16+
Четверг, 9 июля 2020
  • BRENT $ 43.25 / ₽ 3069
  • RTS1232.95
29 апреля 2020, 11:20 Финансы
Спецпроект: Бизнес говоритПерсонально

Задорнов: критерием для помощи предпринимателю должен быть не код ОКВЭД, а падение выручки

Лента новостей

Президент банка «Открытие» Михаил Задорнов и главный редактор Business FM Илья Копелевич обсудили проблемы поддержки бизнеса и риски банковского кризиса

Михаил Задорнов.
Михаил Задорнов. Фото: Стоян Васев/ТАСС

Одна из самых частых жалоб со стороны предпринимателей, которые поступают в редакцию Business FM, — помощь предоставляется, если код деятельности предприятия попал в список, утвержденный правительством. Однако он абсолютно не покрывает все остановленные компании. Из-за этого они не могут получить ни беспроцентные кредиты, ни в будущем — грант на зарплату. Вот что сказал об этом в интервью Business FM президент банка «Открытие» Михаил Задорнов.

Первая основная форма помощи малому и среднему бизнесу должна была проводиться через банковский сектор, это программа беспроцентного кредитования на зарплаты для компаний, которые, к сожалению, строго регламентированы кодами и далеко не все совпадают по кодам. Тем не менее был общий отклик, что в течение первых двух или трех недель эти кредиты вообще практически никто не мог получить. Выдавали первое время их только Сбербанк и ВТБ, и выдавали только своим зарплатным клиентам, плюс дальше масса оговорок. Сейчас, как сообщил Борис Титов, по откликам предпринимателей, чуть больше предпринимателей смогли получить эти кредиты. Как это вообще работает — на примере банка «Открытие»?
Михаил Задорнов: Это немного искаженное восприятие сегодняшней ситуации. Объясню почему. У правительства существует шесть разных программ поддержки. Это «одна треть, одна треть и одна треть». Кредиты на заработную плату, кредиты на реструктуризацию оборотного каптала, на новый оборотный капитал. Существует программа кредитных каникул, помощь строительному бизнесу. Сейчас эти программы даже будут расширяться. То есть шесть утвержденных постановлениями правительства программ. При этом не надо думать, что только на этом базируются отношения банков и наших заемщиков. В «Открытии» и «Точке», нашем филиале, у нас 410 тысяч активных клиентов микробизнеса и малого и среднего бизнеса. Надо понимать, что, как правило, кредитуются из них в нормальных условиях только 13-15%. Большинству вообще кредит не нужен, и они опасаются его брать по целому ряду причин. Сейчас, естественно, спрос больше, потому что просто у многих отсутствует выручка, она полностью или частично просела.

Мы еще до объявления мер правительством, 25 марта, поняв, куда идет ситуация, утвердили собственную программу реструктуризации, не под ноль, безусловно. Мы просто сдвигаем сначала на три месяца, теперь на полгода платежи по долгу, порой и проценты, попросту удлиняя срок кредита. В ближайшие три-шесть месяцев нашим заемщикам ничего не нужно платить. Мы это сделали сразу, и если это сопровождается еще двумя мерами сдвижкой по налогам (это сейчас решено для региональных бюджетов на 300 млрд рублей) и если бы еще аренду не платить малым предприятиям, они спокойно (к сожалению, без выручки, здесь вопрос выплаты заработной платы) могут этот период пережить.

Наша собственная программа кредитных каникул — уже пятая часть нашего кредитного портфеля уже в работе. Это тысячи и тысячи предприятий. А кредиты на заработную плату под 0%, о которых много разговоров, это не более чем несколько процентов от этого общего числа. Почему? Этот кредит дается только на заработную плату, он обставлен целым рядом условий, которые далеко не все предприятия могут выдержать. Например, известно, что будут доплаты в размере МРОТ, если сохранено 90% персонала. На сколько сохранено, на два месяца, на три месяца, на один месяц? Нет еще понимания горизонта закрытия экономики для многих отраслей, какие будут еще меры. То есть многие предприятия, которым мы одобрили этот кредит, его потом не выбирают, потому что предприниматель осознает, что ему надо эти условия соблюсти. На сколько взять, он до конца сам не понимает. По сути, даже многие и от наших кредитных каникул, и от кредитов на заработную плату отказываются, потому что им непонятен горизонт и будущее их бизнеса.

Поэтому, с моей точки зрения, и мы это говорили на совещании с президентом и еще с рядом коллег, надо какой-то горизонт выхода из ситуации обозначить. Мишустин сейчас и объявил, что правительство должно в майские праздники подготовить какой-то план и понятную логику выхода, пускай даже в крупных городах, из этих карантинных ограничений, поскольку самое важное, что нужно, — это снять неопределенность, обозначить какую-то перспективу работы этого бизнеса. Поэтому мы сейчас уже от пятой части до четверти своего кредитного портфеля, это десятки миллиардов рублей, реструктурируем. Часть из этих предприятий получат еще дополнительно поддержку от государства. Но мы это делаем просто потому, что понимаем конкретное положение сервисных секторов и их кредитную нагрузку.

По каким критериям, кому вы предоставляете? У нас сформировался достаточно большой поток писем и обращений. На первом месте сейчас такой запрос: компания остановлена, но по коду не подходит.
Михаил Задорнов: Абсолютно справедливый вопрос, мы его подняли на совещании с президентом, что не надо руководствоваться ОКВЭД. Мы знаем, что многие маленькие предприятия занимаются совершенно разными видами деятельности, ОКВЭД не всегда точно это дает, но так была запущена программа. Мы предложили отойти от кодов ОКВЭД. Как мы принимаем решения? Мы для себя выбрали 10-15 отраслей, мы как банк понимаем, чем реально занимается этот предприниматель, — то есть он не со вчера на сегодня вдруг стал заниматься ресторанным бизнесом, у него он устойчиво был. Мы определяем это по падению выручки. Если у него выручка упала на 30-50%, это является для нас основным критерием, не ОКВЭД. То есть отрасль и падение выручки.
А государство не может такой же критерий применить?
Михаил Задорнов: Мы предложили это сделать, этот вопрос Путин поручил правительству проработать. Мы предлагаем налоговой службе, Минэкономики, я считаю, что у государства есть информация, которая позволяет вместе с банками перейти именно на привязку не к ОКВЭД, а к фактическому бизнесу предприятия и проверить, что у него действительно серьезно упала выручка. Для нас критерий — это падение выручки на 30% за последний месяц.
ФНС же тоже видит все в реальном времени, как и банк.
Михаил Задорнов: ФНС видит, там есть свои технические вопросы. С моей точки зрения, сделать так, как я говорю, возможно.
Очень много новостей вокруг ипотеки. С одной стороны, программа ставки 6,5%. Рассматривается вариант, чтобы страховку банк-кредитор каким-то образом взял на себя...
Михаил Задорнов: Это пока только опубликованная инициатива ЦБ, надо на нее посмотреть.
И третье — это реальность, когда ставки остаются весьма высокими, многие люди лишились источников дохода, они нуждаются в перерыве, и не у всех из них подтвержденный COVID, чтобы получить ипотечные каникулы.
Михаил Задорнов: Ипотечные каникулы при подтвержденном COVID — это государственная программа. Как работают банки, как работает «Открытие»? Из всего кредитного портфеля физических лиц, который у нас порядка 430 млрд рублей, пока 2-3%, где-то 8 млрд, люди с кредитом наличными, с ипотекой обратились о том, что им нужны кредитные каникулы. Мы внимательно рассматриваем каждое такое заявление, хотя их тысячи, и принимаем решение. Мы просим, чтобы клиент нам все-таки определенные документы прислал, но тем не менее достаточно быстро принимаем решение. Но у нас кредитные каникулы по ипотеке были предусмотрены до всякой пандемии, то есть ты всегда можешь два-три месяца взять, просто ты должен понимать, что у тебя платежи по кредиту сдвигаются на последний период ипотеки.
И критерий тоже падение доходов?
Михаил Задорнов: Для нас основной критерий — это падение доходов. Это не COVID, не больничный, а просто ты обосновываешь, что у тебя что-то случилось в семье: заболел, не дай бог, кормилец умер или что-то произошло, и мы внимательно рассматриваем эти заявления. Здесь для банков ничего принципиально не меняется, просто мы сейчас столкнулись с тем, что резко упал спрос на новые кредиты (на ипотечные кредиты упал вдвое, на кредиты наличными — процентов на 70), но у нас полностью фронт переключился именно на рассмотрение заявок на кредитные каникулы, и мы понимаем, что в этой ситуации мы должны помочь людям, которые попали в сложную ситуацию, и малому бизнесу сервисных секторов.
Есть предпосылки для банковского кризиса этим летом, о чем вслух уже говорят — и Кудрин, и рейтинговые агентства?
Михаил Задорнов: Летом не будет банковского кризиса. Должна вызреть просрочка, это все же осень, вторая половина года. Не хотелось бы сказать, что это будет банковский кризис. ЦБ считает, что у банков подушка капиталов — 5 трлн рублей, которая может быть съедена резервами, которые тоже формируются все же временно: мы сформируем резервы под плохие долги, но потом они постепенно будут все же восстанавливаться, то есть распускаться. Я думаю, что полностью ситуация в банковком секторе будет понятна только осенью, сентябрь-октябрь, не летом. Летом все будет более или менее нормально, и мы рассчитываем, что летом просто экономика восстановится. Дай бог, это так и произойдет.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию