16+
Среда, 16 октября 2019
  • BRENT $ 58.86 / ₽ 3790
  • RTS1333.36
3 сентября 2019, 19:38 Общество

Салин: «Власть не отказалась от своей изначально жесткой позиции»

Лента новостей

«Московское дело»: первые приговоры и первое неожиданное смягчение. Что происходит в процессе над участниками несанкционированных акций в Москве?

Фото: Максим Шеметов/Reuters

Так называемое московское дело начиналось с тяжкой статьи о массовых беспорядках, и тогда в этом деле оказалось полтора десятка фигурантов. И вот спустя месяц все изменилось. Дела пятерых человек, которым вменяли эту 212-ю статью, внезапно закрыты. Официальное объяснение Следственного комитета — что это итог объективной проверки материалов, в том числе записей камер наблюдения. По сути, получается, на них ничего не нашли.

Коротко о тех, кто внезапно освобожден от обвинений. Всем им от 20 до 25 лет. Сергей Абаничев якобы кинул в сторону полиции бумажный стаканчик из-под «Колы». Владислав Барабанов, судя по видеозаписям, просто стоял среди демонстрантов. Данил Конон попал в репортаж РЕН-ТВ, где руками показывал людям, куда пошли остальные. Двадцатилетний обвиняемый волонтер «Яблока» Валерий Костенок единственный, кто признавал вину в «участии в массовых беспорядках». А режиссеру Дмитрию Васильеву обвинение так и не было предъявлено, он проходил свидетелем. Теперь уголовные дела в отношении этих пятерых прекращены. Хотя это не значит, что для них все закончено. Комментирует руководитель юридической службы «Апология протеста» Алексей Глухов.

Алексей Глухов руководитель юридической службы «Апология протеста» «Я бы выразил какой-то осторожный оптимизм, что до руководства Следственного комитета России стало доходить, что никаких массовых беспорядков в Москве 27 июля не было. Но полностью отскочить от обвинения и извиниться перед людьми следствие явно не готово, и вполне может быть, что те люди, которые не указаны в списках Следственного комитета на прекращение дел, могут быть привлечены по каким-то иным составам. То есть, условно, что-то нашли на компьютере, прочее, в постах каких-нибудь».

И все-таки, по сути, от обвинения именно в массовых беспорядках теперь мало что осталось. Остальных в основном судят за насилие в отношении представителей власти. По 212-й статье о беспорядках также проходили Егор Жуков и Сергей Фомин, но их следствие внезапно попросило перевести под домашний арест.

Сергей Фомин — тот самый родственник супругов Проказовых, которому они дали на руки своего ребенка, а их потом хотели лишить родительских прав. Фомин сам добровольно сдался силовикам, когда его объявили в розыск. А перед этим сделал на камеру заявление, что Навальный и Соболь, когда звали людей на Тверскую, не предупредили о последствиях.

Что касается смягчения меры пресечения для студента Высшей школы экономики Егора Жукова, источники телеграм-каналов отмечают, что на решение следствия повлияла позиция университета. Но можно вспомнить и то, что следствие, по словам адвоката Жукова, признало, что на видеозаписях «дирижирует толпой» вовсе не он, а похожий на него человек.

СКР прекратил уголовное преследование Жукова по делу о массовых беспорядках, сообщает «Интерфакс». Следствие установило непричастность Жукова к массовым беспорядкам в столице и перевело студента из СИЗО под домашний арест. Правда, параллельно проходили обыски у него дома — полиция изучила его ноутбук, его видеоблог в YouTube. В итоге Жукову предъявили новое обвинение. Теперь — в публичных призывах к экстремистской деятельности в интернете. Это до пяти лет лишения свободы, говорит адвокат Жукова Леонид Соловьев.

Леонид Соловьев адвокат «Это часть 2 статьи 280 Уголовного кодекса, то есть «призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные с использованием сети интернет». Обвинение базируется на заключении эксперта, а эксперт из ФСБ, является кандидатом физико-математических наук, но, тем не менее, все равно взялся за лингвистические исследования. Они проанализировали девять его видеороликов, которые были размещены в блоге непосредственно Егора, в четырех из них они усмотрели признаки, что он призывает к разного рода незаконной деятельности, хотя сам по себе он является сторонником ненасильственных форм протеста».

Прокуратура запросила для Жукова четыре с половиной года колонии.

При этом в «московском деле» все происходит стремительно — особенно по сравнению с «болотным». Невероятная скорость: уже вынесены первые приговоры двоим участникам, осужденным за насилие к полицейскому и признавшим вину. Двадцатипятилетний техник библиотеки Иван Подкопаев получил три года за то, что распылил перцовый баллон в лица сотрудников Росгвардии. Сам он в последнем слове объяснял, что не хотел причинять вреда, а его спровоцировало то, что металлическим ограждением давили людей. Двадцатипятилетний предприниматель, отец двоих детей Данил Беглец, получил два года за то, что схватил за руку полицейского, который задерживал людей, «сильно сдавил запястье и дернул, причинив боль».

Подводя промежуточный итог: похоже, отпустив треть фигурантов и фактически убрав обвинения в массовых беспорядках, решено жестко наказывать тех, кто как-либо трогал правоохранителей. И вряд ли на этом все закончится — нет сомнений, что будут новые задержания. Например, тот, кого изначально принимали за Егора Жукова, правоохранителями пока не установлен.

Как можно трактовать эту ситуацию, когда с некоторых фигурантов сняты обвинения, но на этом фоне выносятся жесткие приговоры: три года Ивану Подкопаеву, два года Беглецу и пять лет блогеру Владиславу Синице? Комментирует политолог Павел Салин.

Павел СалинПавел Салин директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ «Когда силовикам и правоохранителям был дан абсолютный и ничем не ограниченный карт-бланш в конце июля — начале августа, то они не оглядывались на юридические заморочки, а брали людей с запасом. А сейчас, когда настало время подводить под это более или менее приемлемое юридическое обоснование, выясняется, что для части задержанных такого обоснования нет. Принципиальная позиция — это жесткая силовая реакция на любые попытки несанкционированной протестной активности. А в пользу того, что власть не отказалась от своей изначально жесткой позиции, свидетельствуют как раз два факта: первое — приговоры выносятся до выборов, то есть у наблюдателей вызывало вопросы и удивление то, что даже по сравнению с «болотным делом», которое развивалось месяцами, а то и годами, сейчас счет идет на недели, то есть в крайне ускоренном порядке идет судопроизводство, и задача как стояла вынести по возможности приговоры до дня голосования, так она частично и реализуется. Во-вторых, все-таки есть достаточно жесткие обвинительные приговоры, которые в начале 2010-х годов казались дикостью, но после «болотного дела» кажутся обыденностью».

Председатель правления Фонда развития гражданского общества Константин Костин называет все это просто проявлением демократии и торжеством закона.

Константин Костин председатель правления Фонда развития гражданского общества «Все должны соблюдать законы. Не важно, поддерживаешь ли ты власть, находишься ли ты в оппозиции, участвуешь ты выборах или твоя позиция их бойкотировать, — это все не имеет никакого значения. Есть законы, которые позволяют социуму функционировать. Это в том числе и общественная безопасность, и общественный порядок. Вот, собственно, и все. Поэтому, когда мы говорим о решении суда, о новых квалификациях и о том, что сегодня пятеро фигурантов дела о массовых беспорядках отпущены, дело прекращено, потому что, изучив материалы, изучив записи с камер наблюдения, получив показания с подозреваемых, СК пришел к выводу, что массовых беспорядков не было. Были нарушения общественного порядка, но за них предусмотрена не уголовная, а административная ответственность. Уголовное дело в отношении них прекращено. Что касается приговора по поводу призывов к преследованию и убийству детей сотрудников правоохранительных органов, ну, я хочу сказать, что в любой стране за это подразумевается очень жесткое наказание. Вообще за любую дискриминацию, не важно, по какому — расовому, половому, гендерному, любому другому признаку, — дискриминация подобная в таких крайних формах считается экстремизмом и преследуется во всех странах».

Глава Совета по правам человека Михаил Федотов сказал, что СПЧ изучит все решения судов по делам, связанным с применением насилия в отношении сотрудников правоохранительных органов, подготовит свои выводы и представит их в ежегодном докладе президенту Путину.

Тем временем в Москве продолжаются задержания из-за протестных акций. Теперь задержан Сергей Бойко, член Либертарианской партии России. Ему вменяют организацию публичного мероприятия без подачи уведомления. Также на выходе из дома полицейские задержали активиста Марка Гальперина, который участвовал в акции 31 августа.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию