16+
Пятница, 10 апреля 2020
  • BRENT $ 32.03 / ₽ 2380
  • RTS1155.49
25 декабря 2019, 06:13 Политика

Дорожные карты в политическом тумане. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Идет активный поиск решения «политического транзита — 2024». Хотелось бы, конечно, в процессе обсуждения побольше публичности и поменьше намеков. Не от Лукашенко же нам все узнавать», — полагает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президент Белоруссии Александр Лукашенко дал большое интервью главному редактору российской радиостанции «Эхо Москвы» Алексею Венедиктову. Оно появилось накануне ожидаемого окончания согласования так называемых дорожных карт между Москвой и Минском по проблемам интеграции в рамках Союзного государства. В частности, он рассуждал о своем переизбрании на новый срок и о перспективах создания единых наднациональных органов Союзного государства: «Если меня люди изберут на президентских выборах, конечно, я буду реализовывать все договоренности и все планы. 31-й план — дорожная карта, как модно говорить. Все, о чем мы договоримся с Россией, будет реализовано».

При этом, по словам Лукашенко, «противоречия никакого нет. «Мы два суверенных, независимых государства: Беларусь и Россия. Мы сейчас продвигаем ту интеграцию, которая нисколько не умаляет суверенитет ни России, ни Беларуси. Что касается современного момента по интеграционным вопросам. Есть так называемая 31-я карта. Это план строительства наднациональных органов. Парламент, возможно, президент будет и прочее. Мы вообще на эту тему договорились с Путиным не разговаривать. Мы вообще отложили разговор на эту тему еще в Сочи. Но кому-то хочется, и все подсовывают, особенно через правительство. Недавно прочитал, Дмитрий Анатольевич на эту тему снова высказался. Значит, он не был в Питере на переговорах, поэтому не знает даже слов, которые сказал ваш президент. Дословно в Питере, когда мы остались, президент сказал: «Слушайте, что мы снова с этой 31-й картой? Мы же с президентом Белоруссии договорились: мы вообще не трогаем этих вопросов. Зачем вы снова лезете и связываете этот вопрос с вопросами налоговой системы, экономики и так далее?» — заявил он. Что все это значит?

Интервью Лукашенко трудно назвать комплиментарным по отношению к Москве. Он выдвигает в нем целый ряд открытых и завуалированных претензий, а также, очевидно, возражений по целому ряду направлений в рамках интеграции. Переговоры явно идут сложно. Все дорожные карты должны были быть согласованы еще 8 декабря, потом согласование перенесли вроде на неделю. Сейчас речь идет о самом конце года. Один из самых любопытных пассажей в интервью насчет общих органов управления — парламента и, может быть, как сказал Лукашенко, президента. При этом глава Белоруссии вольно или невольно подлил масла в огонь в отношении тех слухов, которые гуляют по политическим кулуарам: якобы ввиду большой несговорчивости «батьки» российская сторона выдвинула возражения против того, чтобы ему вообще выдвигаться на новый президентский срок.

И теперь Лукашенко, словно опровергая эти слухи, настаивает, как будто с кем-то заочно спорит, что он все равно пойдет на переизбрание. Правда, не очень понятно, как его президентство будет соотноситься и с общим парламентом, и с возможным общим президентством Союзного государства. И что все-таки с 31-й дорожной картой, которая как раз про общие органы управления, но про которую решили не говорить? Пока не говорить или вообще? Это важно.

Интервью Лукашенко как-то удачно — а на чей-то взгляд, может, и неудачно — легло на активизировавшиеся снова в России рассуждения насчет того, чтобы поправить конституцию. Владимир Путин на ежегодной большой пресс-конференции, с одной стороны, выступил против кардинальной правки, с другой — допустил, что можно было бы и убрать слово «подряд» применительно к запрету президенту избираться более чем на два срока.

При этом всякие даже слабые намеки на то, чтобы что-то там, пусть даже точечно, поправить насчет президентской власти, российское общественное мнение моментально увязывает с политическим будущим самого Владимира Путина. Поскольку в стране мало людей из тех, кто внимательно следит за политикой, кто верил бы сегодня в то, что после окончания своего президентского срока в 2024 году Владимир Владимирович возьмет и просто удалится в частную жизнь, как какой-нибудь император Диоклетиан или хотя бы Борис Ельцин. При этом один из вариантов такого политического будущего некоторые аналитики как раз связывают с Союзным государством России и Белоруссии.

Видимо, чтобы еще больше «подсунуть», пользуясь выражением Лукашенко, а может, просто в развитие своих прежних, уже звучавших предложений спикер Думы Вячеслав Володин на встрече парламентариев с Путиным снова предложил скорректировать конституцию, употребив деликатный термин «точечно». По словам Володина, сегодня в конституции нет связи между уровнями публичной власти, что сказывается на «самых важных и чувствительных» для людей сферах. Путин же в ответ снова повторил, что основополагающие элементы конституции менять не нужно, однако предложил внести в закон изменения, связанные с созданием «единой системы публичной власти». В том числе, как можно понять, в части взаимодействия между муниципальными и государственными органами власти.

Что имел в виду Володин, говоря о том, что люди страдают от отсутствия связи между уровнями публичной власти, сказать трудно. Если говорить о местном самоуправлении, то в свое время была проведена его реформа, причем без правки конституции, обошлись федеральным законом. Что не так с муниципальной властью, руководители нам не говорят. Хотя все и так знают: не так с ней все. По причине беспомощности, отсутствия полномочий и налоговых источников для этих полномочий.

Так что, скорее всего, в ближайшее время мы снова будем наблюдать активизацию слухов при отсутствии внятных разъяснений, в том числе насчет будущего Союзного государства, так, чтобы они были понятны гражданам России и Белоруссии. И слухов насчет якобы перехода к «парламентской республике» в России во главе с сильным премьером, догадайтесь, с каким, и о создании единых органов власти союза во главе с единым президентом — опять догадайтесь, с каким. Будут предложены слухмейкерами и другие варианты.

Все это говорит не о том, что какой-то вариант так называемого политического транзита — 2024 уже найден, а о том, что идет активный поиск решения. Причем решения как раз касательно публичной власти. Точнее сказать, ее самого высшего уровня. Хотелось бы, конечно, в процессе обсуждения побольше публичности и поменьше намеков. Не от Лукашенко же нам все узнавать.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию