16+
Понедельник, 9 декабря 2019
  • BRENT $ 64.27 / ₽ 4098
  • RTS1448.34
13 ноября 2019, 05:35 Общество

Много ли средств принесла деофшоризация в российский бюджет?

Лента новостей

Судя по тому, что треть поступлений НДФЛ с прибыли контролируемых иностранных компаний обеспечил один человек, похоже, это не так

Фото: depositphotos.com

РБК сообщило, что треть налогов от прибыли иностранных компаний в бюджет заплатил всего лишь один человек. Business FM отправила запрос в ФНС с просьбой уточнить данные агентства. Но на момент вечера вторника, 12 ноября, ответ не получила. А ситуация выглядит достаточно странной.

Начнем с событий пятилетней давности. В 2014 году в России началась так называемая деофшоризация. Бизнес обязали рассказать о своих контролируемых иностранных компаниях (КИК). И заплатить налог с их нераспределенных прибылей. И теперь выясняется, что за два года наши предприниматели заплатили в казну меньше 4 млрд рублей. Причем треть перечислил в виде НДФЛ один человек, председатель совета директоров Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин. И никто не может ответить на простой вопрос. В российском списке Forbes 200 человек. Их совокупное состояние оценивают примерно в половину триллиона долларов. Известно, что крупные предприниматели владеют иностранными материнскими холдингами. Так почему же они заплатили такую небольшую сумму?

Одно из объяснений: после начала деофшоризации среди крупного бизнеса стало принято менять налоговое резидентство и, соответственно, платить личные налоги в других странах, говорит директор московского офиса компании Tax Consulting UK Эдуард Савуляк.

Эдуард СавулякЭдуард Савуляк директор московского офиса компании Tax Consulting UK «У нас минимум половина богатых людей, а я думаю, что когда касается списка Forbes, то это практически все являются налоговыми нерезидентами России. Живут большее время за границей. И нашему Минфину это также известно. Именно по этой причине у нас же вот сейчас хотели изменить правила определения налогового резидента, чтобы 90 дней стало, а не 183, как сейчас».

Второй момент. Налог с иностранной компании нужно платить, если прибыль превысила 10 млн рублей. Не нужно объяснять, что бизнесмены могут зарегистрировать множество компаний, разделив между ними прибыль так, чтобы платить меньше налогов. Или не платить вовсе.

Но есть еще одна важная деталь. Владелец НЛМК заплатил миллиард, который ФНС РФ считает личным налогом. Вот как все происходит. Представим себе реальное предприятие. Оно получает прибыль в России и платит с нее здесь же налоги. Но владелец предприятия — иностранный материнский холдинг. И он тоже получает прибыль в виде уже дивидендов. За рубежом с нее тоже заплатят местные налоги, где они есть. А дальше эту прибыль можно использовать как личный кошелек, а можно, наоборот, аккумулировать капитал для инвестиций обратно в свои компании в России — для этого, кстати, холдинги в том числе и создаются.

Но по нашему закону теперь в любом случае сначала надо заплатить 13% НДФЛ. Нет разницы, потратил ты это на себя или инвестировал. Инвестиции в таком случае ощипываются, объясняет партнер компании Taxadvisor Дмитрий Костальгин.

Дмитрий Костальгин партнер компании Taxadvisor «Механизм КИК, к сожалению, работает так, что облагается бумажная прибыль юридического лица, а платит уже конкретное физическое лицо, если мы говорим, что, предположим, для упрощения он владеет 100% этой компании. То есть у компании 10 млн долларов прибыли иностранной, соответственно 13% он должен оплатить из своего личного кармана. Но как владелец, как бизнесмен, он может эту прибыль не выводить и может ее реинвестировать в данном случае».

Ну и последний момент. Когда у нас началась деофшоризация, то параллельно власти начали амнистию капиталов. Первые результаты не были впечатляющими. Но когда против российских бизнесменов ввели санкции, в страну пошли деньги из-за рубежа. Вот только конкретные кейсы, кто и сколько вернул, неизвестны. Как и то, кто больше этой амнистией воспользовался — бизнесмены или те, кто мог легализовать коррупционные доходы.

В сухом же остатке получается следующее. Вернул ли бизнес деньги в Россию, доподлинно не известно. Бюджет от налогов с прибыли контролируемых иностранных компаний, судя по данным источников, почти ничего не выиграл. Да и вообще, выиграла ли экономика от этого процесса — вопрос темный. 3,8 млрд рублей — деньги смешные. А с учетом того, что деофшоризация могла отщипнуть от инвестиций в российское производство, тем более.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию