16+
Понедельник, 28 сентября 2020
  • BRENT $ 41.72 / ₽ 0
  • RTS1164.68
26 августа 2020, 09:01 Стиль жизни

Предприниматель застрял в Сочи во время карантина и открыл кафе на набережной

Лента новостей

Макс Вонг прилетел в Россию из Таиланда, чтобы навестить родственников, но не смог уехать из-за пандемии. Что нужно, чтобы открыть небольшое кафе в курортном городе, и какую роль в привлечении клиентов играют рассказы про Азию?

Макс Вонг.
Макс Вонг. Фото: из личного ахива

Предприниматель Макс Вонг прилетел весной 2020 года из Таиланда в Россию, чтобы навестить родных, но из-за коронавирусных ограничений не смог улететь обратно. Тогда он решил, что будет делать здесь бизнес. Вместе с другом Михаилом Арагачевым он открыл небольшое кафе на набережной Сочи.

Концепция заведения под названием My Asia у любителей Таиланда сложилась сразу — азиатские напитки и блюда, а также интерьер в тайском стиле. На ремонт и оборудование у предпринимателей ушло чуть больше десяти дней и около 500 тысяч рублей. Вложения окупились в первый же месяц. Макс Вонг рассказал BFM.ru, как в его заведении выстраивают общение с клиентами, почему он перестал сам стоять у барной стойки и что планирует делать дальше, когда границы полностью откроют.

На протяжении последних восьми лет я жил в Бангкоке. Этой зимой я прилетел в Екатеринбург навестить родителей, а оттуда — в Москву к брату. Я ждал свою девушку, она тоже живет в Таиланде и должна была прилететь ко мне через пару недель. Но в этот период закрыли границы, и начался карантин.

Первое время было даже интересно: я отдыхал и думал, что скоро все откроют. Но вместо этого началось ужесточение режима самоизоляции. Я увидел в Instagram, что несколько моих друзей, с которыми я познакомился в Таиланде, живут сейчас в Сочи, и, судя по фото, в этом городе не было таких строгих ограничений, как в Москве: все спокойно гуляли по улицам. Недолго думая, я купил билет и тоже прилетел в Сочи. Карантин обещал быть долгим, я понимал, что застрял в России минимум на два-три месяца.

Сидеть без дела не хотелось. Я встретился с другом Мишей, и мы стали думать, чем заняться. В Таиланде я увлекался байками и скутерами — ремонтировал и модифицировал их. Мы хотели организовать в Сочи туры на скутерах по разным местам. Разместили объявление на паре сайтов, чтобы проверить востребованность идеи, но откликов не получили.

В разговоре с другим моим другом я узнал, что он собирается организовывать массаж на пляже. Мы с Мишей подумали: «О, пляж, аренда». И начали общаться с администрацией, которая сдает помещения в аренду. У нас образовалась концепция про еду, и мы стали эту широкую концепцию сужать, основываясь на собственном опыте. Я и Миша долго жили в Азии и начали формировать меню из тех блюд, которые там ели и которые больше всего нам запомнились. Первое, что мы придумали, — делать фруктовые шейки густой консистенции на манер тайских.

Последние четыре года я экспортировал медоборудование из России на территорию Таиланда, создал собственную компанию. Но в карантин процесс притормозился, и мы решили вместо оборудования доставлять быстрозамороженную мякоть фруктов. Начали с простого — манго, маракуйи, кокоса, личи. На начальном этапе у нас в меню были даже замороженные фрукты. В Сочи на каждом шагу продают мороженое, но мало кто продает фрукты легкой заморозки, которые можно окунать в шоколад и есть. Это очень вкусно, но, как показала практика, людям неинтересно. Вообще, все позиции в нашем меню мы тестировали на фокус-группе. Когда напечатали первое небольшое меню, буквально через десять дней работы поняли, что некоторые позиции вообще никто не спрашивает, а какими-то, наоборот, интересуются больше — на них мы и стали фокусироваться. Мы переделывали меню несколько раз. Еще одна его «фишка» — блины как в Таиланде. Мы чаще всего слышим от тех, кто проходит мимо нашего кафе: «О, тайские блинчики!»

Отдыхающие на городской набережной в Сочи. Фото: Дмитрий Феоктистов/ТАСС

В 20-х числах июня мы арендовали павильон и своими силами начали делать ремонт. На нас тогда смотрели очень странно: здесь все нанимают подрядчиков, никто сам не ремонтирует. Единственное, мы привлекали электрика, чтобы он сделал проводку. С ним я познакомился в тренажерном зале, и он помог нам по-дружески. В благодарность мы накормили его едой из нашего кафе. Также мы наняли дизайнера, чтобы он сделал нам меню. У меня было понимание, каким оно должно быть, но не было дизайнерского образования, чтобы сделать это красиво, поэтому пришлось воспользоваться услугами специалиста.

После того как мы арендовали помещение, первым делом соорудили барную стойку, покрасили павильон и затем закупили оборудование: морозильные камеры, холодильники, шейкеры, блинницу. На все это вместе с ремонтом и арендой мы потратили примерно 500 тысяч рублей. Аренду на первой линии набережной Сочи нельзя назвать дешевой. Наше помещение площадью 10 квадратных метров, из которых мы используем восемь, обходится в 80 тысяч рублей в месяц.

Проблем с тем, чтобы построить кафе в карантин, не было никаких. Были ограничения на большие стройки, а у нас просто два человека работали вечерами в небольшом павильоне. Причем у Миши еще была основная работа, и мы строили буквально до ночи. Сейчас у меня такой график: я встаю в шесть утра, с семи до девяти у меня тренировка в зале, и с 09:15 до 12 часов ночи я нахожусь в кафе.

В процессе ремонта сформировался стиль заведения через призму всех этих лет жизни в Азии, через любовь ко всему прекрасному, свободному и главное — открытому, к улыбкам, которых в России порой так не хватает. С цветовой гаммой мы определились сразу: цвет морской волны в сочетании с белым. Моя тайская девушка привила мне любовь к растениям, поэтому мы купили живые цветы и ухаживаем за ними, я сам их поливаю. Кроме этого, дополнили интерьер фруктами, хендмейд-полочками, нашими личными фотографиями из Азии, фото азиатских блюд, а также мест, где мы были.

Мы хотели сделать такое место, куда бы ты пришел и почувствовал в себе частичку Азии, где комфортно находиться в жаркую сочинскую погоду и общаться с продавцом на любые темы. Мы говорим о вирусной ситуации в России, об открытии границ, потому что для меня это важно. Иногда — про политическую ситуацию, продукты, про то, что бы нам добавить в меню. Это полезно в плане развития, потому что, пока границы закрыты, в Сочи съехалась вся Россия. Здесь собираются люди с таким разным мировоззрением и бэкграундом — похожую ситуацию я видел только на Бали.

Клиенты пошли сразу, как только мы открыли двери в первых числах июля. Это было удивительно: у нас не было ни вывесок, ни меню. Был голый киоск, и дизайн даже рядом не стоял с тем, что есть сейчас. Первые два-три дня, когда ничего не было, все держалось на каком-то энтузиазме.

Спустя месяц работы мы увидели нюансы, на которые стоит обратить внимание, и поняли, в каких направлениях двигаться. Первое время часто сам стоял за прилавком, чтобы получать обратную связь от клиентов. К тому же я продаю не просто продукт — я продаю историю, себя. Я объясняю людям, что живу в Бангкоке, что у меня есть девушка, которая не может сюда прилететь. Рассказываю, как сюда дошла мякоть манго, напиток из которой они сейчас пьют. Многие удивляются, вдохновляются и приходят снова пообщаться с нами.

Вскоре мы поняли, что нужен еще один сотрудник. Стоять у стойки самому эффективно с позиции разовой продажи, но с позиции средне- или долгосрочной перспективы, к сожалению, убыточно. То время, что мы стоим у барной стойки, мы могли бы потратить на углубление в маркетинг, рекламу, дополнительные каналы продаж с привлечением трафика. Есть много нюансов, и рассчитывать только на ситуативное желание проходящего мимо человека мы не можем.

Сейчас наш работник Илья тоже рассказывает историю стран, говорит про напитки, блюда, и сейчас процент возврата клиентов, в принципе, такой же, как у и нас, может чуть поменьше. За время недельного отдыха к нам два-три раза заходят одни и те же люди. По меркам туристического города это замечательно.

Общение с клиентами дает нам хороший фидбэк по поводу способа подачи некоторых блюд, а также интерьера. Когда у нас был скудный интерьер, я спрашивал, что бы люди рекомендовали добавить. По факту весь концепт нашего заведения сложился как некое среднее арифметическое между представлениями посетителей и нашим пониманием. Люди говорят, что это место сделано не под копирку. Концепция нашего заведения — ЗОЖ. Правда, я не очень люблю это слово, мне привычнее английское healthy (здоровый. — BFM.ru). Эта концепция проходит через все наши блюда, и клиенты говорят: «Ну, по вам видно, что у вас все healthy». Мы сами выглядим так. Продаем товар в том числе и своим внешним видом.

Макс Вонг (слева). Фото: из личного архива

В первый же месяц работы наш оборот составил примерно 700 тысяч рублей. С учетом того, что себестоимость и зарплатный фонд невысокие, у нас уже есть и прибыль — около 300 тысяч рублей. Почти все эти средства мы инвестируем в развитие кафе. Мы поставили себе задачу: уменьшать себестоимость продуктов на 10-20% за счет снижения закупочной стоимости компонентов. А после — работать над привлечением проходящего трафика.

Сейчас мы в качестве эксперимента пригласили на работу промоутера. Сотрудник ввел ее в курс дела, потому что, пообщавшись с промоутерами из других заведений, я понял, что они что-то знают, но не владеют информацией о продукте, и из них приходится клещами ее доставать. В идеале промоутер — это не тот, кто листочки раздает, а тот, кто рассказывает об ассортименте и вызывает у человека интерес что-то приобрести. Соответственно, оплата там не только фиксированная почасовая. Промоутер получает процент с продаж — это нужно обязательно, чтобы подстегивать его к правильному и более полному информированию покупателей.

Как и в любом другом городе, в Сочи есть своя специфика бизнеса. Нужно понимать, что если точка находится в городе, то у нее одна пропускная способность, если на набережной — совершенно другая. Здесь покупки ситуативные. Шел, шел, шел — не хотел, увидел — захотел. Но при этом можно увидеть и не захотеть. Вот над этим тоже нужно работать. Нужно дополнять дизайн, оформление, чтобы информация о заведении задержалась у человека в голове чуть дольше, чем о предыдущем, которое он увидел.

Администрация города следит за тем, чтобы не ставить однонаправленные заведения слишком близко друг к другу, потому что, во-первых, мы будем создавать конкуренцию друг другу, во-вторых, это может повлиять на нашу арендную плату — какая-то точка будет работать лучше, какая-то хуже, и та, что хуже, в итоге не сможет платить арендную плату и закроется. Тут более или менее руководствуются здравым смыслом в плане наполнения набережной. Да, у нас есть конкуренты, но не прямые, а косвенные — люди тоже занимаются шейками, но по другой технологии.

Сейчас у нас самый сезон. Планируется, что кафе будет круглогодичным, и у нас уже есть понимание, какое меню можно сделать зимой, мы работаем над всесезонной концепцией, чтобы не зависеть ни от времени года, ни от погодных условий. Я рассчитываю, что до конца октября придется задержаться в России, до этого момента нужно выстроить бизнес таким образом, чтобы выполнять не продажную, а больше контролирующую функцию. Тогда находиться в Сочи будет уже необязательно.

В ближайшее время нужно решить вопросы с делегированием полномочий и предполагаемым масштабированием бизнеса. Мы планируем открыть еще две точки в Сочи либо за его пределами. Думаем выходить на франшизу. Такая концепция на сезон с минимальными вложениями, с невысокой арендой может хорошо выстрелить.

После того как закончится карантин, хотелось бы привезти сюда девушку, показать ей Россию и потом с ней улететь в Таиланд. Но будем смотреть по ситуации, что мы успеем сделать. Планы наполеоновские. Что касается места, где я хотел бы жить, Азия занимает пока лидирующее место.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию