16+
Четверг, 4 июня 2020
  • BRENT $ 39.09 / ₽ 2701
  • RTS1257.31
9 апреля 2020, 15:05 ОбществоМедицина
Актуальная тема: Пандемия коронавируса

Почему «Ремдесивир» делают новым лекарством от коронавируса?

Лента новостей

Препарат был изначально разработан для лечения лихорадки Эбола. Теперь команды исследователей в США, Азии и Европе начали тестировать его против коронавируса, а в газетах уже множатся заголовки в стиле «Препарат, который может спасти мир»

Фото: Ulrich Perrey/Reuters

Одними из первых применять «Ремдесивир» при лечении тяжелых случаев коронавирусной инфекции начали врачи медицинского центра Университета штата Небраска. Теперь, кроме США, его все больше испытывают и в других странах: в Уханьском институте вирусологии, объявили об этом кафедра инфекционной и тропической медицины клиники Мюнхен-Швабинг, университетские больницы в Гамбурге и Дюссельдорфе. Ограниченное применение «Ремдесивира» было разрешено Минздравом Чехии.

При всей сложности и масштабах лабораторной работы, которая стоит за созданием этого препарата, схематически принцип его действия прост. Он как бы «подсовывает» вирусу не тот строительный материал, и он начинает работать «вхолостую», объясняет руководитель лаборатории молекулярной биоинженерии Института биоорганической химии РАН Константин Мирошников.

Константин Мирошников руководитель лаборатории молекулярной биоинженерии Института биоорганической химии РАН «Ремдесивир» представляет собой аналог части генетического материала. Принцип подобных лекарств в том, что вирус размножается очень быстро, но не точно. Вирусная полимераза способна заглотить такое вот вещество, встроить его в растущую цепочку нуклеиновой кислоты, и эта цепочка после этого не будет больше расти. Таким образом размножение вируса тормозится. Известный всем «Ацикловир» — это подобного же типа лекарство. «Ремдесивир» — это одно из лекарств класса нуклеотидных аналогов».

Проблема заключается в том, что отдельные случаи излечения вовсе не доказывают, что препарат, созданный против совсем другого вируса, будет эффективно работать против COVID-19. Кроме того, у препаратов, принцип действия которых основывается на ингибировании РНК-полимеразы, есть одно крайне неприятное свойство. Не только вирусы могут встраивать его вещество в свой генетический материал, но потенциально и человеческие клетки. А это чревато такими осложнениями, как развитие раковых опухолей. В случае с лихорадкой Эбола, смертность от которой в среднем составляла 50%, на этот риск не обращали внимания.

Насколько он оправдан при лечении в десятки и даже сотни раз менее опасного коронавируса — это вопрос. Но вопрос скорее этический. Все лицензии на препарат давно получены, и теперь применять его или нет — личный выбор врачей. Хотя «Ремдесивир» — вовсе не единственный подобный препарат, который пытаются использовать против COVID-19, говорит вице-президент Российского научного общества иммунологов Иван Козлов.

Иван Козлов вице-президент Российского научного общества иммунологов «Ни одного специфического препарата против коронавируса не существует. Пока не найдут новое действующее вещество, многие страны тестируют препараты, которые были до этого, против разных вирусов. И, естественно, у РНК-содержащих вирусов есть некие общие для всех этих вирусов пути метаболизма. Там была комбинация препаратов против СПИД, были препараты, которые испытывали на SARS — на сегодняшний момент, мы, к сожалению, не можем со всей ответственностью, сказать, что что-то из этого доказательно работает».

«Ремдесивир» был разработан в партнерстве с Университетом Алабамы за счет гранта, предоставленного Национальным институтом здоровья федерального правительства США. Но патент на формулу был оформлен Gilead Sciences — крупной фармацевтической компанией, базирующейся в Калифорнии. За это компания подвергалась критике. Но не только за это. Ее не раз — и куда сильнее — критиковали за практику ценообразования. Так, ранее она требовала 84 тысячи долларов США за курс лечения от гепатита С препаратом, который также был разработан при поддержке правительства.

Член оперативного штаба Дональда Трампа по борьбе с коронавирусом Джо Гроган работал официальным лоббистом Gilead Sciences до 2017 года. 24 марта Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) внесло «Ремдесивир» в список «орфанных» — это препараты, которые имеют особый статус и дают их производителям особые права по ограничению их доступности, получению прибыли и налоговым льготам.

В случае с «Ремдесивиром» цена пока еще неизвестна. Но можно предположить, что она хоть и не будет столь велика, как в случае с лекарством от гепатита, но тоже весьма значительна. Инвесторы рассчитывают на доход от применения препарата за время пандемии коронавируса в размере 2,5 млрд долларов. Учитывая, что генеральный директор компании Daniel O’Day сообщил на днях, что к октябрю планируется произвести 500 тысяч, а к концу года — миллион курсов «Ремдесивира», то легко подсчитать, что цена за один будет исчисляться тысячами долларов. С начала февраля акции Gilead Sciences на нью-йоркской бирже NASDAQ выросли с 65 долларов до 75.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию