16+
Суббота, 4 июля 2020
  • BRENT $ 42.78 / ₽ 3053
  • RTS1235.18
3 февраля 2020, 18:07 Право

В показаниях обвиняемого в убийстве полицейского на «Курской» нашли нестыковки

Лента новостей

Уроженец Киргизии Нурлан Муратов в суде изложил свою версию трагедии. Он уверял, что никогда не держал в руках оружие и даже не служил в армии, а на следующий день хотел рассказать обо всем полиции. Но прокуратура нашла в его словах противоречия

Нурлан Муратов.
Нурлан Муратов. Фото: АГН «Москва»

Бывший работник кондитерской фабрики «Рот фронт» Нурлан Муратов, обвиняемый в убийстве сержанта полиции Андрея Райского, заявил, что хотел сдаться на следующий день после трагедии, но его задержали. Он дал показания на процессе в Мосгорсуде, изложив свою версию случившегося. Однако обвинение поймало подсудимого на нестыковках.

Прежде чем фигурант — невысокого роста 44-летний мужчина — начал свое выступление, прокурор Екатерина Розанова обвинила его адвоката Алексея Толстых в попытке оказания «не процессуального давления» на присяжных. Именно так обвинитель расценила интервью защитника газете «Коммерсантъ», радиостанции Business FM, а также «Московскому комсомольцу» и интернет-изданию «Взгляд». В них адвокат, в частности, высказал мнение о том, что полицейский мог погибнуть вследствие неосторожного обращения с оружием.

Приобщив копии публикаций к материалам дела, судья Александр Рыбак дал слово фигуранту. Через переводчика, который сам не лучшим образом говорил по-русски, Нурлан Муратов начал свой рассказ.

Напомним, что уроженец Киргизии обвиняется в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов (статья 317 УК РФ). Обвинение гласит, что в ночь на 3 сентября 2018 года он застрелил в подсобке на станции метро «Курская» Кольцевой линии из табельного оружия 23-летнего полицейского Андрея Райского, который остановил его для проверки документов. Муратов вину отрицает.

Долгая дорога домой

По словам мужчины, днем 2 сентября 2018 года он вместе с родственниками был на шашлыках в Измайловском парке. На пятерых (трех мужчин и двух женщин) у компании было три бутылки водки объемом по пол-литра. Сам подсудимый так и не смог вспомнить, сколько он выпил, уточнив, что он «никогда не пропускал работу, поэтому выпивал понемножку». В какой-то момент Муратов вызвал жену, которая, впрочем, вскоре засобиралась домой и стала поторапливать мужа. «Я сказал, чтобы она ехала домой, я приеду позже», — выступал подсудимый. Примерно в 22:30-23:00 компания разъехалась по домам. Доехав с «Партизанской» до «Курской», мужчина перешел на Кольцевую линию, чтобы доехать до «Павелецкой», а оттуда — к себе домой на «Красногвардейскую». Однако на «Курской» его остановил сотрудник полиции, который попросил предъявить документы.

«Я сказал, что документы у меня остались дома, что рано утром мне на работу, и попросил отпустить. Он спросил, пил ли я спиртное. Я сказал, что был с родственниками на пикнике, немного выпил. Он сказал: поскольку ты выпивший и без документов, то выпишу тебе штраф», — продолжил фигурант.

Муратов признался, что когда Райский попросил его проследовать за ним, он в какой-то момент попытался «улизнуть». «Я почувствовал, что он не обращает на меня внимания, и зашел в вагон поезда, который прибыл, но он потребовал, чтобы я вышел и следовал за ним», — сказал фигурант.

Трагедия случилась в помещении за железной дверью, где, как решил Муратов, находилась комната полиции со служебными кабинетами. Проследовав внутрь, страж порядка оставил задержанного у двери, закрыв ее на ключ. «Я простоял там приблизительно пять минут и вдруг услышал сильный хлопок. Я затрясся и краем глаза увидел на стене кровь. В спешке, не понимая, что происходит, начал судорожно открывать дверь», — такую версию привел фигурант.

Он сказал, что когда выбежал из помещения, то по дороге встретил уборщицу с метлой и совком. Ей он сообщил, что полицейские «стреляли друг в друга», затем сел в вагон поезда и уехал. Та крикнула вслед: «Подожди», — но Муратов не остановился. Перед этим он попросил женщину вызвать скорую и полицию.

Подсудимый не вспомнил об угрозах «мента»

Дома Муратов рассказал о случившемся жене и двоюродному брату, но те не поверили. Тогда он выпил чай и лег спать, а утром, в половине шестого, отправился на работу. «Я думал, что если встречу полицейских, то либо сам расскажу, либо меня задержат, и я сознаюсь», — признался подсудимый. Однако на «Красногвардейской» полицейские ему не попались. Зато на выходе с эскалатора на «Павелецкой» его остановили. А когда один из правоохранителей показал ему по телефону видео с «Курской», то не стал отпираться, сказав, что на видео он.

«Я не знаю, что там было, ничего не могу сказать — кто стрелял и что там было..», — уверял подсудимый и настаивал, что Райский вел себя с ним «аккуратно и дружелюбно и никакого воздействия» (морального или физического) не оказывал.

Это не вязалось с показаниями, которые до этого дала главный свидетель обвинения — уборщица Светлана Сурова, которая буквально «лоб в лоб» столкнулась с предполагаемым убийцей. Описывая в суде подробности встречи с Муратовым, она сообщила, что в тот миг мужчина заявил, что «мент ему угрожал оружием». Вызвать скорую помощь или помочь раненому полицейскому он не просил. «А сотрудник полиции угрожал вам пистолетом, демонстрировал его?», — переспросила подсудимого прокурор. Но тот заверил, что ничего такого не было.

Тогда прокурор усмотрела в показаниях подсудимого другие противоречия. По ее ходатайству в суде огласили показания, которые Муратов дал в день задержания, 3 сентября. Тогда он говорил, что компания разошлась по домам в восемь вечера. А когда подозреваемого спросили, общался ли он в тот же день с кем-то на платформе и говорил ли о случившемся, тот ответил отрицательно. Свое состояние алкогольного опьянения он называл ранее «средним».

Одежда без следов крови

Впрочем, в суде Муратов продолжал утверждать, что не имеет отношения к гибели полицейского. «Я не служил в армии, никогда не держал в руках оружие», — сказал он, отвечая на вопросы адвоката.

«А при задержании на вас была та же самая одежда или другая?», — спросил его Алексей Толстых, ранее заявивший, что на ней не нашли следы крови или пороховых газов.

«Та же самая», — последовал ответ. «А вы принимали душ или стирали одежду?» — уточнил защитник. Но подсудимый заверил, что после пикника не мылся, а только почистил зубы и умыл лицо. «Так как я работал на шоколадной фабрике, то там стоит пыль, и за целый день ты оказываешься в пыли — от крахмала, — объяснил подсудимый. — Поэтому я принимаю душ после работы».

Свои вопросы фигуранту захотел задать и судья Александр Рыбак. Он не мог взять в толк почему, если Муратов был напуган и решил, что в помещении стреляли, то отправил туда «женщину с совком». «Я хочу узнать, чем это вызвано», — сказал председательствующий.

Но вразумительного ответа он не услышал. «Я хотел завести, показать ей, но она не согласилась. Хотел открыть дверь, но она испугалась и не стала заходить в комнату», — последовал ответ. «То есть вы решили, что для нее это неопасно», — сделал вывод судья.

На этом слушание завершилось. Ожидается, что 4 февраля в суде пройдут прения сторон, в ходе которых обвинение и защита напомнят свои аргументы. После этого суд составит присяжным опросный лист, произнесет напутственное слово и жюри удалится на вынесение вердикта. Судья предупредил, что заседание может затянуться до вечера и попросил присяжных, которые сдадут телефоны, предупредить родных.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию