16+
Суббота, 26 сентября 2020
  • BRENT $ 41.79 / ₽ 3268
  • RTS1164.68
19 января 2020, 12:56 Политика

«Никто не откажется от своих личных интересов в Ливии». Чего ждать от саммита в Берлине?

Лента новостей

На встречу канцлер Ангела Меркель собрала Владимира Путина, Реджепа Эрдогана, Халифу Хафтара и еще почти с десяток глав государств и правительств

Полицейские машины у здания, где будет проходить конференция.
Полицейские машины у здания, где будет проходить конференция. Фото: Annegret Hilse/Reuters

В Берлине 19 января пройдет саммит по Ливии, организованный Ангелой Меркель. Приедут Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган и еще почти с десяток глав государств и правительств. При этом список приглашенных в Берлин вызвал массу вопросов.

Накануне поздно вечером в Берлин прилетел главнокомандующий Ливийской национальной армией Халифа Хафтар. До последнего момента было неясно, ждать ли его на саммите.

Будущее Ливии может решиться в Берлине. На саммите Германия выступает лишь посредником, но каким: канцлеру Ангеле Меркель удалось собрать на конференцию всех, чьи интересы сошлись на ливийской территории и нефти.

Турция и Италия поддерживают главу признанного ООН правительства национального согласия Ливии Файеза Сарраджа (за ним столица Триполи), а Россия, Египет, Франция, США, Саудовская Аравия и Эмираты — генерала Халифу Хафтара (под его контролем большая часть Ливии и нефтяных месторождений). «Красная ковровая дорожка для ливийского военачальника» — с таким заголовком вышел накануне Bild, вспоминая, как глава германского МИД Хайко Маас 16 января лично летал в Бенгази уговаривать Хафтара приехать на конференцию в Берлин.

А Ангела Меркель лоббировать интересы Ливии ездила в Москву, чтобы на встрече с Владимиром Путиным в Кремле лично получить согласие российского президента на участие в саммите. Ситуацию комментирует независимый немецкий журналист Томас Фассбендер.

Томас Фассбендер независимый немецкий журналист «Путин, конечно, рад, что его вновь приглашают в Западную Европу, он всегда приветствует такие приглашения, потому что их мало было в последние четыре-пять лет. Это для него шанс восстановить нормальные рабочие отношения с Европой. Германия чувствует, что как будто она была отключена последние три-четыре года от международных процессов. Это знак уважения к Меркель, то, что они собираются в Берлине. Будет подписано коммюнике, но вы не думайте, что основные игроки, такие как Турция, Арабские Эмираты, Франция, Италия, никто не будет менять свои интересы. Никто не откажется от своих личных интересов в Ливии. Встречаются, общаются, сделают вид, что любят друг друга, но ничего не изменится. То, о чем мало говорят в немецких СМИ, — это тот факт, что Франция тоже поддерживает Хафтара. Это вообще очень интересный момент. Франция идет по своему пути. Она на стороне России, Египта и других, против Турции, и это добавляет к тому, что даже нет объединенной позиции Евросоюза, надежды, что Германия с одной такой конференции может решить проблему».

Единой позиции по Ливии у Евросоюза действительно нет. Так, Франция поддерживает генерала Хафтара, а Италия, чьей колонией долгое время была Ливия, — интересы признанных ливийских властей, то есть Сарраджа. «Мировая война за Ливию: последний шанс на дипломатию» — так сегодняшний саммит называет журнал Der Spiegel, перечисляя чуть ли не десяток стран, втянутых в ливийский конфликт, и отмечая, что больше всех в ЕС саммитом в Берлине недовольна Греция.

Самого ближайшего соседа Ливии в Евросоюзе на него просто не позвали. В итоге Афины заявили, что заблокируют любое соглашение по Ливии, которое будет подписано в Берлине, если не будет отменено соглашение о морской границе между признанным ливийским правительством в Триполи и Турцией. В ноябре Анкара и Триполи подписали соглашение о спорной морской границе, проходящей недалеко от Крита, касающееся того, кому разрешено проводить разведку и бурение в газовых регионах Средиземноморья. Разрешение в итоге получила Турция.

К тому же Греция наряду с Италией и Мальтой больше всего страдает от потока беженцев из Ливии, которые переплывают Средиземное море на лодках. Халифа Хафтар 17 января посетил Афины, где первым делом заявил о недействительности меморандума между Триполи и Анкарой.

Список приглашенных в Берлин стран вообще вызвал массу вопросов. Так, например, на саммит не позвали Тунис — это соседняя с Ливией страна, как раз активно сотрудничающая с Евросоюзом по вопросам ливийских беженцев, но она в итоге оказалась за бортом переговоров, в то время как Алжир позвали.

В Берлине перед Ангелой Меркель стоит тяжелая задача, считает член комитета по иностранным делам в Европарламенте Сергей Лагодинский.

Сергей Лагодинский член комитета по иностранным делам в Европарламенте «У Меркель есть определенное чувство ответственности за геостратегическое позиционирование Германии. Это, как кастрюля с закрытой крышкой, бурлит в Европе: где наша роль, что мы можем делать в международной политике? Потому что мы видим, что нас обгоняют практически все: нас обгоняет Россия, Турция свои интересы распространяет. Трамп просто на всех плевать хотел, а Европа сидит и не может понять, чего хочет, что нужно и как действовать. И в Ливии это очень видно, потому что там по обе стороны конфликта есть и Италия, и Франция, они там задействованы. Мы увидели по ситуации в Сирии, насколько беспомощными мы, Европа, были. И было очень много критики, что ЕС и Германия не имели никаких опций, никаких возможностей какую-то роль там играть. Германия и ЕС увидели, что происходят геостратегические изменения, учитывая активную роль России и Турции. И вот в этом конфликте они подхватили и пытаются делить не только Сирию, но и большую часть Северной Африки, а это дело довольно серьезное. Речь идет о том, где место Европы. Какую роль играет Европа? Или все будут решать Эрдоган, Путин и их политические наследники?»

Но активнее всего, полагает Der Spiegel, «взять ситуацию в свои руки» Ангелу Меркель толкает страх встать лицом к лицу с миграционным кризисом версии 2015 года, когда в Германию хлынул поток сирийских беженцев — полтора миллиона человек.

Тогда в разгорающийся конфликт в Сирии Германия демонстративно не вмешивалась, что потом привело к ситуации, когда Турция фактически шантажировала Германию на открытие границ новому потоку мигрантов в Евросоюз. Эти политические раны Меркель еще не затянулись, пишет немецкая пресса. Теперь канцлер готова пойти на все, чтобы сохранить контроль над ситуацией. И саммит в Берлине — первый, но большой шаг к возможному миру в Ливии.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию