16+
Воскресенье, 21 июля 2019
  • BRENT $ 62.65 / ₽ 3951
  • RTS1350.69
27 мая 2019, 06:26 Политика

Трибунал нам не указ, а повод поговорить. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Автоматического выполнения решения трибунала ждать вряд ли придется. Это было бы потерей лица, как минимум. К тому же Украина сама до сих пор задерживает ранее захваченное в Азовском море российское рыболовное судно «Норд», — считает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Киев призывает наложить на Россию новые санкции в связи с решением Международного трибунала ООН по морскому праву, который обязал Россию освободить задержанных после инцидента в Керченском проливе украинских моряков. 24 моряка и три украинских корабля были задержаны после инцидента в ноябре 2018 года. Также Россия и Украина должны до 25 июня предоставить в трибунал ООН отчеты об инциденте. Официальный представитель МИД России Мария Захарова так прокомментировала это решение: российская сторона уже убедилась, что повода для ввода санкционных ограничений не нужно, санкции штампуют на потоке. Также, по мнению МИД РФ, данный инцидент вообще не подлежит юрисдикции Международного трибунала по морскому праву.

Россия отказалась участвовать в слушаниях, которые прошли в Гамбурге. Как может развиваться ситуация дальше?

Обосновывая свою позицию, МИД России напоминает, что Россия, а ранее СССР, ратифицируя Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года, к которой апеллирует Украина, сделали ряд оговорок и не принимают отдельные положения этой конвенции, относя их исключительно к своей юрисдикции. Таким правом воспользовались и многие другие страны, в этом нет ничего особенного. Например, Россия не принимает процедур и толкований, относящихся к определению морских границ, споров, касающихся военных действий, действий правоохранительных органов по отношению к использованию суверенных прав или юрисдикции.

Украинские моряки были обвинены в нарушении госграниц России, в частности, вторжении в ее 12-мильную морскую зону, а это есть вопрос суверенных прав и юрисдикций. Со своей стороны, Украина указывает, что, во-первых, Конвенция ООН гарантирует свободу прохождения проливов вне зависимости от 12-мильной зоны, во-вторых, военные суда, согласно морскому праву, в мирное время являются экстерриториальными. Наконец, в-третьих, существует еще и отдельный Договор России и Украины 2003 года по совместному использованию Азовского моря как внутреннего моря двух стран.

В этом соглашении обе страны договорились о полной свободе судоходства по всей акватории этого моря. Но если до 2014 года техническое регулирование судоходства через Керченский пролив осуществлялось украинскими лоцманами, то теперь российскими. Поводом для инцидента стало то, что российские власти не получили вовремя уведомления от украинских судов о прохождении пролива.

В любом случае, ситуация юридически запутана. Соглашение России и Украины по Азовскому морю накладывается на Конвенцию ООН по морскому праву. При этом в упоминаемом договоре было отдельно зафиксировано, что в случае споров две страны решают вопросы путем двусторонних переговоров, не привлекая к этому третьи стороны. В том числе, надо понимать, и Международный трибунал по морскому праву.

Впрочем, сейчас отношение на Западе к российско-украинским отношениям таково, что все спорные случаи толкуются однозначно в пользу Киева. Так что объяснения российского МИД по поводу непризнания юрисдикции трибунала там никто особо слушать не станет. Впрочем, и заставить выполнить это решение не смогут.

Хотя, делая в свое время оговорки по поводу исключений для себя в части соблюдения отдельных положений Конвенции по морскому праву, СССР, а затем и Россия специально уточнили, что как раз признают правомочность Международного трибунала, предусмотренную в Статье 292, в вопросах, связанных с немедленным освобождением задержанных судов и экипажей. Так что исходя из буквальной трактовки этого положения, решение трибунала в части освобождения судов и моряков должно быть все же выполнено. Рано или поздно. Аргумент по поводу того, что моряки в данном случае не будут являться в российский суд по делу о нарушении госграницы, является не очень убедительным, поскольку в Конвенции ООН на данный счет исключений из статьи о немедленном освобождении судов и экипажей не предусмотрено.

Уже был похожий прецедент. В 2013 году был задержан ледокол организации Greenpeace «Arctic Sunrise» после того как находившиеся на нем активисты пытались подняться на российскую платформу «Приразломная» для проведения акции против нефтедобычи в Арктике. Нидерланды, под флагом которых шел ледокол, подали иск в Международный трибунал, но еще до вынесения решения все активисты были освобождены по амнистии.

С Украиной вряд ли получится так же легко и просто. Автоматического выполнения решения трибунала ждать вряд ли придется. Это было бы потерей лица, как минимум. К тому же Украина сама до сих пор задерживает ранее захваченное в Азовском море российское рыболовное судно «Норд». Хотя экипаж ранее был освобожден, а позже таинственным образом сбежал в Россию и капитан судна.

Возможно, освобождение украинских моряков будет осуществлено в качестве жеста доброй воли накануне планируемой встречи Владимира Путина и Дональда Трампа в рамках саммита «большой двадцатки» в японской Осаке, который пройдет 28-29 июня. Тем более что прошлой осенью Трамп обусловил свою встречу с российским президентом именно освобождением украинских моряков. Еще есть время поторговаться.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию