16+
Вторник, 14 июля 2020
  • BRENT $ 42.83 / ₽ 3040
  • RTS1234.50
2 июня 2020, 18:44 Право

В деле Ивана Голунова защита вспомнила «Семнадцать мгновений весны»

Лента новостей

Суд оставил еще на три месяца под стражей четверых бывших сотрудников Управления МВД по Западному округу столицы, обвиняемых в подбросе наркотиков журналисту издания «Медуза» Ивану Голунову. Слушание выдалось весьма любопытным

Роман Феофанов.
Роман Феофанов. Фото: Кирилл Зыков/АГН «Москва»

Обещание о «достойном приеме в мордовских лагерях», рассказ о свалившихся с коронавирусом сокамерниках и многое другое вспоминали защитники четверых экс-полицейских, обвиненных в подбросе наркотиков Ивану Голунову. Слушание по продлению им ареста в Басманном суде состоялось в отсутствие фигурантов.

Доводы защиты о том, что в СИЗО № 4 «Медведь» все десять сокамерников Романа Феофанова свалились с симптомами коронавируса, а на самого арестованного оказывают давление оперативники, обещая устроить «достойный прием в мордовских лагерях», не помогли: его и других фигурантов не выпустили на волю.

Когда судья Евгения Николаева поставила перед участниками процесса на обсуждение вопрос о возможности слушать ходатайство следствия без участия фигурантов, их адвокаты выступили резко против. Они заявили, что это нарушит права обвиняемых на защиту. Они тут же поспешили раскритиковать справки из СИЗО, в которых говорилось, что в изоляторах приостановлена выдача обвиняемых для участия в судебно-следственных действиях на время карантина.

Избирательное конвоирование

Так, один из защитников Акбара Сергалиева возразил, что несмотря на «эпидемиологическую обстановку», его клиента все же вывозили на прошлой неделе из СИЗО № 4 («Медведь») в Южном Медведково в изолятор временного содержания № 1 (ИВС) на Петровку, 38 для в участия в следственных действиях. «Можно было и сюда доставить», — привел он аргумент.

Аналогичный довод прозвучал и от защитника Романа Феофанова. Стоит отметить, что до недавнего времени все трое бывших сотрудников полиции — Акбар Сергалиев, Роман Феофанов и Максим Уметбаев — сидели в «Медведе». Лишь их бывший шеф, замначальника отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УМВД по ЗАО Игорь Ляховец с конца января находится в «Лефортово».

Однако на прошлой неделе Сергалиева и Феофанова вывезли для участия в очных ставках с потерпевшим, журналистом Иваном Голуновым, и признавшим вину бывшим оперативником Денисом Коноваловым (он находится под домашним арестом, срок которого продлили накануне — Business FM). Феофанов так и не успел в них поучаствовать. Тем не менее и его, и Сергалиева поместили на двухнедельный карантин в СИЗО № 7.

Представитель потерпевшего, адвокат Сергей Бадамшин, заметил, что проведение заседания в отсутствие обвиняемых, которые имеют право знакомиться с материалами следствия в обоснование их дальнейшего ареста, «вызывает сомнение в справедливости». «Однако мы просим оставить данный вопрос на усмотрение суда», — неожиданно озвучил он позицию. Ее поддержал и приехавший в сопровождении двух сотрудников ФСБ Иван Голунов.

Однако судья Евгения Николаева с учетом мнения следователя и прокурора (оба нашли возможным провести заседание без фигурантов), решила рассмотреть ходатайство Следственного комитета в отсутствие обвиняемых.

Обширные связи

Следователь Олег Шачнев просил оставить всех четверых в СИЗО, отмечая, что дело представляет особую сложность, а следователям требуется время, чтобы провести очные ставки, ознакомить обвиняемых с результатами экспертиз и предъявить обвинение в окончательной редакции. Одним из аргументов в пользу дальнейшего нахождения подследственных в СИЗО стал довод о том, что они обладают «обширными связями в правоохранительных органах, спецслужбах и органах госвласти» и могут воспользоваться ими, чтобы развалить дело.

В ответ защитники заверили, что их доверители этого делать не будут, поскольку до своего ареста на протяжении полугода исправно являлись по вызовам следствия. Они просили ходатайство о продлении ареста отклонить, но если суд на это не согласится, то перевести обвиняемых под домашний арест.

Наиболее эмоциональным выдалось выступление адвокатов Акбара Сергалиева и Романа Феофанова. Так, защитники первого назвали «дискриминацией по профессиональному признаку» аргумент о возможности использовать служебные навыки для противодействия следствию. «Отсутствие Сергалиева на свободе негативно сказывается на жизни его гражданской о супруги и их малолетнего ребенка, который страдает серьезным заболеванием внутренних органов», — сказал один из его адвокатов. Он добавил, что его клиент даже если бы и хотел, не смог бы давить на журналиста, поскольку последний находится под госзащитой.

Как «должны мыслить сыщики»

«Я в материалах дела обнаружил только: подложили, подложили, подложили… Пять пакетиков четверо оперуполномоченных», — выступал второй адвокат Сергалиева. По его словам, сам Сергалиев лишь оформлял протокол в квартире Ивана Голунова, куда, как утверждает следствие, стражи порядка 6 июня 2019 года подбросили весы со следами наркотических веществ. Ранее они же подложили репортеру в рюкзак наркотики. «Да, Сергалиев, действительно, составлял протокол. Но это все притягивается к статье УК «фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности», — сказал защитник. При этом он настаивал, что «ничего конкретного» против его клиента в деле нет, а обвинение также не конкретизировано. На примере известного сериала «Семнадцать мгновений весны» по роману Юлиана Семенова адвокат попытался показать, как «сыщики должны мыслить». А именно — «существительными и глаголами»: «Он приехал, она сказала, он передал…Но ничего этого нет, кроме протокола», — сказал адвокат.

Защитник Романа Феофанова также убеждал суд в том, что доказательств причастности его клиента к подбросу наркотиков нет. По его словам, усомнившись в объективности расследования, фигурант решил не давать показания, воспользовавшись статьей 51-й Конституции РФ. После этого на него начали давить сотрудники, осуществляющие оперативное сопровождение дела. «Они не далее как в пятницу заходили к Феофанову в СИЗО и обещали ему колонию строгого режима, если он будет продолжать не давать показания. Как они выразились — устроить ему достойный прием в мордовских лагерях. Я думаю, что следователь об этом знает», — сказал адвокат.

Он добавил, что все заключенные в камере, где сидит его подзащитный (а в ней содержатся десять человек), в настоящее время имеют «симптомы коронавируса»: у всех пропало обоняние и поднялась высокая температура. «Оставить Феофанова в изоляторе — это значит оставить его в опасности», — убеждал суд изменить меру пресечения защитник.

В свою очередь адвокат главного фигуранта дела — полковника Игоря Ляховца — Алексей Коврижкин апеллировал к тому, что практически все следственные действия по делу уже проведены. «Для чего продлять арест, чтобы провести одну-две очных ставки и уведомить всех об окончании следствия? — вопрошал он — Для этого достаточно месяца, ну двух…».

Адвокат попросил суд если и удовлетворить просьбу следствия, то хотя бы частично или перевести его клиента под домашний арест. О нем попросил и защитник Уметбаева, чьи отец, а также бабушка с дедушкой готовы были предоставить для этого свои квартиры.

Адвокат последнего возмутился тем, что признавшему вину Денису Коновалову, который признался, «что лично он подбросил наркотики в рюкзак и квартиру Голунову» избрали более «лояльную меру пресечения» — домашний арест. «А остальных подзащитных, которые не могут оболгать себя, следствие просит оставить в СИЗО», — негодовал он.

Потерпевший, а также следователь и прокурор выступили против смягчения обвиняемым меры пресечения. Все трое были немногословны. В итоге судья Евгения Николаева продлила фигурантам срок ареста до 7 сентября.

В камере с наркодилером

Защитики планируют обжаловать ее решение в апелляции. По словам адвоката Игоря Ляховца Алексея Коврижкина, несмотря на сложную эпидемиологическую остановку и вспышку коронавируса в «Лефортово» (там COVID-19 диагностировали у трех человек, в частности, миллиардеров Зиявудина Магомедова и Дмитрия Михальченко — Business FM) его клиент чувствует себя неплохо. «Мой подзащитный — парень закаленный, он оперативник, еще и не такое переносил. А бизнесмены, конечно, люди более изнеженные комфортом», — заметил Алексей Коврижкин.

Ранее оперативник Денис Коновалов заявил, что выполнял приказ Игоря Ляховца о подбросе наркотиков Ивану Голунову. Сам Ляховец данный факт отрицает.

Ранее служивший в МВД и ФСКН полковник после ареста жаловался на «информационное зомбирование» со стороны СМИ, а также сетовал, что его поместили в одиночную камеру и выдали маленькую тюремную робу не по размеру. Теперь, как стало известно Business FM, Игорь Ляховец сидит не один, а, по иронии судьбы, с осужденным за незаконный оборот наркотиков.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию