16+
Понедельник, 22 июля 2019
  • BRENT $ 63.73 / ₽ 4014
  • RTS1345.04
10 июля 2019, 08:44 Право

Россиянина, забравшего своих детей из приемной семьи, хотят посадить в шведскую тюрьму

Лента новостей

Дело об экстрадиции Дениса Лисова, бежавшего в Польшу, 10 июля будет рассматривать окружной суд Варшавы

Денис Лисов. Варшава, апрель 2019 года.
Денис Лисов. Варшава, апрель 2019 года. Фото: Pawel Supernak/EPA/TASS

Денис Лисов с супругой уехали в Швецию из Хабаровска в поисках лучшей жизни в 2012 году. С собой взяли дочь. В Швеции родились еще две. Сейчас им 12, шесть и четыре года. У всех — гражданство России. Жена сидела с детьми, пока супруг был в разъездах и работал на стройках. Легализоваться в Швеции им не удавалось.

Два года назад жену госпитализировали с диагнозом шизофрения в агрессивной форме. Детей, так как отец физически отсутствовал, определили во временную семью мусульман-ливанцев. Денис, который не был лишен родительских прав, мог по закону навещать их раз в неделю. Максимум шесть часов. Ему объяснили, что детей отдадут только через суд, если он получит статус, постоянную работу, жилье, официально разведется с женой. Процесс может затянуться на годы.

В отчаянии он в очередную встречу забрал дочек, переправился на пароме в Польшу и попытался вернуться из Варшавы в Россию. Его и детей шведские власти объявили в розыск, а польские — задержали в аэропорту.

Польша — страна, ратующая за традиционные семейные устои. К тому же есть немало случаев, когда шведские власти отбирали детей у поляков, приехавших к ним на заработки. А польского консула, попытавшегося однажды заступиться за одну из таких семей, шведы выдворили со скандалом. Поэтому у адвокатов Лисова есть надежда, что Польша откажется его экстрадировать. Хотя по законам ЕС обязана выдать преступника. В этом случае Лисова будут судить в Швеции и посадят в тюрьму за похищение детей из-под опеки государства. Девочки вернутся в семью к чужим людям.

Денис попросил польские власти о статусе беженца. Этот вопрос пока рассматривается. Россиянин уже получил предложения работы, ему предоставлено жилье в Варшаве, школа при посольстве России приняла на обучение его старшую дочь.

Детский омбудсмен Анна Кузнецова, к которой обращались добровольные защитники Дениса, никак не отреагировала на просьбу о помощи его детям, сетует руководитель организации «Дом правовой защиты Европа-Азия» Лилия Мошечкова.

— Российская власть должна просить о выдаче его. Если бы это были граждане Польши, польскому суду было бы проще граждан защищать.

— В России тоже следят за этим процессом. Детский омбудсмен Анна Кузнецова. Вы ощущаете эту поддержку?

— О чем вы говорите! Палец о палец! Именно представитель при президенте Российской Федерации, который должен непосредственно заниматься помощью детям. Ее организация оставила троих маленьких детей, бросила, никакой помощи абсолютно нет. Благодарность могу только выразить Ирине Жгутовой, которая является членом Общественной палаты России. Вот она и ее помощница Маргарита, 0 единственные, кто помогают, постоянно на контроле, звонят, переживают.

Система ювенальной юстиции в Швеции, а также других североевропейских странах, включая Финляндию и Великобританию, так усердно защищает права детей, что часто делает это против их воли. 1 июля в этих странах вступил в силу закон, по которому ребенка могут отобрать у родителей даже за словесное воспитание. Это считается давлением и насилием. Одной жалобы со стороны воспитателя в саду, врача или соседа по дому хватит, чтобы забрать малыша и временно передать его в патронатную семью. Это аналог детдома, где ему гарантирована еда и спальное место, а квазиродители получают дотации и зарплату за уход.

Затем начинается долгое разбирательство. Настоящие родители пытаются доказать, что они неопасны. Каждые полгода ребенка переводят в новую патронатную семью. Через пару лет он уже в семье опекунов, шансов вернуться из которой к родным — минимум. Социальные службы считают, что ребенок уже привык. Рассказывает правозащитник, эксперт по правам семей и детей Анна Кисличенко:

Анна Кисличенко эксперт по правам семей и детей «Я вот разговаривала с мальчиком, который находился в такой патронатной семье, он был уже каким-то 48-м, что ли, ребенком по счету. То есть там ни о какой любви, ни о каких отношениях не идет речь. Его очень скудно кормили. Никого не интересует, учится он, как он учится, какое у него состояние. Плохое состояние — тут же прописывают антидепрессанты. Обычно вот эти дети, которые перемещаются в патронатную семью, на антидепрессантах живут, чтобы подавлять разные виды депрессии. Потому что для ребенка это бесконечная трагедия».

Чаще всего детей забирают у иммигрантов из Восточной Европы, России и Азии. Эксперты говорят о бизнес-составляющей. Чем больше детей находят новые семьи, тем больше социальное финансирование конкретных муниципалитетов. К тому же патронатом решается вопрос трудоустройства отдельных слоев населения. Как мы помним, в случае с Денисом это арабы.

Подобные законы распространяются на всех проживающих в скандинавских странах. Включая тех, кто приехал по трудовому договору. Исключение пока — туристы. Хотя на всякий случай им тоже стоит быть осторожнее.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию