16+
Четверг, 21 января 2021
  • BRENT $ 55.90 / ₽ 4117
  • RTS1461.37
31 августа 2020, 21:22 Компании

История с БСК: как власти оценивают финансовый ущерб и в какой ситуации могли оказаться частные владельцы?

Лента новостей

Недавно Башкирская содовая компания начала разработку горы Куштау, что вызвало протесты населения. В ситуацию вмешался Владимир Путин. Он потребовал разобраться, каким образом государство лишилось контроля над предприятием

Фото: Вадим Брайдов/ТАСС

Обновлено 1 сентября в 10:49

Арбитражный суд Башкортостана по требованию Генпрокуратуры арестовал акции «Башкирской содовой компании», планировавшей разработку шихана Куштау. Ранее глава региона Радий Хабиров направил заявление главе Следственного комитета Александру Бастрыкину и в арбитражный суд Башкирии с требованием вернуть акции БСК в собственность республики. Семь лет назад регион утратил контроль над содовой компанией, а большая часть пакета досталась частным акционерам. Недавно БСК начала разработку горы Куштау, что вызвало бурные протесты населения.

Власти Башкирии оценили ущерб от приватизации БСК в 35 млрд рублей. Но это предварительная оценка, ее могут и повысить. Как считали, не объяснили. Но, видимо, в первую очередь речь идет о дивидендах. Семь лет назад республика утратила контроль над предприятием, и, соответственно, снизились акционерные выплаты.

Тут стоит заметить, что компания отдавала на дивиденды всю свою прибыль и даже чуть больше. Для примера: в прошлом году она составила почти 13 млрд рублей.

По данным системы СПАРК, все ушло на дивиденды. Частные акционеры получили 7 млрд рублей, то есть столько, сколько им причиталось согласно размеру пакета.

Соответственно, остальное должно было уйти государству. Но из-за этой квазищедрости не инвестировали в модернизацию. В Башкирии хватает месторождений известняка. Но они далеко от предприятия, и качество сырья там ниже, а шиханы, из-за которых начались протесты, — близко, и качество там высокое. Для того чтобы разрабатывать дальние месторождения, нужно вкладывать деньги. Компания этого не делала. Хотя могла, замечает директор группы корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов.

Максим Худалов директор группы корпоративных рейтингов АКРА «Работы на чистом известняке, как это делает фактически «Башкирская сода», в мире практически никто не ведет. Большинство компаний использует более низкокачественное сырье, которое требует более современного оборудования, более качественных обжиговых печей и, соответственно, модернизации того парка оборудования, который сегодня есть в распоряжении «Башкирской соды». С учетом того финансового состояния, в котором сегодня находится «Башкирская сода», все эти инвестиции вполне для нее реализуемы».

Много ли государство потеряло от приватизации? С одной стороны, оно лишилось контроля. Хотя принципиальной разницы нет: если бы власти республики хотели модернизировать БСК, то размер пакета их бы явно не остановил. Чтобы оценить потерю, правильнее было бы сравнить стоимость прежней доли государства и стоимость сегодняшнего пакета.

Компания за эти годы сильно выросла. И вполне вероятно, что прежние 62% стоили дешевле, чем нынешние 38%. С другой стороны, за эти годы просто очень хорошо вырос мировой рынок соды, и большой заслуги частных владельцев в этом, наверное, нет. Помогли бы документы, но они в публичном доступе отсутствуют, говорит шеф-редактор объединенной редакции информационного агентства «Башинформ» Артем Валиев.

Артем Валиев шеф-редактор объединенной редакции информационного агентства «Башинформ» «Создана специальная группа в составе юристов, экономистов, которые сейчас изучают все документы, связанные с приватизацией, с размыванием государственного пакета акций и образованием Башкирской содовой компании, в которую вошел завод под названием «Сода». Документов, связанных с этими сделками, нет в публичном доступе в полном объеме, чтобы журналисты могли ознакомиться и сами посчитать, тем более все-таки там нужны специальные знания для того, чтобы оценить ущерб».

История приватизации «Башкирской соды» действительно мутная. Вкратце: была некая частная химическая компания, которая, кстати, уже владела большим пакетом в государственной «Соде». А потом она из последней слилась, и акционеры почему-то сочли, что в результате этого доля государства должна упасть ниже контрольной.

Фокус же в том, что власти республики дали на это добровольное согласие, поставили подпись. Государство же само и выдало лицензию на разработку горы Куштау. Это вызвало ожесточенные протесты населения, для которых эта гора священна. И в итоге вмешался Владимир Путин, который потребовал разобраться с приватизацией.

Но есть еще мнение, что частным акционерам эта история может быть отчасти и выгодна. За годы владения активом они получили огромную прибыль. Сырьевая база для предприятия истощена, разработка новых месторождений потребует и умения, и средств.

Сами бизнесмены, по данным СМИ, живут во Франции. И даже если будет уголовное дело, то Париж их не выдаст. Докажут, что они жертвы режима, который решил забрать у них собственность. Так что, может быть, для всех все сложилось к лучшему. Башкиры сохранили свой шихан, предприятие модернизируют, а кто-то будет и дальше разводить во Франции виноградники.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию