16+
Четверг, 21 января 2021
  • BRENT $ 55.90 / ₽ 4116
  • RTS1465.92
29 ноября 2020, 23:54 Политика

Можно ли говорить о преодолении политического кризиса в Белоруссии? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Целый ряд последних заявлений Лукашенко на тему конституции и будущих политических изменений можно рассматривать как откат назад. В любом случае Александр Григорьевич постарается сделать все, чтобы не повторить ошибок лета нынешнего года, уверен политолог

Георгий Бовт
Георгий Бовт Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

На днях белорусский лидер Александр Лукашенко побывал в 6-й клинической больнице Минска, где сделал целый ряд политических заявлений. Он, в частности, сказал, что это мероприятие открывает серию визитов в учреждения здравоохранения по всей стране. Сделал Лукашенко и несколько заявлений, которые отчасти проясняют его позицию по будущей конституционной реформе. Можно ли говорить о преодолении политического кризиса в Белоруссии?

В ходе посещения «красной зоны» в минской больнице Александр Лукашенко показывал, что ему не страшны ни коронавирус, ни оппозиция в равной мере. Мерами индивидуальной защиты он практически пренебрегал, лишь в самый последний момент, уже в больничной палате, надвинул на лицо маску. Перчатки надевать не стал. Присев на край кровати бессловесного пациента, лежавшего на животе, он положил президентскую руку ему на спину. И в такой позе обратился к общественности.

С соседней койки задорным рассуждениям Лукашенко о бесполезности всяких забастовок и надобности всем усердно работать активно поддакивал другой пациент, который был не в пример активнее своего соседа по палате. Это создавало впечатление постановочности сюжета и того, что данного бодрого пациента просто «подложили».

Александр Григорьевич, видимо, говорил правду, когда рассказывал еще летом, что переболел коронавирусом в легкой форме. Стало быть, у него должны быть антитела. Но дает ли ему это право вести себя, как «маленький Трамп», который известен своим пренебрежением к мерам социального дистанцирования? Вопрос риторический. Так или иначе, но сейчас президент Белоруссии выглядит гораздо более уверенным не только в своем здоровье, но и в политическом будущем. На фоне явного спада протестной активности и по численности, и по накалу, можно говорить о том, что инициатива полностью перешла к нему.

И он не отказывает себе в удовольствии лишний раз потроллить белорусскую оппозицию, рассказывая, как спецслужбы перехватили очередной разговор, где Тихановская говорит, что она ничего не решает. И уж точно эта часть оппозиции не рассматривается Лукашенко как достойный собеседник на тему будущих изменений конституции, которые он обещал ранее с целью урезать президентские полномочия.

Целый ряд последних заявлений Лукашенко на тему конституции и будущих политических изменений, впрочем, можно рассматривать как определенный откат назад. Ранее он обещал, например, провести внеочередные выборы после принятия новой конституции. Потом уточнил, что и старый основной закон «ломать не надо», и все изменения по передаче полномочий от президента парламенту можно провести в его рамках. Теперь он вновь повторяет, что не будет занимать пост главы государства после принятия новой конституции. А вот тема внеочередных выборов уже не звучит. При этом Лукашенко добавляет, что «незнакомому президенту конституцию отдавать нельзя». Таким образом, он явно намерен полностью контролировать политический транзит.

И когда он говорит, что с новой конституцией лично он не будет работать президентом, то это вовсе не означает, что он полностью отойдет от дел. Скорее всего, постарается и дальше присматривать и «подруливать», но уже в новом качестве. И далеко не факт, что в этом новом качестве его полномочия и неформальные возможности будут существенно меньше, чем теперь. Тем более что одним из основных гарантов белорусского политического транзита выступит Москва. И было бы странно после того, как она столь сильно «вложилась» в поддержку Лукашенко во время нынешнего кризиса, если бы будущая конфигурация белорусской власти не была бы ею сертифицирована в той или иной форме, в том числе в части конкретных персоналий. Пока на постсоветском пространстве есть только один удачный пример такого «подруливания» — в Казахстане, больше нигде.

Что касается конкретных параметров конституционной реформы по-лукашенковски, а также временных рамок ее проведения, то тут пока полная неопределенность. Ранее он предлагал провести «общенациональную дискуссию» по новой конституции в ближайшие пять лет. Но кто знает, что будет через пять лет? Это как раз охватывает весь новый президентский срок и снимает вопрос о досрочных выборах.

В любом случае Александр Григорьевич постарается сделать все, чтобы не повторить ошибок лета нынешнего года, когда он отчасти выпустил ситуацию из-под контроля. Однако затем спохватился и попросил поддержки у Владимира Путина. А больше и не у кого.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию