помощи, аварийно-спасательных служб, правоохранительных органов и сотрудников ФСИН.

С ходатайством об изменении Калви меры пресечения в суд обратилось само следствие за два дня до истечения срока ареста. Также Следственный комитет попросил отпустить под домашний арест бывшего председателя правления банка «Восточный» Алексея Кордичева, который, как ранее сообщал его адвокат, пошел на сотрудничество со следствием. Поскольку позиции фигурантов отличаются, слушания по делу Калви и Кордичева провели в разных залах разные судьи.

Слушание по одному из самых громких дел этого года проходило при полном аншлаге: на процесс аккредитовались около сотни журналистов из российских и зарубежных СМИ. В качестве наблюдателей в суд пришли представители посольства США, каких-либо медийных персон не наблюдалось. Из маленького зала судьи Юлии Сафиной, где должно было слушаться дело, процесс перенесли в самый просторный зал суда. В коридоре организовали телетрансляцию. Но все же репортеры толкались и шумели, пытаясь занять лучшую позицию для съемки. «Давайте покажем, что мы цивилизованная страна», — призывал их пристав. Наконец все успокоились, и Калви завели в зал. Бизнесмен держал в руках пакет с материалами дела и был серьезен.

Само слушание прошло довольно оперативно и заняло всего полчаса. Еще полтора часа потребовалось, чтобы судья написала решение.

Просьбу об изменении Майклу Калви меры пресечения представитель Следственного комитета Людмила Самойленко объяснила тем, что за два месяца расследования изменились обстоятельства, которые легли в основу избрания первоначальной меры. Во-первых, за это время выяснилось, что Калви «обладает устойчивыми социальными связями в Москве». «Поступало достаточное большое количество ходатайств от лиц, которые поручались за него», — сказала следователь.

Она добавила, что у обвиняемого есть постоянное место работы, трое детей на иждивении, он занимается развитием инвестпроектов в России и оказывает благотворительную помощь различным фондам и организациям, в том числе больным детям. Немаловажным следствие посчитало и наличие у бизнесмена в собственности недвижимости в России: следователь подчеркнула, что на момент избрания Калви меры пресечения [в виде содержания под стражей] данных о жилье здесь не было. «Поэтому следствие считает возможным изменить ему меру пресечения и избрать домашний арест», — завершила выступление Людмила Самойленко.

Сам Майкл Калви заверил, что будет полностью исполнять условия домашнего ареста. Несмотря на то что в зале присутствовал профессиональный переводчик, он так и не понадобился. Калви зачитал заранее подготовленную речь на русском языке. В ней он в очередной раз заявил, что его дело — это следствие бизнес-спора, который «возник задолго до его ареста». По его словам, это следствие корпоративного конфликта с крупным акционером банка «Восточный», бывшим владельцем банка «Юниаструм» Артемом Аветисяном.

Обвиняемый подчеркнул: он понимает, что сейчас в суде не решается вопрос о его виновности или невиновности, а обвинение, которое ему предъявлено, «лишь на первый взгляд выглядит простым». «Для того чтобы разобраться, требуются колоссальные время и силы. И мне останется только сожалеть, что одна из сторон избрала весьма своеобразный способ отстаивания интересов, представив себя перед всем бизнес-сообществом и мировой общественностью обманутой и оскорбленной, — сказал предприниматель. — То, что должно решаться в открытом коммерческом суде, стало предметом моего уголовного преследования и привело к моему аресту».

Предприниматель добавил, что, «несмотря на этот корпоративный конфликт», он по-прежнему верит в инвестиционный потенциал России. «Я не прошу решать вопрос о невиновности меня и моих коллег, а лишь поверить в наше желание доказать нашу невиновность», — обратился он к судье.

Адвокат Александр Тепляшин, представляющий интересы потерпевшего — члена совета директоров банка «Восточный» Шерзода Юсупова, ходатайство о переводе Калви под домашний арест оставил на усмотрение суда.

Трое защитников предпринимателя поддержали его. Они опять представили поручительства известных людей за Калви, но на этот раз лишь в качестве «характеризующих его данных». Так, за него ручался глава «Роснано» Анатолий Чубайс, председатель совета директоров Альфа-банка Петр Авен, вице-президент данного кредитного учреждения Олег Сысуев, владелец банка «Тинькофф» Олег Тиньков и художник Александр Шилов.

При этом адвокаты попросили, чтобы суд разрешил бизнесмену ежедневные двухчасовые прогулки в интервале с десяти утра до четырех дня, позволив Калви во время них заходить в магазины и покупать продукты. Защитник бизнесмена Дмитрий Савочкин пояснил, что его клиент в России один: «Его жена и трое детей находятся в Лондоне, и ему как-то нужно себя обеспечивать», — сказал он.

Однако этому категорически воспротивились следователь, прокурор и представитель потерпевшего. Прокурор заявила, что прогулки законом не предусмотрены, а следователь сказала, что еду Калви могут приносить и адвокаты, которых «большое количество», и родственники. «У Калви есть жена и трое детей, которые могут прилететь и помогать ему», — указала она.

При этом Людмила Самойленко не удержалась и под конец заметила: несмотря на заверения Калви, что он готов сотрудничать со следствием, он до сих пор не дает показания. «Мы со своей стороны, смягчая меру пресечения, тоже хотели бы получить что-то», — сказала она, добавив, что рассчитывает на то, что Калви будет давать показания.

В свою очередь представитель потерпевшего заявил, что еда и предметы первой необходимости Калви может купить в интернете. Возможность же «бесконтрольно ходить по городу» позволит ему общаться с другими соучастниками, что, на его взгляд, «противоречит смыслу домашнего ареста».

В итоге, выйдя из совещательной комнаты и переведя обвиняемого под домашний арест, судья Юлия Сафина в прогулках Калви отказала. Поскольку первоначальная мера пресечения избиралась бизнесмену до 13 апреля, это значит, что в пятницу следствие будет вынуждено обратиться с ходатайством о продлении ему срока домашнего ареста еще на два месяца.

Примерно через 40 минут в другом зале судья Валентина Левашова перевела под домашний арест и Алексея Кордичева. Во время огашения постановления прозвучало, что он «полностью признал вину и дал изобличающие показания против себя и других фигурантов».

Майкл Калви попал в СИЗО 16 февраля этого года. Его поместили в специзолятор № 99/1, расположенный на территории «Матросской Тишины» и более известный как «Кремлевский централ». 15 февраля Басманный суд Москвы заключил в СИЗО также пятерых его предполагаемых соучастников: партнеров компании Baring Vostok Филиппа Дельпаля и Вагана Абгаряна, директора по инвестициям Ивана Зюзина, советника главы правления Норвик банка, бывшего председателя правления банка «Восточный» Алексея Кордичева и руководителя Первого коллекторского бюро (ПКБ) Максима Владимирова. Всем им предъявили обвинение в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ), за которое им грозит до десяти лет лишения свободы.

Большинство фигурантов, включая Калви, вину не признали. 9 и 10 апреля районный суд по ходатайству следствия оставил Абрамяна, Дельпаля и Зюзина в СИЗО до 14 июля.

По версии следствия, Майкл Калви, являясь бенефициарным владельцем контрольного пакета акций банка «Восточный», а также членом совета директоров банка, заведомо зная о наличии у подконтрольного ему Первого коллекторского бюро задолженности перед банком в сумме не менее 2,5 млрд рублей, в 2017 году организовал хищение денег. Для этого банку вместо денежных средств были переданы 59,9% акций люксембургской компании International Financial Technology Group S.C.A. (IFTG), реальная рыночная стоимость которых не превышала 600 тысяч рублей. При этом стоимость ценных бумаг была завышена до 3 млрд рублей, полагает следствие.

Впрочем, Калви с этим не согласен. Он считает, что в основе уголовного дела лежит корпоративный конфликт с крупным акционером банка Артемом Аветисяном, бывшим владельцем банка «Юниаструм», слившегося с «Восточным». С ним фонд Baring Vostok судится в Лондонском международном третейском суде по поводу ряда сделок перед слиянием банков.

Арест Калви вызвал протест бизнес-сообщества. За бизнесмена, чей фонд инвестировал на протяжении 25 лет в России в такие проекты, как «СТС Медиа», «Авито», Тинькофф банк, «ВкусВилл», «Папа Джонс», аптечная сеть «А5», «Яндекс», Ozon, Gett, поручались крупнейшие предприниматели и общественные деятели. Среди них, в частности, был уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов.

Адвокаты Майкла Калви приветствовали решение суда и выразили надежду, что в скором времени аналогичное решение будет принято и в отношении четырех его коллег, которые остались под стражей. «Майкл не отделяет себя от своих коллег и считает, что пока они находятся в СИЗО, это еще не победа. Будем надеяться, что будет доказана необходимость изменения меры пресечения и им», — заявил адвокат Дмитрий Савочкин.

При этом, отвечая на вопросы журналистов, защитники выразили несогласие с доводами следствия об изменении обстоятельств по делу. По их словам, ничего, о чем бы два месяца назад не знали сыщики, в том числе данных о квартире Калви в Москве, в деле не появилось. Однако соображениями, почему на самом деле бизнесмену решили смягчить меру пресечения, они делиться не стали. Дмитрий Савочкин выразил уверенность, что в итоге будет доказано отсутствие события преступления и уголовное дело прекратят.

На момент написания статьи стало известно, что в Басманный суд поступили ходатайства о продлении срока домашнего ареста Майкла Калви и Алексея Кордичева до 14 июля. Их рассмотрят 12 апреля.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию