16+
Вторник, 9 марта 2021
  • BRENT $ 70.83 / ₽ 5256
  • RTS1447.46
25 января 2021, 02:07 Политика

Какие уроки следуют из событий 23 января? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Можно предвидеть появление в ближайшее время большого числа не только административных, но и уголовных дел, считает политолог. Но для стабильного функционирования системы нужен механизм «выпуска пара», отмечает он. Однако действующее сегодня законодательство сводит возможности легального протеста к минимуму

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что глава государства Владимир Путин пользуется поддержкой значительно большего числа людей, чем собирают несогласованные акции протеста. Об этом он сказал в интервью для программы «Москва. Кремль. Путин». «Вот сейчас будут многие говорить, что на незаконные акции вышло много людей. Нет, вышло мало людей, много людей голосуют за Путина», — говорит Песков. Также он заявил, что публикации посольства США в Москве о несогласованных акциях являются косвенным вмешательством во внутренние дела России. По итогам протестных акций, прошедших в разных городах России, задержаны примерно 3,6 тысячи человек. Каковы будут последствия?

Реакция западных стран, выступивших с дежурными осуждениями действий сил правопорядка в субботу, была предсказуема. Однако в этот раз они выглядят менее адекватными, и российское общество обращает на них еще меньше внимания. Особенно после недавних подавлений протестов в тех же США. Как говорится, уже не им нас учить.

В этой связи столь же неадекватными могут стать попытки провластных пропагандистов объяснить протест «происками заграницы». Этот тезис явно устарел, затаскан и уже не «продается» так же успешно, как раньше. Хотя попытки его «продать» будут продолжаться, отвлекая от куда более насущной задачи — создания конструктивной повестки в противовес протестному движению, которая хотя бы отчасти реагировала на те предполагаемые внутренние причины, которые за ним стоят. Начиная с признания того, что такие причины имеют место быть.

Нынешние протесты обращают на себя внимание более широкой географией. Их, конечно, нельзя назвать столь же массовыми, как недавно прошедшие в Белоруссии. Однако они охватили более сотни российских городов. Местами случились относительно жесткие стычки с полицией. Некоторых особо горячих не останавливают даже ужесточенные законы и недавние показательные приговоры, карающие за сопротивление полиции.

Можно предвидеть появление в ближайшее время большого числа не только административных, но и уголовных дел против особо буйных протестовавших, которые завершатся суровыми приговорами. Будет задействована вся мощь системы распознавания лиц, идентификация нарушителей закона по соцсетям и отслеженным коммуникациям по мобильной сети. С одной стороны, это призвано будет напомнить организаторам будущих подобных акций о неизбежной ответственности. С другой — угрожает дополнить политическую повестку новыми потенциально конфликтными ситуациями.

Для стабильного функционирования любой сложной системы нужен некий механизм относительно безопасного выпуска пара. Однако действующее сегодня законодательство сводит возможности легального протеста к минимуму. Тем сильнее будет акцент на способности правоохранительных структур контролировать заведомо несогласованные акции так, чтобы не сорваться в беспредельную «полицейщину», которой могут не выдержать уже сами ныне пока стройные ряды силовиков. По итогам протестов 23 января можно сказать, что в подавляющем большинстве регионов удалось обойтись без «силовых эксцессов».

Что касается организаторов протестов, то они показали, что обладают определенными «сетевыми технологиями», и грозятся превратить такие акции в регулярные. Само по себе это не является смертельной угрозой режиму. Опыт как Белоруссии, так и Хабаровска показал, что всякий протест, не обладающий наступательной тактикой, внятной программой действий, довольно быстро выдыхается. Особенно в отсутствие харизматичных лидеров, лидерство которых не подвергается сомнению протестующими ни с какой стороны, в том числе с моральной.

В то же время налицо пока явный дефицит конструктивной повестки и простых, внятных лозунгов со стороны сторонников власти, коих действительно немало, в чем тот же Песков прав. Если не сторонников власти в полном смысле этого слова, то сторонников существующего в стране порядка вещей. Они никак не мобилизованы, а скорее демобилизованы, а многочисленные партийно-политические структуры, имея щедрое финансирование, пока показывают скорее свою беспомощность, в том числе идейно-организационную, в попытках противопоставить хоть что-то становящемуся все более агрессивным меньшинству, за которым пока не просматривается никакого другого лозунга, кроме «Долой!».

Прежде всего сторонники политической стабильности должны сформулировать свой понятный людям ответ на два важнейших вызова, перед которыми стоит страна. Это запрос на социальную и судебно-правовую справедливость и не менее сильный запрос на борьбу с коррупцией. Прежде всего с высокопоставленной коррупцией. Пока это не будет сделано, относительно малочисленные противники режима будут пытаться и дальше раскачивать ситуацию. И с каждым разом им придется противопоставлять все более серьезные силовые ресурсы. Которые могут оказаться небесконечными.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию