16+
Среда, 27 января 2021
  • BRENT $ 56.17 / ₽ 4214
  • RTS1430.38
24 декабря 2020, 20:01 Компании

ПСБ: как только рынок начнет восстанавливаться, свободную нишу заполнят те, кто оказался сильнее либо осторожнее

Лента новостей

Что произошло с клиентской базой ПСБ и как она изменилась после ребрендинга? Какие задачи банк ставит перед собой на рынке розницы и с какими выводами завершает пандемийный год?

Фото: пресс-служба ПСБ

Константин Басманов, руководитель блока розницы и малого и среднего бизнеса ПСБ дал интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу.

В представлении большинства людей ПСБ — это силовые структуры, оборонные предприятия, но кроме того — розница, а также малый и средний бизнес. Что с клиентской базой, осталась ли от прежнего Промсвязьбанка или она изменилась вместе с изменением предназначения ПСБ?
Константин Басманов: В 2018 году банк действительно пережил второе рождение, поменялся акционер, им на 100% стала Российская Федерация, и была утверждена новая стратегия развития, внутри которой банку доверена основная функция, или особая роль: это сопровождение и обслуживание государственного оборонного заказа и предприятий, которые в нем участвуют. В тот период была дискуссия насчет того, должен ли банк развиваться по модели специализированного финансового института как универсальный банк. Было принято однозначное решение: он будет развиваться как универсальная финансовая институция с универсальной банковской лицензией, обслуживать все категории клиентов, не только ОПК, но и предприятия малого и среднего бизнеса, гражданский корпоративный бизнес, промышленность и физических лиц. Почему? Во-первых, потому, что предприятия ОПК — клиенты финансовых учреждений нуждаются в самых современных, конкурентоспособных услугах.

Вторая причина — это определенная контрцикличность гражданского бизнеса на балансе банка к бизнесу ОПК. Гособоронзаказ не развивается постоянно вверх — его то больше, то меньше, есть определенные циклы роста, сокращения. Чтобы банк был устойчив и мог использовать все инструменты фондирования, важно, чтобы у него была вторая нога — гражданская, которая живет по общеэкономическим правилам, зарабатывает прибыль, конкурентоспособна, демонстрирует те же показатели эффективности, что и у конкурентов.

Кажется, что автоматически клиентами розницы ПСБ становятся сотрудники МВД, служащие Минобороны и так далее, которые тоже через вас получают зарплату. Или это не так?
Константин Басманов: По сотрудникам предприятий, силовых ведомств никакого особого статуса или решения принято не было, это поле остается конкурентным на 100%. ПСБ предлагает свои услуги наравне со всеми остальными банками. Конкретный сотрудник оборонного предприятия либо силового ведомства самостоятельно выбирает, где обслуживать свою зарплату. Мы в первую очередь стараемся приходить к сотрудникам этих предприятий просто как более понятное для них финансовое учреждение, которое работает с ними как с корпорацией. Это скорее естественное конкурентное преимущество, которое наши коллеги реализовывали много лет и в сегменте ОПК, и в других рыночных отраслях.
Сейчас розничный банк — это отделение, платформа, приложение, и это, кстати, колоссальные инвестиции.
Константин Басманов: Банк исторически предлагал клиенту все формы дистанционного обслуживания: и физическим лицам, и предприятиям малого и среднего бизнеса. Эти инструменты развиваются, и это неизбежное проникновение технологий в жизнь, просто потому, что наши клиенты привыкают делать рутинные финансовые операции через приложение. Примерно 10% от нашего годового бюджета — это объем денег, который мы каждый год тратим на развитие приложений.
Если говорить об инфраструктуре — приложениях, выпуске карт, банкоматах, отделениях — все-таки без них тоже пока никак, это оправдывает себя?
Константин Басманов: У нас количество отделений и объем инвестиций пропорционально соответствуют тому количеству клиентов и объему операций, которые мы с ними проводим. У нас, безусловно, нет десятка тысяч отделений против десятков миллионов клиентов — у нас их несколько сотен, этого достаточно. Мы больше инвестируем в технологические приложения и основные каналы обслуживания и привлечения клиентов. Мы сейчас открываем меньше отделений каждый год, это не является масштабным направлением наших инвестиций — мы это делаем точечно для повышения эффективности и идем вслед за нашим основным клиентским сегментом, то есть ближе к предприятиям, ближе к местам несения службы.
Что касается малого и среднего бизнеса, они, как правило, находятся за периметром ваших профильных отраслей оборонно-промышленного комплекса. А из каких сфер он вообще и почему он выбирает вас, ведь предложений много?
Константин Басманов: Банк всегда был достаточно крупным на рынке малого и среднего бизнеса, мы были пятым игроком по кредитованию этого сегмента, по количеству клиентов, по темпам прироста активной клиентской базы. У нас современный круг продуктов и технологий, удобный интернет-банк, это, в общем, то, почему банк выбирают предприятия. Мы присутствуем в 53 основных субъектах Федерации, уже лет семь или восемь специализируемся на обслуживании малого и среднего бизнеса, поэтому это не какой-то новый сегмент или новый рынок, где нас не знали. Просто появление сейчас государственного статуса и дополнительных возможностей позволило более активно конкурировать за клиентов. Есть технологические наработки, связанные с дистанционным кредитованием, онлайн-кредитованием клиентов, дистанционным обслуживанием, которое в период, когда правительству потребовалось широко развернуть антикризисные меры поддержки, нам позволило стать одним из проводников этих антикризисных мер и сделать это технологично.
Теперь об уходящем 2020-м, пандемии как таковой. Судя по тому, что вы рассказываете, в основном ваши отрасли и клиенты сильно не пострадали?
Константин Басманов: Банк, кредитуя малый и средний бизнес, ориентировался на отрасль торговли и на производственные компании, на участников госзаказа — это всевозможные участники тендеров на муниципальном, на региональном, федеральном уровнях, поставщики крупных компаний гражданских отраслей. Их ковидные потрясения действительно затронули в меньшей степени.
Предприятия ОПК даже весной работали, их не закрывали.
Константин Басманов: Да, но на рассчетно-кассовом обслуживании у нас находилось много компаний из сферы услуг, которые просто не кредитовались и использовали нас как расчетный банк. И мы, конечно, видим динамику расчетных операций, объем эквайринговой выручки, которая по их счетам проходила во втором-третьем кварталах. Конечно, первый квартал, доковидный, был очень впечатляющим с точки зрения темпов роста этого сегмента, он очень быстро развивался. Второй квартал был холодным душем, когда все просто остановилось и упало. Было хорошее оживление в августе, отчасти связанное с потоком внутренних туристов. Была надежда на четвертый квартал у всех: и у предпринимателей, и у банков, и у общественных организаций. Но вторая волна всех, видите, подкосила.
Торговля, сфера услуг — кстати, рестораны и бары вы не упоминали, видимо, все-таки не ваш профиль?
Константин Басманов: Они были не самой нашей активной клиентской базой, но на фоне антикризисных мер поддержки какое-то количество и ресторанных сетей, и кафе стали нашими клиентами. И зоопарки, и библиотеки, и драмтеатры — это для нас новая клиентская база, которую мы привлекли именно в рамках доведения до них мер государственной поддержки. Конечно, речь не идет о том, что сейчас период успешного зарабатывания денег в этих отраслях — сейчас период выживания. Понятно, выживают те, у кого был запас прочности больше, кто был более успешен, меньше рисковал. Те, кто рисковал больше, был менее успешен, наверное, не переживут. Как только рынок начнет восстанавливаться, люди опять будут ходить на мероприятия, в кино и рестораны, на рынке возникнет свободная ниша, она будет заполнена теми, кто выжил, кто оказался сильнее либо осторожнее. Рынок возобновит свое восстановление и рост. Так было и в предыдущей пандемии 100 лет назад. Тогда миру потребовалось несколько лет, чтобы население планеты вернулось к привычной модели потребления. Сейчас, с учетом общей глобализации, более высокого медицинского сервиса, наверное, это быстрее произойдет.

Сейчас начался официальный этап мониторинга, когда компании, организации, бизнес, которые взяли кредит на восстановление, должны отчитываться, сохранили ли они штат. Если они сохранили, хорошо, после 1 февраля государство будет просто полностью гасить этот кредит банку, проблем нет. Если не сохранили, то государство не будет гасить этот кредит, а разорившиеся должны будут платить банку, причем по ставке, которая была весной, 15% — это в лучшем случае. Интересен взгляд банкира. Во-первых, что мониторинг показывает, много ли будет таких жертв, а во-вторых, чем они заплатят, там же все равно банкротство? И кто этот риск банкротства возьмет на себя — государство или банк?

В ответе на этот вопрос будет много сослагательного наклонения, потому что ситуация будет меняться в динамике, и между датами 1 ноября и 1 декабря, 1 января и 1 февраля будет большая разница. Когда мы присоединились к этой антикризисной программе, пессимистично и консервативно предполагали, что пятая часть предпринимателей не доживет до периода мониторинга в формате сохранения 80% численности и более. На 1 ноября и 1 декабря эта цифра была не больше 6%.

Речь о тех, кто уже сошел с дистанции?
Константин Басманов: О тех, кто, по нашей оценке, формально сошел с выполнения обязательных ковенант. Есть технические моменты, связанные с обновлением информации на блокчейн-платформе ФНС, поскольку информация о численности поступает из пенсионного фонда. Есть определенный период, когда предприятия предоставляют информацию о численности в Пенсионный фонд в рамках отчетности по социальным взносам, они имеют право корректировать на законных основаниях эту численность, если взносов уплатили больше по факту. Поэтому цифра немного плавает, уточняется. 6% — это, с одной стороны, в три раза оптимистичнее, чем мы рассчитывали в начале этой программы, с другой стороны, и эта цифра в реальности чуть меньше, потому что предприниматели дополняют информацию, сдавая свежую отчетность в Пенсионный фонд, и обновляется информация на блокчейн-платформе ФНС.
Кто будет платить за тех, кто не справился?
Константин Басманов: По этим кредитам у банка есть поручительство от ВЭБ.РФ на 85% от суммы кредитов, которые не будут возвращены, что, однако, не снимает обязательств с предпринимателей эти кредиты возмещать. 15% — наш риск, раз, и мы должны его покрывать через мероприятия по взысканию. Второе: у нас как у учреждения, получившего возмещение от ВЭБ.РФ по поручительству на 85%, возникнут обязательства агента по сбору задолженности в пользу уже ВЭБ.РФ. Поэтому все равно это будет процедура, связанная со взысканием какого-то долга.
Что было с частными клиентами ПСБ?
Константин Басманов: Поскольку у нас основной зарплатный профиль клиентов — сотрудники крупных компаний и государственные служащие в разном формате, их денежное довольствие или денежное содержание в этом году не ухудшалось. По объемам зачисляемой зарплаты мы не видим какого-то существенного снижения, их платежеспособность тоже кардинальным образом не менялась. Мы сравнивали с коллегами — у нас существенно меньше процент обращений за вынужденной реструктуризацией что по ипотеке, что по необеспеченным кредитам, меньше, чем мы прогнозировали, меньше, чем мы видим у коллег. Второе, безусловно, — феномен роста ипотеки, в котором банк тоже активно участвовал. Наш ипотечный портфель значительно вырос в этом году — почти в два раза. Такой феномен уже многократно описан в прессе, он связан с сочетанием нескольких факторов: это исторически низкие ставки по депозитам, это рост цен в свою очередь на недвижимость, потому что спрос превысил предложение, и третий фактор — девальвация рубля. Эти три фактора подтолкнули людей снимать деньги с низкодоходных депозитов и вкладывать в растущую недвижимость на фоне исторически низких ипотечных ставок. Общий объем средств физических лиц у нас не уменьшился, но было действительно существенное перераспределение срочных депозитов в сторону текущих счетов и финансовых инвестиционных продуктов.
Напоследок — о целях ПСБ на рынке розницы. В чем сейчас основное поле конкуренции? Еще недавно отчетливо была видна конкуренция в депозитных ставках. Депозитные ставки сжались и вряд ли они перейдут в какое-то другое поле. На каких площадках банки сейчас будут бороться за физлиц?
Константин Басманов: Если говорить о том, куда мы направим активные усилия по привлечению клиентов, в ближайшие два года, конечно, это сотрудники предприятий, которые мы кредитуем. Это преимущественно предприятия оборонно-промышленного комплекса, компании малого и среднего бизнеса и отчасти гражданского корпоративного бизнеса. Мы считаем, что эта клиентская база в течение двух лет должна удвоиться, для нас это существенный рост и объемов операций, и объемов розничного бизнеса, и шанс окупить все инвестиции, которые делаются в высокие технологии. С точки зрения того, где поле конкуренции сейчас, — инвестиции в кредиты и технологии, в кредитные маркетинг-продукты. Это важное направление конкуренции за клиентов, за их лояльность. Вторая история — это борьба за инвестиционно-сберегательные стратегии клиентов, там, где вы можете зарабатывать не только маржу на срочном депозите, но и на комиссии за управление или за инвестиционные консультации, за советы, участвовать в инвестиционном успехе клиента. И третье — daily banking. Это всевозможные программы, транзакционные активности клиентов, где задействован и кешбэк, и уровень сервиса, и юзабилити приложений, и уникальные предложения с торговыми партнерами. Все вместе это позволяет вам выигрывать внимание клиентов с точки зрения ежедневных трат. Вот три направления, где основная конкуренция будет разворачиваться.
Это для физических лиц, а для малого и среднего бизнеса?
Константин Басманов: Ну, чем-то похожи, может быть, с меньшим акцентом на инвестиционно-сберегательную историю, с большим акцентом на кредитование и инвестирование, на вопросы, связанные с ростом. Я думаю, что аппетит предпринимателей к тому, чтобы привлекать оборотное финансирование или пробовать свои силы в инвестировании кредитных денег в развитие, будет приближаться к уровню развитых экономик, где до 40% предпринимателей имеют кредитную историю.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию