16+
Четверг, 21 ноября 2019
  • BRENT $ 63.38 / ₽ 4038
  • RTS1454.74
7 ноября 2019, 06:59 Политика

Нефтяное оружие Трампа против Сирии. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Администрация США хочет превратить сирийскую нефть в дополнительный рычаг давления на правительство Башара Асада. Ну а на международное право в этой ситуации можно в очередной раз наплевать», — указывает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Россия не будет взаимодействовать с США по вопросу сирийской нефти, заявил замминистра иностранных дел Сергей Вершинин: «Речь идет о национальном достоянии всего сирийского народа. Мы убеждены, что именно сирийский народ должен распоряжаться своими природными богатствами, включая нефть». Ранее Дональд Трамп одобрил проведение расширенной американской военной миссии по обеспечению безопасности нефтяных месторождений на востоке Сирии. Это предполагает присутствие в Сирии примерно 800 американских военнослужащих. Ранее было объявлено о выводе основного контингента, составлявшего около 1200 человек. Теперь американские военные возьмут под контроль значительную часть территории от Дейр-эз-Зора до Эль-Хасаки, которую в настоящее время контролируют сирийские курды в лице «Сирийских демократических сил». Каковы могут быть последствия?

Недавнее решение Трампа о выводе основного контингента американских сил из Сирии открыло дорогу турецкому вторжению с севера для операций против курдов. Это вызвало критику как внутри США, так и за их пределами. В частности, Трампа обвиняли в капитуляции перед Эрдоганом, предательстве курдов, союзников в борьбе с исламистами, и в том, что он вообще вручил русским ключи от победы в Сирии. Нынешние действия являются явной попыткой компенсировать репутационный ущерб. Однако они могут его лишь усугубить.

Действия президента США сомнительны с юридической точки зрения. Они могут быть истолкованы как нарушающие не только американские законы, запрещающие добычу полезных ископаемых с целью получения прибыли в зоне боевых действий, но также и «Гаагскую конвенцию о законах и обычаях войны» 1907 года, где подобные действия, называемые грабежом и мародерством, признаны военным преступлением. По итогам Второй мировой войны ряд деятелей нацистской Германии, а также Японии были осуждены, в том числе Нюрнбергским трибуналом, за разграбление природных ресурсов оккупированных стран. Например, министр экономики Рейха Вальтер Функ — как раз за организацию добычи нефти, железной руды и угля в оккупированных странах. В нынешнем веке тоже были подобные процессы. Например, по фактам разграбления алмазов в охваченной гражданской войной Сьерра-Леоне или незаконной добычи золота в Конго под прикрытием вооруженных сил Уганды.

Однако ряд высказываний Трампа говорят о том, что он, будучи человеком открытым до вульгарности, не особенно заморачивается подобными сложностями. Недавно он откровенно рассуждал о возможности заключения соглашения с компанией типа ExxonMobil на предмет восстановления нефтяных месторождений в Сирии для возобновления добычи. При том, что получение даже косвенных доходов в американскую казну от таких операций является уголовно наказуемым.

Российское Минобороны открыто обвинило США в контрабанде нефти из Сирии. По данным военного ведомства, доходы от контрабанды сырья поступают на счета американских ЧВК и спецслужб, которые таким образом ежемесячно зарабатывают более 30 млн долларов.

Глава Пентагона Марк Эспер, в свою очередь, оправдывая проведение операции, заявил, что американские военные не допустят к сирийским нефтяным объектам ни сирийских, ни российских военных.

Вашингтон официально отказывает в доступе к природным ресурсам правительству суверенной страны и даже не заикается о каком-либо соглашении с ним на предмет охраны и тем более эксплуатации месторождений. А если сирийские войска попытаются восстановить контроль силой, на что имеют полное право? Скажем, при поддержке российских военных? Как будут оформлены приказы американского военного командования в этом случае? В прошлом году, по неподтвержденным данным, была предпринята попытка, якобы при поддержке российской ЧВК «Вагнер», вернуть контроль над нефтяными месторождениями, что привело к прямым боестолкновениям с американскими войсками.

В настоящее время до трех четвертей еще действующих сирийских нефтяных и газовых месторождений контролируют курды. Между ними и официальным Дамаском действуют негласные договоренности, согласно которым сирийское правительство покупает часть нефти у курдов через посредников. Вряд ли американцы будут соблюдать эти договоренности — ведь США ввели жесткие санкции против правительства Асада, включая запрет на поставки нефти. Ряд представителей Вашингтона говорят, что деньги от продажи нефти пойдут «Сирийским демократическим силам», то есть тем же курдам. Однако эта организация не имеет никаких прав представлять интересы страны в отношении нефтяных месторождений и заключать контракты на их разработку. До начала гражданской войны в Сирии добывалось 350 тысяч баррелей в сутки, примерно треть из них как раз на северо-востоке, куда теперь придут американцы. Теперь тамошние объемы добычи упали до 40 тысяч баррелей. Тем не менее, администрация США все равно хочет превратить эту нефть в дополнительный рычаг давления на правительство Башара Асада. Ну а на международное право в этой ситуации можно в очередной раз наплевать.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию