16+
Вторник, 25 июня 2019
  • BRENT $ 65.20 / ₽ 4096
  • RTS1375.35
14 июня 2019, 18:33 ОбществоПроисшествия

«В отчете ничего внятного нет». К каким выводам пришел МАК по поводу катастрофы Superjet?

Лента новостей

В предварительном отчете подробно описаны действия пилотов во время жесткой посадки, но на ошибки пилотов прямо не указано

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Межгосударственный авиационный комитет опубликовал предварительный отчет о катастрофе Superjet в «Шереметьево». Тогда в результате жесткой посадки возник пожар и погиб 41 человек.

В первый час после опубликования отчета сайт МАК оказался недоступен — возможно, из-за большого числа желающих узнать выводы комиссии. В отчете прямо не указано на ошибки пилотов, но подробно рассказано об их действиях. При этом нет указаний и на неполадки техники, кроме отключения автопилота и связи из-за попадания молнии.

В отчете МАК детально описаны действия пилотов во время той жесткой посадки. Итак, Superjet первый раз отскакивает от полосы. Самолет находится в воздухе, и капитан включает максимальный реверс, грубо говоря, начинает тормозить.

Когда самолет второй раз отскакивает от полосы, пилоты, наоборот, включают взлетный режим, видимо, пытаясь уйти на второй круг. Но, поскольку уже активирован реверс, тяга двигателей не увеличивается. К третьему приземлению основные стойки шасси уже частично разрушены.

Что было дальше, всем известно: пролом баков, разлив топлива, пожар, 41 погибший. Как можно объяснить противоречивые действия пилотов, рассуждает член комиссии при президенте РФ по вопросам развития авиации общего назначения, бывший летный директор «Внуковских авиалиний» Юрий Сытник.

Юрий Сытник член комиссии при президенте РФ по вопросам развития авиации общего назначения, бывший летный директор «Внуковских авиалиний» «Можно объяснить тем, что после удара молнии из нештатного полета полет превратился в сложный и очень сложный. Экипаж просто обалдел, никогда в такой, вероятно, ситуации не был и принимал неграмотные, необоснованные решения. Например, решение садиться с полным весом, вместо того чтобы выработать топливо, и производство посадки на оценку «кол». После удара молнии самолет-то летел, управление работало, двигатели работали, GPS-системы работали, частичная радиосвязь была, диспетчеры помогли, его вывели на полосу, завели. Ну что там аварийного? Просто они обалдели и вообще не понимали, что происходит, ни с ними, ни с самолетом».

В отчете МАК прямо не указано на ошибки пилотов. Сказано, что для оценки действий экипажа комиссия планирует проведение экспериментов на полнопилотажном тренажере. В «Аэрофлоте» ранее отмечали, что до середины прошлого года все посадки таких Superjet выполнялись в ручном режиме, хотя и при работающих компьютерах.

Как говорится в отчете МАК, командир аварийного лайнера до этого сдал на отлично экзамен на ручное управление самолетом. Винить в аварии только пилотов тоже неправильно, говорит вице-президент Профсоюза летного состава России Альфред Малиновский.

Альфред Малиновский вице-президент Профсоюза летного состава России «Конечно же, там было допущено много ошибок, но я не склонен и против того, чтобы обвинять в этом экипаж. В отчете ничего внятного нет. Опять все сводится к какому-то нейтральному лозунгу. Декларации. Значит, совокупность случайностей. Просматривается желание руководителей оставить ситуацию такой, чтобы были и волки сыты, и овцы целы. Виновников нет. На самом деле виновники есть. Нужно признать, что должной подготовки у экипажа, ни теоретической, ни практической, к ручному пилотированию в режиме, предусмотренном конструктивными особенностями Superjet, не было. А если признать это, то роль штатных стрелочников, пилотов, как привычных носителей человеческого фактора, становится, по крайней мере, не единственной и не главной».

Пожалуй, главное в отчете МАК, касающееся Superjet: в отчете нет указаний на неполадки техники, кроме отключения автопилота и связи из-за попадания молнии. Хотя некоторые вопросы у экспертов наверняка останутся, например о подломившихся стойках шасси.

Фактически итог уже подвел глава Минпромторга Денис Мантуров. Как отметил министр, системы самолета работали в штатном режиме. «И можно было продолжать полет по маршруту либо находиться в зоне для выработки топлива для последующей посадки — но пилот принял такое решение. Это всегда решение пилота», — подчеркнул министр. В отчете комиссии МАК сказано, что дополнительных рекомендаций по повышению безопасности полетов не требуется.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию