16+
Четверг, 9 июля 2020
  • BRENT $ 42.92 / ₽ 3039
  • RTS1245.30
1 мая 2020, 13:38 ОбществоМедицина
Актуальная тема: Пандемия коронавируса

Главврач ФНКЦ: «Пациенты в большинстве своем погибают не от легочных осложнений»

Лента новостей

Главврач Федерального научно-клинического центра ФМБА Александр Троицкий и главный пульмонолог учреждения Александр Аверьянов рассказали о причинах смерти при COVID-19, о целесообразности покупки пульсоксиметров и об эффективности переливания плазмы

Фото: Максим Шеметов/Reuters

Федеральный научно-клинический центр Федерального медико-биологического агентства (ФНКЦ ФМБА) — один из крупнейших медицинских центров России. На данный момент учреждение перепрофилировано под инфекционный центр круглосуточного приема пациентов с COVID-19.

Сейчас ФНКЦ — единственное место в стране, где принимают доноров плазмы, перенесших коронавирус на дому, и, в отличие от НИИ Склифосовского, центр ФМБА не требует вороха справок, которые можно получить только при лечении в стационаре, и самостоятельно проводит исследование плазмы на антитела к COVID-19. О предварительных итогах переливания больным коронавирусом плазмы выздоровевших рассказал главный пульмонолог ФНКЦ Александр Аверьянов (полная версия интервью доступна здесь).

Александр Аверьянов главный пульмонолог ФНКЦ «Первые выводы сделать можно: если пациент находится в обычном отделении, если ему не требуется искусственная вентиляция легких, то мы имеем первые позитивные результаты. Но если больной уже попал на ИВЛ, то здесь пока очень сложно судить о вкладе этого метода в общую картину и в общую динамику, потому что используются все возможные варианты поддержки, очень много лекарств, но пока у этих больных какого-то явного эффекта от плазмы мы не видим. Потому что вирус уже разрушил ткани, и в данном случае мы понимаем, что хотя все равно с вирусом бороться нужно, но тяжесть определяет уже не столько вирус, сколько уже сделанное им дело».

Учитывая, что надежды на переливание плазмы пока не вполне себя оправдали, тем более важным становится выживаемость пациентов на ИВЛ. Как написал в Facebook главврач ГКБ № 15 имени Филатова Валерий Вечорко, тяжелых пациентов в столице «по-прежнему много» и среди них много молодежи.

Медик отметил, что ИВЛ — это «не лечение, это способ поддержания жизнедеятельности», и лучше туда не попадать, «чтобы майские шашлыки не стали последним воспоминанием в вашей жизни». Ранее власти Нью-Йорка сообщили NBC, что выживаемость пациентов на ИВЛ в городе составляет менее 20%. В Москве ситуация лучше, но не намного, рассказывает главный врач ФНКЦ Александр Троицкий.

Александр Троицкий главный врач ФНКЦ «Пациенты в большинстве своем погибают уже не от легочных осложнений, и, скажем, в нашей серии почти все пациенты, которые длительно находятся на ИВЛ, проходят фазу острой почечной недостаточности, требующей гемодиализа, поддержки со стороны препаратов, которые фильтруют шлаки, специальные устройства, которые еще до диализа могут тут же помочь нормализовать, помочь почкам справиться с почечной недостаточностью. И по нашей статистике (у нас ее не очень много, потому что всего лишь месяц), я думаю, что процентов тридцать больных нам удается экстубировать».

Одним из ключевых факторов выживаемости заболевших медики называют выявление вируса на ранней стадии. Ситуация усложняется тем, что симптомы болезни могут существенно различаться, а могут и вообще отсутствовать.

Одним из ранних звоночков может послужить падение уровня сатурации крови кислородом, а проверить его в домашних условиях можно разве что с помощью пульсоксиметра — специальной прищепки на палец, которая обойдется в несколько тысяч рублей. Стоит ли заказывать? Рекомендация Александра Аверьянова.

— Если больной не имеет хронического легочного заболевания, сердечного, по большому счету в быту эти приборы не нужны. Но если говорить о нынешней ситуации…

— …сейчас, да, когда, возможно, это ключевой показатель.

— Если могут себе это позволить, лучше такой прибор дома иметь, потому что все-таки мы не ожидаем, что болезнь завершится в ближайшие месяцы, все-таки прогнозы по вакцине, хотя и есть оптимистичные — вот мы с Александром Григорьевичем обсуждали только что статью в журнале Nature, где наши зарубежные коллеги дают самые оптимистичные сроки по полноценной вакцине — это 18 месяцев. Два прошло, то есть это 16 месяцев. Хотя в России вроде бы существуют более оптимистичные заявления на этот счет.

Условно оптимистичный прогноз озвучила 30 апреля глава Роспотребнадзора Анна Попова. По ее словам, работы сейчас ведутся по шести вакцинам от лаборатории «Вектор» и еще трем от других разработчиков, и если процесс ускорится благодаря упрощению регуляторного режима в этой области, уже к концу лета есть шанс получить некие «видимые результаты».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию