16+
Четверг, 26 ноября 2020
  • BRENT $ 48.48 / ₽ 3663
  • RTS1301.83
26 октября 2020, 21:29 Право

Почему суд оставил на свободе обвиняемых в афере с наследством актера Баталова?

Лента новостей

Суд отказался заключать под стражу Наталию Дрожжину и Михаила Цивина, которые, как утверждают вдова и дочь актера, завладели их наследством. Адвокаты уверяют, что все документы те оформили по закону и о махинациях говорить нельзя

Наталья Дрожжина и Михаил Цивин.
Наталья Дрожжина и Михаил Цивин. Фото: Сергей Киселев/АГН «Москва»

Хамовнический суд Москвы 26 октября отказался арестовать 72-летнюю артистку Наталию Дрожжину и ее 73-летнего мужа Михаила Цивина. Они обвиняются в афере с наследством народного артиста СССР Алексея Баталова. По просьбе прокуратуры им был избран запрет определенных действий, который напоминает более легкую версию домашнего ареста. Причем ограничения, которые наложил суд, оказались даже легче, нежели просило надзорное ведомство. Защита утверждает, что в деле нет состава преступления.

Рассмотрения ходатайств об аресте фигурантов ждали после обеда. Однако судья Диана Мищенко оказалась занята в других процессах, поэтому слушания стартовали лишь после пяти вечера. Первым в зал суда завели Наталию Дрожжину.

Представитель Следственного управления по ЦАО Следственного комитета России (СКР) апеллировал к стандартным доводам о том, что женщина обвиняется в совершении тяжкого преступления и, оставшись на свободе, может скрыться или оказать давление на свидетелей. Аналогичные аргументы прозвучали, когда вслед за ней рассматривалось ходатайство об аресте ее мужа.

Обвинение в мошенничестве

Уголовное дело по части 4-й статьи 159 УК РФ («мошенничество в особо крупном размере») было возбуждено по заявлению вдовы Алексея Баталова 85-летней Гитаны Леонтенко и его 52-летней дочери Марии Баталовой, страдающей с рождения ДЦП. В нем говорилось, что женщины обманным путем лишились доли в четырехкомнатной квартире в доме на улице Серафимовича (в знаменитом Доме на набережной), мастерской актера (в том же доме), квартир в 1-м Самотечном переулке и на Кутузовском проспекте.

Ранее в интервью «КП» Гитана Леонтенко сетовала, что с банковских счетов родственников Баталова пропали 107 тысяч долларов, а из банковский ячеек — документы, ордена и ценности, принадлежавшие артисту. Там, по ее словам, остались лишь золотые часы. Следствие ограничилось нейтральной формулировкой о пропаже «крупной денежной суммы», не уточнив где.

По утверждению Гитаны Леонтенко, после смерти мужа в июне 2017 года (Алексей Баталов скончался в возрасте 88 лет) супружеская пара втерлась к ней в доверие. В СМИ Наталия Дрожжина упоминается как почетный академик Международной академии культуры и искусства, ее мужа называют юристом, хотя Михаил Цивин, по данным Business FM, юридического образования не имеет.

В результате на имя Дрожжиной и Цивина были выписаны доверенности, которые дали паре право распоряжаться всем принадлежащим семье Баталова имуществом, а также денежными средствами на счетах в российских и зарубежных банках. Опекуном Марии Баталовой стала Дрожжина, которая оформила с ней договор пожизненной ренты. Расследование дела взял под личный контроль председатель СКР России Александр Бастрыкин.

Позиция защиты

Прокуратура, которая обычно действует в тандеме со следствием, на этот раз призвала суд ходатайства следствия об аресте фигурантов отклонить. В качестве альтернативы был предложен запрет определенных действий, который напоминает домашний арест, но не предполагает ношения электронного браслета.

Адвокат Дрожжиной Вера Асеева рассказала Business FM, почему возражала против избрания ее клиентке вообще какой-либо меры пресечения. Она считает, что в деле нет состава преступления, а совершенные Дрожжиной и Цивиным действия носили гражданско-правовой, а не уголовный характер.

«Эти договоры и доверенности, о которых все говорят, были проверены. По ним проведены экспертизы. Там все подписи натуральные, допрошен нотариус. Его руководством и профессиональным сообществом проверена законность его действий. Установлено, что он совершил нотариальные действия в соответствии с действующим законодательством в присутствии потерпевших. Они сами подписали генеральную доверенность и договор ренты», — подчеркнула Асеева.

Она отметила, что соглашения могут быть расторгнуты в любое время, а все имущество находится в залоге у Марии Баталовой. «Оно не выходило из ее собственности, она им распоряжается, и это все относится к гражданско-правовым, а не уголовным отношениям», — уверена адвокат. По ее словам, ни Дрожжина, ни Цивин не признали вину по предъявленному обвинению.

Интересно, что представитель потерпевших (ими были признаны Гитана Леонтенко и Мария Баталова) оставил вопрос об избрании меры пресечения фигурантам на усмотрение суда.

В итоге, взвесив доводы сторон, судья отклонила ходатайства следствия, избрав Дрожжиной и Цивину меру пресечения в виде запрета определенных действий до 18 декабря. Они обязаны своевременно являться по вызову следствия и суда, а также соблюдать определенные ограничения: без разрешения следователя обвиняемые не смогут общаться с участниками уголовного судопроизводства, за исключением адвокатов и членов следственной группы. Им запрещено отправлять и получать почтовую и телеграфную корреспонденцию.

Мягче, чем просил прокурор

Наложенные запреты оказались даже мягче, чем просил представитель прокуратуры, который предлагал запретить обвиняемым без разрешения следователя покидать пределы Дорогомиловского района, где они проживают, и не выходить из квартиры по ночам, посещая общественные места.

«Как вы скажете, так и буду делать. Я полностью в вашей власти», — прокомментировала решение судьи Наталия Дрожжина. Ее адвокат, комментируя Business FM решение суда, сказала, что ее клиентка-пенсионерка и так не планировала нарушать указ мэра Москвы о запрете покидать без необходимости жилье в период пандемии.

Асеева выразила надежду, что следствие разберется в ситуации, отметив, что, хотя СКР заявил о пропаже у родных Баталова «крупной денежной суммы», следствие ее пока не конкретизировало. При этом в «арестных» материалах ее даже не упомянули. «Думаю, что следователи с этим еще разберутся, поскольку были произведены разные траты. Например, имели место юридические издержки по спору вокруг дачи Баталова (в Переделкино. — Business FM) и другие. Поэтому заявления по этому поводу преждевременны», — полагает адвокат.

Она добавила, что как адвокат, занимающий принципиальную позицию по делу, она советовала бы обжаловать своей клиентке решение суда. Однако Наталия Дрожжина, проведя две ночи в ИВС на Петровке, довольна тем, что осталась на свободе с минимальными ограничениями. «Поэтому оспаривать или нет это решение, мы еще подумаем», — сказала Асеева.

Адвокат Цивина Валентина Морозова не возражала против избрания ее клиенту запрета определенных действий. Она также пока не знает, будет ли подавать апелляцию. Сам Михаил Цивин ранее утверждал в интервью «КП», что наследникам Баталова после смерти артиста, помимо недвижимости, достались 500 тысяч долларов, которые лежат на счетах в разных банках.

Издание высказывало предположение о том, что вдова с помощью заключения договора ренты хотела уберечь наследство мужа от дележки со стороны многочисленных родственников, в частности от возможных притязаний старшей дочери мужа Надежды, с которой актер при жизни не общался.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию